Татьяна Навка: «У моих дочек сильный характер»

Олимпийская чемпионка — о воспитании детей и новогодних праздниках.

Татьяна Навка: «У моих дочек сильный характер»
Татьяна Навка. Фото: личный архив

В декабре Татьяна Навка готовит новогодние подарки не только семье. У знаменитой фигуристки — премьера ледового спектакля «Лебединое озеро». «Телепрограмма» поговорила с олимпийской чемпионкой о празднике в семье и на льду.

— Татьяна, что попросила у Деда Мороза ваша младшая дочь?

— Моя Надя, слава богу, не много хочет. Ей достаточно кукол LOL и еще каких-нибудь игрушек. Несмотря на то что дочь уже ходит в школу, игрушки ей по-прежнему важны, чему я несказанно рада. Детство должно быть детством, повзрослеть она успеет всегда.

— Как будете отмечать Новый год?

— Новый год — один из моих любимых праздников. Елку мы нарядили в ноябре. Почему так рано? Потому что, боюсь, больше времени не будет. А убираем ее как можно позже — мне хочется, чтобы елка дома стояла как можно дольше. У нас 31 декабря спектакль, зато 1 января — всегда выходной, который я полностью посвящаю семье.

Никакие мероприятия и светские рауты не заменят куранты, обращение президента по телевизору, шампанское, оливье и салют. Обожаю, когда все собираются за большим столом, говорят тосты, поют песни и дарят подарки. Традиция не оригинальная, но от этого ничуть не менее любимая и важная для меня.

«Переодеваюсь за 40 секунд»

Татьяна Навка. Фото: Chopard

— По традиции в конце года у вас премьера — в этот раз балета на льду «Лебединое озеро». В чем особенности проведения новогоднего шоу сейчас, когда коронавирус мы еще не победили?

— У меня в команде и в семье все с прививками. Вспоминать о том, как я болела коронавирусом, мне не хотелось бы — все это было крайне неприятно и страшно. Эти же эмоции испытываешь, когда читаешь печальные новости, статистику о жертвах ковида. К счастью, сегодня все большее количество людей выбирают вакцинацию.

Ковид ведь особенно опасен как раз из-за людей, живущих по принципу «все привились, а значит, мне уже и не надо». Конечно, вместе с пандемией из нашей жизни ушла стабильность. Мы учимся жить в состоянии повышенной тревожности и неопределенности, когда от выхода на лед нас отделяет еще и тест на коронавирус.

Готова заверить, что на наших спектаклях будут соблюдаться все действующие требования Роспотребнадзора. Здоровье гостей и фигуристов — для нас в приоритете. В общем, приходите! Не зря же говорят, что положительные эмоции — лучшая профилактика от всех болезней.

— Почему «Лебединое озеро»? Хотите новыми формами привлечь аудиторию к классике? Правильно я понимаю?

— Не совсем так. Мы не ставим цели конкурировать с балетом. В этом прелесть спектакля на льду. Это гибкий формат, заимствующий и переосмысливающий лучшее из других жанров. Мы можем апеллировать сразу к нескольким аудиториям одновременно, выходить за рамки традиционных либретто: по-настоящему летать, перевоплощаться, исчезать и так далее.

И добиваемся мы этого не только за счет своей физической подготовки, но и благодаря технологиям, cветовым решениям, сценографии, костюмам. Так получается сказка наяву. Мои шоу рассчитаны на зрителя с любым уровнем подготовки.

Татьяна Навка и Петр Чернышев на ледовых гастролях в Арабских Эмиратах. Декабрь. 2021 год. Фото: пресс-служба Татьяны Навки

— У вас впечатляющие костюмы — камни, кружева, ручная работа…

— Создание костюмов — это отдельная вселенная. Нюансов достаточно. Например, многие образы делаются из более тяжелых тканей, чтобы придать дополнительную плавность движениям фигуристов. Специально костюмы никто не взвешивал, но по ощущениям — не меньше нескольких килограммов. Прибавляют веса полетные пояса, ремни и всевозможные приборы. В шоу около 80 костюмов, работа над ними продолжалась два года. Мне кажется, что люди, придя на «Лебединое озеро», окажутся в атмосфере Большого театра или театра Ла Скала. Все наряды дорогие в производстве, сложные технологически — они адаптированы для фигурного катания, прыжков и полетов.

— Как быстро вы переодеваетесь во время спектакля?

— 40 секунд переодевания с коньками.

— Ваш партнер на льду во всех постановках — Петр Чернышев. Почему именно он? Говорят, он очень похудел за время репетиций.

— В танцах на льду роль партнера невероятно велика, он должен быть стабильной основой, техническим лидером. Девушка должна чувствовать себя за ним как за каменной стеной во всех смыслах слова. Петр — творческий человек, безумно преданный. С ним очень легко в работе. И он настоящий друг. За весом Петра не слежу, в данном случае мой вес для него куда важнее.

«У меня украли все вещи»

С дочерьми — 21-летней Александрой Жулиной и 7-летней Надеждой Песковой. Фото: личный архив

— Насколько сложная роль в спектакле у вашей младшей дочери? Надя катается все 20 спектаклей? Как ребенок относится к этим выступлениям?

— Надя предстанет в роли маленькой Одетты. Роль небольшая, я не нагружаю зрителей своими детьми. Но выступать на двух шоу в день — слишком сильная нагрузка для первоклассницы. Мы готовим еще одну девочку для второго состава. Я не гонюсь за какими-то рекордами, для меня самое главное — это психика дочери, хотя выступать Наде очень нравится.

Дочь сама знает, когда у нее репетиция; следит за тем, во сколько ей выходить на лед; с удовольствием зашнуровывает коньки и даже подсказывает костюмерам, как застегивать костюм. Надя охотно вникает во все процессы, чувствует себя полноценным членом команды. Можно сказать, что ради наших спектаклей она и пришла в фигурное катание. У нее природный артистизм и трудолюбие, смотрю на нее и узнаю себя маленькую.

— Недавно Надю засудили на соревнованиях по фигурному катанию. Баллы снизили из-за платья и музыки. Платье — копия платья олимпийской чемпионки Алины Загитовой, а музыка — из вашего нового шоу. Поменяете после этого программу?

— Надя действительно исполняла «Лебединое озеро» в костюме Алины. На вопрос, почему за артистизм такие низкие оценки (за технику были еще более-менее нормальные), судьи ответили, что им не понравилась музыка, так как это реклама шоу Татьяны Навки, а костюм Наде не идет. Надя — фанатка Алины Загитовой, которая именно в этом платье выиграла Олимпиаду. Причем до этого дочь уже выходила на соревнования в копии моего костюма Кармен, но тогда никаких вопросов не было. В общем, субъективный у нас вид спорта.

Я была за то, чтобы продолжать выступать в этом образе. Но тренер Нади приняла решение поменять музыку и наряд. Я в это не вмешиваюсь: есть мама, а есть тренер. Когда я дома пытаюсь Наде что-то подсказать — например, что ручку нужно повыше держать, дочь говорит: «Мама, мне тренер сказала делать вот так. Не вмешивайся в мой рабочий процесс». Возвращаясь к теме костюма, я уверена, что Надя вырастет, снова выйдет в этом платье и выиграет.

— Как вы объясняете Наде подобные ситуации, разговариваете на эти темы?

— Все проблемы надо прорабатывать. Я объясняю Наде, что нужно быть на голову выше. Именно это я имею в виду, когда говорю, что спорт воспитывает характер с детства. Любой фигурист сталкивался с несправедливым судейством, просто особенно больно видеть, когда засуживают твоего семилетнего ребенка, который вложил столько труда в выступление.

Я сама прошла через многое. Например, однажды меня как одну из лучших фигуристок секции выбрали для поездки на соревнования в Москву. За два дня до отъезда в раздевалке у меня украли коньки и все вещи. Но мир не без добрых людей. Мой бывший тренер застал меня в отчаянии и успокоил: «Таня, не плачь, все будет хорошо!» Он нашел для меня коньки, и в итоге меня не просто взяли в Москву, но еще и одну из всей группы оставили там.

— За Надю публично заступились сестры: и Саша Жулина, и Лиза Пескова. Девочки общаются? Есть у вас семейный чат в социальных сетях, какие вопросы вы там обычно обсуждаете?

— Общего чата нет, но все друг с другом всегда на связи. Самое главное — это любовь. Она все скрепляет и всех объединяет.

— У Нади есть уже серьезные цели в фигурном катании? Может, стать, как мама, олимпийской чемпионкой?

— У дочери есть занятия музыкой, китайским, английским — это ее работа. Но фигурное катание — пока фаворит. Надя наслаждается им, и это самое главное. Занимается в группе, ездит на сборы. Я даю ей возможность себя реализовать. В свое время такую возможность мне дали мои родители, за что я им безмерно благодарна. Стать профессиональной спортсменкой у нее вполне может получиться. Надя безумно артистичная, харизматичная, гибкая, и характер у нее сильный.

Она любит быть лидером. Все данные для того, чтобы стать настоящей фигуристкой, есть. Хочу ли я этого? Не знаю. Если бы она всерьез задалась целью стать олимпийской чемпионкой, я бы ее поддержала. Обязательно нужно верить в детей, давать им возможность себя проявить. На самом деле дети куда выносливее, чем кажутся. Это я по себе знаю. Помню, как вставала в 5.30 утра, чтобы успеть на шестичасовой автобус. Мне тогда было 10 лет, и ехала я через весь город на тренировку. Уставала, но быстро восстанавливалась и шла дальше к цели. И сейчас, глядя на Надюшу, я узнаю в ней себя.

Бужу ее рано утром, а она куксится, не хочет вставать… Но открывает глаза и говорит: «Мне надо идти». То есть человек с детства воспитан с чувством ответственности. И я уверена, что эта привычка будет с ней всю жизнь, чем бы она ни занималась. Конечно, родителям психологически непросто. С одной стороны, наблюдать, как дети пашут, — это гордость, а с другой — иногда просто невыносимо видеть эти муки. Только став матерью, я поняла, через что прошли мои родители вместе со мной.

«Я поддержала дочь финансово»

— Ваша старшая дочь Саша уже совсем взрослая. Она занята учебой?

— Саше 21 год, она учится на четвертом курсе в МГИМО, на факультете МЭО (международные экономические отношения), и совсем недавно открыла свой бизнес. Дочь сама разработала концепцию и идею проекта. Мы арендовали точку в «Депо» (популярный столичный фуд-молл. — Прим. авт.) — корнер «Bô» c фокусом на Bubble Tea (чай с полезными добавками. — Прим. авт.) — это очень популярный за границей напиток, о котором в нашей стране пока мало кто знает. Конечно же, на начальном этапе я поддержала Сашу финансово. Как только проект выйдет на самоокупаемость, то все мои инвестиции в проект Саша мне возместит — как настоящий предприниматель.

Саша пока живет с нами, но она очень самостоятельная и независимая, так что у меня нет никаких сомнений, что и вдали от родителей она прекрасно справится с хозяйством и другими домашними делами. Другое дело, что я, конечно, буду по ней скучать, она ведь мне не просто дочь, но и подруга.

— По каким вопросам теперь уже вы советуетесь с дочерью?

— Мы обсуждаем любые темы — от одежды до любви. Я чаще всего советуюсь с Сашей по поводу всяких гаджетов и новых слов. Именно Саша в свое время открыла для меня «Инстаграм». Большой плюс от общения с детьми — возможность оставаться в тренде, узнавать, куда движется прогресс, как развивается язык и т. д.

— Как в пандемию изменилось ваше времяпровождение с семьей?

— Во время пандемии, периодов самоизоляции вся семья была в сборе. Муж возвращался с работы домой раньше обычного. Мы вместе с детьми готовили, гуляли, смотрели фильмы, читали. Это время, которое еще больше объединило нашу семью. Мне кажется, что для многих этот период стал проверкой на прочность отношений: были семьи, где благодаря внешним сложностям люди сплотились, а были и те, в которых пандемия вскрыла проблемы.

Смотрите также

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале.