«Загугли звезду»: Екатерина Боброва – о «Ледниковом периоде», допинге, Евгении Медведевой, Дмитрии Соловьеве и личной жизни

Фигуристка стала гостьей проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

«Загугли звезду»: Екатерина Боброва – о «Ледниковом периоде», допинге, Евгении Медведевой, Дмитрии Соловьеве и личной жизни
Екатерина Боброва. Фото: Global Look Press

Участники шоу «Ледниковый период» Екатерина Боброва и Макар Запорожский каждый раз удивляют судей и зрителей неожиданными номерами. Одно из самых ярких выступлений артистов – это катание в образах горбуна Квазимодо и цыганки Эсмеральды.

Сама Екатерина похожа на героиню Виктора Гюго своим темпераментом, страстностью, чувственностью и, безусловно, силой духа. Фигуристку не сломило даже несправедливое отстранение от профессии после скандального обвинения в употреблении допинга.

Что помогло ей пережить тот непростой период? Как Екатерина Боброва подружилась с Евгенией Медведевой? И какие качества олимпийская чемпионка ценит в своем муже?

На эти и другие вопросы Екатерина Боброва ответила в рамках проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

«Здравствуйте. Меня зовут Екатерина Боброва. Я олимпийская чемпионка по фигурному катанию и заслуженный мастер спорта России. Родилась в Москве, на коньки встала в четыре года», — начинает разговор Екатерина.

Екатерина Боброва. Фото:
Екатерина Боброва. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Как это произошло?

— Сама напросилась. С самого детства я соперничала со старшей сестрой. Считала, что все, что есть у нее, должно быть и у меня. Так произошло и с фигурным катанием.

Когда сестра начала заниматься этим видом спорта, я подошла к маме и спросила: «А почему сестра занимается, а я нет?» Это случилось, когда мне было три года. Поначалу мама отказывалась отдать меня в этот спорт. Но в четыре года я все-таки добилась своего. Вот так я и попала в фигурное катание.

— С чем еще было связано ваше детство?

Абсолютно с фигурным катанием. У меня было две тренировки в день. Сначала садик между тренировками, а потом и школа. В 10-11 лет я ушла из гимназии, где училась, в спортивную спецшколу. И там тоже были только одни тренировки. Но спорт — моя жизнь.

Существует мнение, что у спортсменов нет детства, но у меня оно было. Это и поездки с палатками, и песни под гитару у костра, а на выходные мы уезжали на дачу. Веселые времена! И родители всегда пытались найти баланс между тренировками, школой, дополнительными занятиями дома и при этом следили за тем, чтобы у меня всегда оставалось возможность погулять во дворе. Потому что осознание того, что твои сверстники играют, а тебе нужно заниматься, — это очень тяжело.

— А случилась ли у вас школьная любовь?

— Нет. Да я и в школе то практически не бывала, занималась домашним обучением…

— Такая жизнь для ребенка – это норма?

Знаете, я не назову это лишениями. Может быть, мы меньше играем во дворе, но перед нами открывается много классных перспектив. С самого детства мы начинаем разъезжать по миру, зарабатываем деньги, учим разные языки, причем занимаемся непосредственно с носителем языка, общаемся со спортсменами из других стран.

Плюсов очень много. У нас закаляется характер, спортсмены сами по себе намного раньше начинают взрослеть.

У нас есть график. Это очень удобно — когда ты знаешь, во сколько встать, когда тренировка, что ты должен прийти на нее вовремя. Тренер говорит тебе, что делать. Нет ответственности за свою жизнь, потому что ты живешь по этому спортивному графику.

Екатерина Боброва. Фото:
Екатерина Боброва. Фото: Александр Шпаковский/ КП

— Расскажите, пожалуйста, о своих родителях.

— Папа — Бобров Александр Петрович, мама — Наталья Николаевна Боброва. Они не были суперпрофессиональными спортсменами. Мама занималась легкой атлетикой, бегала за сборную СССР, но не добилась высоких результатов.

Папа занимался лыжами, но на уровне студенческих соревнований. Сейчас мы вместе бегаем, в том числе и участвуем в соревнованиях «Лыжня России». Конечно, если есть возможность, поскольку у нас с сестрой очень плотные графики. Но десять километров на лыжах — это святое.

Мы любим активный образ жизни. А если не касаться темы спорта, папа у меня — кандидат технических наук, мама — педагог с 35-летним стажем.

— Как вы познакомились с вашим постоянным партнером на льду Дмитрием Соловьевым?

— С Димой мы знакомы еще до нашего партнерства. Мы катались в одиночном катании в одной группе и знали друг друга с детства — с шести-семи лет. Потом наши пути разошлись, потому что я поменяла тренера и ушла в одну группу, он — в другую. Дима получил травму головы и закончил со спортом. А я перешла в танцы. И когда тренер сказал моей маме, что мне нужно искать партнера, она подумала про Диму. Потому что доктор запретил Диме прыгать многооборотные прыжки. Но кататься он мог.

Моя мама созвонилась с его мамой и спросила, не хочет ли он попробовать себя в танцах. Сначала Дима сильно сопротивлялся, мол, как, что такое — держать девочку за руку, но в итоге мама его уговорила. Сказала: «Сходи попробуй. Одна тренировка ничего не решит». Дима согласился прийти на одно занятие, влюбился в одну девочку из группы и остался. А уже через месяц нас поставили в пару. И с тех пор мы никогда не расставались. А наш союз длится уже двадцать первый год.

Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев. Фото:
Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Как менялось отношение друг к другу за эти годы?

В детстве, лет в 10-11, очень много ссорились, дрались, могли ущипнуть друг друга. Это были непростые отношения. Доходило до того, что я приходила домой, бросала коньки в угол и говорила, что больше никогда не буду кататься с этим мальчиком.

Однажды на общую тренировку пришла Татьяна Анатольевна Тарасова, а мы опять стояли где-то в уголке и ссорились. И вот когда Татьяна Анатольевна услышала нашу перепалку, надо льдом прозвучал ее громогласный голос: «Идите сюда». Мы испугались, подъехали, даже не поверили в то, что она обратилась к нам. Но Тарасова сказала: «Ребята, пока вы тут ссоритесь, ваши соперники уже один раз проехали дорожку, два раза сделали вращения. И они уже выиграли благодаря этому».

Нас абсолютно поменяла эта фраза. Мы все поняли и с того момента никогда не ругались, не выясняли отношения.

За все это время было примерно два таких острых момента. Мы устаем, особенно нервы шалят перед важными соревнованиями или Олимпийскими играми. Но мы выдыхали, брались за руки и ехали дальше.

 Что было причиной ссор?  

Это происходит потому, что перед соревнованиями очень сложный график. Мы устаем, у нас шалят нервы, и что-то может вырваться, что называется, в сердцах. Спорт — это тяжелая штука. Но слава богу, никто из нас не швырял чехлами и не уходил со льда. Мы выдыхали, ехали кружок по льду друг без друга, снова брались за руки и тренировались. Потому что понимали, что нам это нужно делать.

— Семьями дружите? 

Нет. Мы просто очень хорошо общаемся, видимся на шоу, тренируемся вместе на проекте «Ледниковый период». Нам достаточно видеть друг друга на шоу и тренировках, потому что это происходит достаточно часто. Но я слежу за его девушкой Аней Сидоровой, которая сейчас отбирается на Олимпийские игры по керлингу, очень переживаю и болею за нее. Также мой муж Андрей в прекрасных отношениях с Димой.

— Чем вам запомнилась Олимпиада в Сочи?   

— Это, бесспорно, незабываемый момент в моей жизни. Домашняя Олимпиада, первое командное золото в истории. Но и после этого у меня в судьбе случались яркие моменты, включая и Олимпийские игры 2018 года.

Конечно, я не помню каждую секунду программы, поскольку к Олимпиаде мы практически катаем эти программы на автомате, конечно, контролируя каждый шаг. Но если ты ничего не помнишь, значит, проехал хорошо. Значит, не было таких моментов, за которые зацепился твой мозг или что-то еще.

Я помню свои ощущения, когда в короткой программе мы выиграли командное золото. Это было достаточно волнительно, но проще, чем на Олимпиаде в 2010 году, потому что это уже были наши вторые Олимпийские игры.

Если говорить о личных соревнованиях, то никогда не забуду наш прокат произвольной программы, потому что это было морально очень тяжело, когда перед выходом мы уже осознавали, что не возьмем свою «бронзу», на которую рассчитывали на этой Олимпиаде, притом, что мы хорошо катались. Перед прокатом стоял ком в горле.

И было очень сложно сдержать эту эмоцию, учитывая, что четыре минуты тебе нужно делать свое дело и делать его на отлично. Это требует твоей полной концентрации, но ты расстроилась уже заранее. Но тем не менее, Олимпиада 2014 года навсегда останется в моем сердце, потому что очень немногие спортсмены попадают на свои Олимпийские игры — да так, что выступают еще и на своей домашней Олимпиаде.

Наверное, об этом мечтает каждый спортсмен, потому что та энергетика, которая творится на трибунах, с огромным количеством болельщиков, — непередаваемая. Но сейчас, конечно, дела обстоят по-другому.

— А под какую мелодию вы катались на Олимпиаде в Сочи?

— Во-первых, под саундтрек из фильма «Мулен Руж», а во второй части  звучала знаменитая композиция «I wanna be loved by you» в исполнении Мэрилин Монро.  Вот такая у нас была сложносоставная музыка. К этой программе я надела одно из своих потрясающих любимых платьев. Два раза мы откатали эту программу на Олимпийских играх 2014 года. А произвольная была под музыку «The Man with the harmonica». Это одна из самых наших любимых программ.

Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев. Фото:
Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— На Олимпиаде 2018 года вы заняли пятое место…

Я бы еще отметила, что мы завоевали «серебро» в команде. Это также очень важная медаль, потому что у нас была новая, другая команда, нежели в 2014 году. Все спортсмены выступали на Олимпийских играх первый раз. Мы же бывалые участники, для нас это была уже третья Олимпиада.

Завоевать «серебро» было непросто, в том числе и с моральной точки зрения. Но мы все-таки завоевали «серебро», а не проиграли «золото», как говорят многие. Потому что каждый спортсмен, выходящий на соревнование в команде, получает дополнительную нагрузку, потому что отвечает не только за себя. Каждый сделал по-максимуму все, что он мог сделать. И так совместными усилиями мы взяли «серебро».

— Пятое место сильно вас расстроило?

— Конечно, и в 2014, и в 2018 году мы ехали как минимум за «бронзой». Это было нашим желанием и возможностью.

Но главное, в 2018 году мы откатали обе программы два раза (короткую и произвольную в команде и в личном зачете). Самое важное, что мы сделали все четыре проката идеально.

В танцах на льду не всегда все зависит от качества проката. И когда мы уже поняли всю расстановку сил, то осознали, что нам уже не взять бронзовую медаль. Поэтому просто наслаждались своим катаньем и теми программами, которые очень нравились нам. Откатались очень классно, но с осознанием того, что с 2014 по 2018 годы мы прошли очень сложный путь.

Там были и травмы, и допинговые скандалы, что отбрасывало нас на шаг назад. И, к сожалению, каждый раз мы выбывали из этой борьбы за тройку Олимпиады, и, наверное, именно это не дало нам шансов побороться за «бронзу» на Олимпийских играх. Но это спорт. И здесь важен не только спортивный характер пахаря, но и удача тоже.

— Как выходить на лед, зная, что медали не будет?

— Разница в четыре года — это колоссальная разница, учитывая все то, что мы пережили вместе с Димой. Все эти взлеты и падения, когда ты не можешь катать сезон, потому что у партнера травма…

Вы выходите в следующий, начинаете вскарабкиваться на тот пьедестал, с которого тебя сбросили на несколько мест вниз. Когда-то ты проходил сезон чемпионом Европы, а потом рад и «бронзе».

Танцы на льду — это очень сложная штука. И если ты где-то отвалился, то тебе заново нужно взбираться на пьедестал, какое положение ты бы ни занимал. И как только мы сделали это, нас сразу же снова скинули вниз несправедливым обвинением в допинге. Мы просто любим свое дело, хотим кататься и соревноваться.

В 2014 году мы были молодые, готовые рвать на себе рубашку, потому что мы знали: «Бронза наша, мы к ней идем, и отойдите все». И когда неожиданно нам говорят: «До свидания», то это действительно расстройство. Ведь мы шли на все ради бронзовой медали.

А в 2018 году мы уже многому научились, поняли, как все устроено в мире спорта, и наступило — нет, не примиренье с этим (все-таки было обидно, что мы так долго шли к успеху, но нас лишали заслуженного места) — но понимание ситуации. Зачем расстраиваться? Ты на Олимпийских играх. И важно получать от них кайф.

Екатерина Боброва. Фото:
Екатерина Боброва. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Как происходит подбор музыки к программе?  

Обычно с новой идеей приходит тренер. А если спортсмен уже высокого уровня, то он может внести свое предложение. Например, в сезоне 2016-2017 годов музыку предложил Дима. Нам с Сашей все очень понравилось, и мы начали ставить номер.

Наша знаменитейшая программа «Сумасшедшие» под музыку Apollo 440 — эту музыку предложил Саша Жулин, когда мы только к нему перешли. И когда он дал нам послушать это произведение, мы с Димой пребывали в диком восторге, потому что это нечто другое, то, чего мы никогда не катали. И музыка была потрясающей. Я до сих пор слушаю ее в машине.

— Бывает, что музыка не по душе?

В период нашей юности тренер ставил нас перед фактом. Иногда он попадал в яблочко, а порой мне все не нравилось. И это одна из причин, почему мы с Димой поменяли тренера.

Когда мы уже стали взрослыми и начали одерживать победы в чемпионатах России и Европы, мы хотели уже предлагать свое, в том числе и постановки. А тренер все еще привыкла видеть нас маленькими детьми и говорила, что точно знает, что нам нужно. Но нам хотелось иметь право голоса.

Когда мы пришли к Саше Жулину, то выбиралась музыка, которая нравилась всем. Если тебе нравится программа, ты видишь и чувствуешь ее, то и отдаешься ей на 100 процентов. А это очень важно.

— Фигуристы — суеверные люди?

Я не могу отвечать за всех, но у меня были свои традиции. При этом я не загонялась по этому поводу, особенно к концу карьеры. Тот факт, что я не встала с той ноги или забыла свою губную помаду, никак не повлияет на мое мастерство фигурного катания. Я себя настраивала на то, что: «Ничего страшного, если что-то пошло не так».

— Но о каких традициях вы упоминали?

С шести лет я на каждое свое соревнование возила свой талисманчик — бобра, которого мне подарила моя подруга. Ему уже много лет. И сейчас бобр занимает почетное место в шкафчике, рядом с Олимпийскими медалями.

Екатерина Боброва. Фото:
Екатерина Боброва. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Как вы пережили тот период, когда вас обвиняли в употреблении допинга?

Очень сложно. Это один из шрамов на моей душе. Я считаю, что из-за этого скандала мы очень многое потеряли в своей карьере. Но в итоге в этом никто не виноват. Это называется «просто не повезло», потому что мельдоний запретили с 1 января. А я закончила его принимать еще раньше, причем ориентировалась на инструкцию. В инструкции написано, что препарат выводится из организма два месяца. Я его не пила около четырех.

В конце января начались соревнования. И так совпало, что именно меня выбрали сдавать тест на допинг. И проба показала вот эти 0, 0004 процента, несущественное количество этого препарата. А когда стали разбираться, куча спортсменов попались на этом допинге. Ну не могут же быть все дураками.

В итоге выяснилось, что этот аппарат не доисследован, и очень многие факторы влияют на его вывод из организма. Мельдоний может выводиться до шести месяцев. Но пока все это выясняли, мы с Димой пропустили чемпионат мира, где распределялись и этапы следующих гран-при, и давался рейтинг. Это был предолимпийский чемпионат, куда мы ехали бороться за самые высокие места.

А когда еще до выяснения обстоятельств нам сказали, что нас исключают еще на два года, я не могла в это поверить, просто взахлеб рыдала в машине. Сегодня ты еще пахал ради будущих соревнований, а завтра ты уже никто, с испорченной репутацией, которую зарабатывал все эти годы. И никто вроде бы не собирается ничего выяснять, и ты сидишь с осознанием того, что действительно ничего не сделал. Отвратительные были чувства.

Если так с тобой поступили, то проще было захлопнуть страницу мира фигурного катания. И когда нас оправдали, а я к тому времени занималась уже многим другим, мне позвонил партнер с тренером со словами: «Ну все, можно выходить на тренировку». Я же ответила: «Нет. Мне надоели все эти травмы, мельдонии. И неизвестно, что еще будет дальше. Мы сейчас будем забираться на этот пьедестал, пахать, а нас снова клюнут в макушку, и ради чего все это?» В общем, меня уговорили вернуться. Я пришла на тренировку и осталась до Олимпиады.

Екатерина Боброва и Макар Запорожский на «Ледниковом периоде». Фото:
Екатерина Боброва и Макар Запорожский на «Ледниковом периоде». Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Что дал вам проект «Ледниковый период»?

— Бесконечно благодарна Илье (главный тренер и идейный вдохновитель шоу Илья Авербух. — Прим. ред.) за то, то он создал такое шоу. В первую очередь это колоссальный, ни с чем не сравнимый опыт, когда ты катаешься со звездой, то есть непрофессионалом в фигурном катании. Он учит новые элементы.

Одно дело — придумать элемент с профессионалом, когда ты знаешь, что он может сделать, и другое, если далеко не все он может сделать на коньках. Потом это знакомство с разными людьми: актерами, продюсерами, певцами. Раньше ты знал только мир фигурного катания, а теперь твои возможности расширились.

Если взять моего первого партнера по предыдущему проекту, певца Влада Соколовского, то мы стали прекрасными друзьями. Благодаря Владу я познакомилась еще с рядом замечательных людей, с которыми у меня прекрасные, дружеские отношения. «Ледниковый период» дал мне очень многое. И я надеюсь, что он будет продолжаться с таким же успехом.

— А сейчас общаетесь с Владом?

Да. Недавно я была на дне его рождения. Я знаю его дочку — прекрасную Мию, слежу за ним, мы периодически переписываемся. Это такое знакомство, перерастающее в дружбу. Но и у Влада, и у меня достаточно плотные графики. И мы встречаемся на общих мероприятиях.

Екатерина Боброва и Макар Запорожский на «Ледниковом периоде». Фото:
Екатерина Боброва и Макар Запорожский на «Ледниковом периоде». Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— А какие у вас отношения с нынешним партнером Макаром Запорожским?

Потрясающие. Он простой человек, и я такая же, поэтому мы хорошо сошлись. Я вообще считаю, что на этом «Ледниковом периоде» все партнеры попали в нужные руки. За кулисами царит прекрасная атмосфера. Все друг друга поддерживают, общаются со своими партнерами и партнершами.

Когда прошли первые два эпизода, у поклонников фигурного катания создалось впечатление, что я очень строгая, не поддерживаю Макара. Но самое обидное, что никто не видит неделю тренировок и не знает, какие у нас хорошие отношения. Потом Макар сказал: «Это я такой, вот она у меня где».

Сейчас у нас непростое время. Уже три недели подряд Макар уезжает на свои съемки. И вместо шести дней подготовки мы имеем только полтора дня. Но мы крутимся, пытаемся что-то сделать, заранее придумываем с Ильей программу, отсылаем видео Макару.

Макар приезжает, мы запоминаем шаги, потом полночи тренируемся, пытаясь накатать программу. А уже на следующий день — съемка. Это все очень сложно, но я бесконечно верю в Макара.

— Что вас связывает с Евгенией Медведевой?

— Мы очень хорошо общаемся. Когда у Женьки был первый взрослый сезон, мы ездили на соревнования. И так вышло, что нас поселили в одном номере, после чего мы подружились. На тот момент у нас были общие взгляды на жизнь. Понятно, что Женька взрослела и менялась, как и я. Но после этого мы всегда жили вместе и лично просили об этом Федерацию фигурного катания. Нам было очень комфортно вдвоем. И большая разница в возрасте не играла никакой роли. Мы прекрасно общались, находили общие темы. Помимо фигурного катания обсуждали личную жизнь, книги, фильмы.

И вот эта поддержка друг друга, общие взгляды, интересные темы — на этом мы и сошлись. Сейчас дела, конечно, обстоят немножко по-другому, потому что мы уже не в спорте и не можем так часто видеться. Обе катаемся в шоу Ильи Авербуха.

Но она все лето провела в Сочи в спектакле «Анна Каренина», а мы были в Ессентуках с другим шоу. Но сейчас в «Ледниковом периоде» мы видимся чаще, общаемся. Однако у Жени невероятно плотный график. Я тоже не сижу на месте. Поэтому у нас все меньше времени, когда мы можем просто поболтать. Но я очень рада за Женю, за происходящее в ее жизни. Она не сидит на месте, открывает новые двери и развивается в разных направлениях.

Екатерина Боброва. Фото:
Екатерина Боброва. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Как вы стали ведущей рубрики «Доброго утра» на Первом канале?

— «Ледниковый период» никак не повлиял на это, потому что там я катаюсь. Вести рубрику же — это значит быть телеведущей, а это совсем другое. Нам с мужем пришла в голову идея — чтобы я попробовала себя в летних видах спорта с разными именитыми спортсменами. Чтобы меня чему-то научили и я бы попробовала это на экране. Если это игровой вид спорта, то сыграла бы партию, если это прыжки с трамплина в воду, то сделала бы сальто. То есть у этого проекта была определенная цель — показать, можно ли за час научиться чему-то.

В итоге от этого часа остались только три минуты нарезки. И сначала мы с мужем начали снимать все сами, обращались к разным именитым спортсменам. А когда мы сняли и смонтировали первое видео, поняли, что это классная идея и с ней можно куда-то идти. И пошли на Первый канал, показали видео, спросили: «Как вам такая идея? Можем ли ее реализовать каким-то образом?» Там это видео очень понравилось, и проект был воплощен в жизнь, чему я очень рада. Это потрясающий опыт.

Я не прочь быть телеведущей, мне это очень нравится. Тем более это все было связано со спортом. Я познакомилась со многими замечательными интересными спортсменами и очень рада, что это произошло в моей жизни.

— В Интернете есть запрос «Екатерина Боброва, книги». Как он появился?

— Я предполагаю, что есть такой автор с таким же именем и фамилией. Но честно говоря, я не читала ее книг. Они точно не мои.

— Какая у вас любимая книга?

Это сложный вопрос, потому что я безумно люблю читать. Последнее из прочитанного — это «Унесенные ветром». И меня очень впечатлила эта книга. Причем два тома, написанные Маргарет Митчелл, я прочла, а вот до третьего, где рассказывается продолжение этой истории, пока не дошла. Книгу написала поклонница писательницы Александра Рипли. У меня чешутся руки прочесть ее, но пока нет на это времени.

Когда я нахожусь под впечатлением книги, мне сложно ее забыть. А иногда хочется все забыть и прочитать сначала. Сейчас я, например, хочу перечитать «Лабиринты эхо» Макса Фрая. Не всем заходит эта история. Папа, сестра, муж сестры взахлеб прочитали все эти книги, но мой муж пока не проникся этой идеей. В первой книге все расставлено по полочкам, рассказывается: кто, что, зачем и почему. Я хорошо все запомнила, но очень жду, когда у меня все сотрется из памяти и я начну все сначала.

— Какой у вас рост и вес?

— Рост — 165 сантиметров, вес — 51 кг. Вес у меня гуляющий, и не вижу особого смысла держать себя в тонусе. Но на «Ледниковом периоде» я худею автоматически, потому что у нас огромное количество тренировок. В любом случае выходить на лед в прекрасной форме — худенькой и красивой — перед камерами, зрителями и судьями гораздо приятнее. А вес может доходить и до 52, и до 53 килограммов.

Когда ничего не происходит, вес может увеличиваться. Но когда у меня тренировки и разные съемки, я могу весить и до 50 килограммов.

Екатерина Боброва c мужем Андреем и сыном Сашей. Фото:
Екатерина Боброва c мужем Андреем и сыном Сашей. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Расскажите, пожалуйста, о своем муже Андрее Депутате.

— Мой Андрей — тоже фигурист. Мы знали друг друга заочно. Однажды в конце сезона у меня возникла идея собрать всех фигуристов на шашлыки. Первый год это началось с небольшой компании в пять-семь человек. А на следующий год меня спросили: «Катюха, а в этом году едем на шашлыки?» И я ответила: «Почему бы и нет, давайте». Собралось 15 человек, и с каждым годом собиралось все больше и больше людей. И в итоге на шашлыки приезжали друзья друзей друзей, это стало хорошей традицией.

Однажды туда приехал и Андрей. Мы познакомились, он помог мне закупить продукты, но после этого наши отношения еще не завязались. И только через год, уже на следующих шашлыках, мы заметили друг друга, чуть подросли, набрались опыта. Сначала встретились на шашлыках, потом был чемпионат мира по хоккею, куда мы пошли с друзьями. А уже затем стали гулять без друзей.

— Какие качества вы больше всего цените в муже? 

Заботу. Он обо мне заботится. Из-за своего безумного графика я порой не успеваю даже поесть. И когда я приезжаю домой в 11 часов вечера, ужин для меня на столе. Вторая черта его характера — понимание. На данный момент, во время «Ледникового периода», больше работаю я, потому что проект забирает у меня все время.

И когда нужно побыть с сыном, Андрей всегда берет эту задачу на себя. А ведь не каждый мужчина способен на это. Я прекрасно знаю, как обстоят дела во многих семьях. А здесь у меня всегда есть возможность заниматься любимым делом, и Андрей мне помогает в этом.

Муж хорошо готовит, он педант в хорошем смысле этого слова. При этом его не трясет, когда что-то где-то не так лежит, он совершенно не брезгует убираться дома, когда у меня на это совсем нет времени. Эту черту характера унаследовал наш сын, и это потрясающе. Я совершенно не такая.

А еще Андрей очень красивый. Я восхищаюсь его красотой и стилем, поэтому о своем муже я могу говорить бесконечно и только хорошее.

— Как проходила ваша свадьба?

Предложение муж мне делал в парке Горького, на том же самом месте, где он и признался мне в любви. Это было очень романтично, неожиданно для меня. Я как девочка представляла это как что-то грандиозное — когда предложение делается в зале и все кругом аплодируют.

Но когда я сказала: «Да» в парке, я подумала, что вот оно то, что я и хотела в глубине души — когда вокруг никого нет, а свидетели — только утки. Это знаковое для нас место.

Буквально через 4-5 месяцев мы сыграли свадьбу. Это было 16 июня. Все проходило между нашими сборами: я была в одном месте, Андрей — в другом. Мы прилетели, сыграли свадьбу и снова улетели, поскольку являлись  действующими спортсменами и тренировались в разных группах. Лето, сборы…

Колоссальное количество девушек представляют себе, как должна проходить свадьба. Но почему-то у меня вообще не было такого представления. Я совершенно не представляла, чего же хочу на самом деле. Меня это незнание испугало, и я наняла специальную организацию, которая занимается свадьбами. Но я подумала, что это бесполезно, потому что все равно все делаю я. Они мне что-то предлагают, я понимаю, что мне это не подходит, предлагаю свое. И в итоге свою свадьбу делала я сама.

У меня были помощники-друзья, которые знали адреса свадебных площадок. Но я четко выбрала площадку, музыку, ведущих, знала, как расставить столы, какая цветовая гамма будет на свадьбе. Я ничего бы не поменяла в нашей свадьбе. И очень счастлива, что все так произошло.

Екатерина Боброва с сыном Сашей. Фото:
Екатерина Боброва с сыном Сашей. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Чем вас удивляет сын Саша?

То, как он развивается, каким становится мудрым, мне кажется, что я такой ни разу не была. Хотя я не могла наблюдать за другими детьми. Саша у нас очень педантичен. Если он что-то рассыпал, он идет за пылесосом или за тряпкой и начинает вытирать.

Если он попил воду и нечаянно разлил ее, у него сразу начинаются трясучка: «Поменяйте мне кофту, она мокрая». Но так не во всем. Если мы видим лужу, то сразу несемся к ней.

Саша все воспринимает, как взрослый человек, но при этом веселится, как ребенок. Недавно я приехала после тренировки и вижу, как он сидит на своем стульчике, активно и вкусно кушает. А муж-то не встречает меня.

«Андрей», — зову его я. А у Саши застывает ложка возле рта, и он говорит: «Папа на улице». Я просто была в шоке. Он понял, что я ищу его папу, что нужно мне сказать, где он. Это был полный восторг от понимания того, как он осознанно все делает.

— Вы очень хорошо и грамотно пишете. Сами ведете свои соцсети?

— Веду «Инстаграм» практически я сама. Все тексты пишу сама, фотографии и видео — это мой архив. Но у меня есть помощница Оля. И когда у меня нет времени, я отправляю ей видео, надиктовываю, что написать, и она выкладывает это. Бывает, что я заранее пишу текст, ищу фотографии и прошу Олю выложить все в определенное время. Это очень удобно.

— Вам, видимо, очень нравится вести «Инстаграм»?

— Да. И я действительно хочу, чтобы у меня стало больше подписчиков, потому что иногда я поднимаю очень интересные жизненные темы, люблю порассуждать о счастье и мотивации, поддержать людей. Мне безумно приятно узнать, что я помогла кому-то.

Порой я читаю такие сообщения: «Иногда у меня плохое настроение, но как только включаешь: «Бобрейшего добрейшего вам утра», все сразу же меняется. И я вприпрыжку бегу на работу». У меня такая миссия. Если я хотя бы одного человека сделаю счастливым, значит, жизнь прожита не зря. И «Инстаграм» помогает мне делать это.

Екатерина Боброва. Фото:
Екатерина Боброва. Фото: Instagram.com/ekaterinabobrova/

— Чем порадуете поклонников сейчас?

Давайте начнем по порядку. Голосуйте за нашу с Макаром пару в «Ледниковом периоде». Мы обязательно будем показывать классные программы. Приходите в «Школу чемпионов Екатерины Бобровой», катайтесь, дети, взрослые, люди разных возрастов, профессионалы и непрофессионалы. Мы открыты для всех. Первая тренировка бесплатно. Тренируем мы с мужем, но у нас есть и другие тренеры.

Я очень люблю заниматься этой школой, потому что ставить детей на коньки — это здорово. Это непросто, но когда все получается, это не сравнить ни с чем.

Я очень разносторонний человек. И надеюсь, что еще смогу побыть комментатором, теле- или радиоведущей. Я занималась в школе актерского мастерства, что мне очень помогает в «Ледниковом периоде». Надеюсь, что мне еще доведется сняться в сериале или фильме.

Сейчас очень непростое время. Поэтому мне хочется пожелать всем здоровья. Берегите себя, друг друга, родных и близких и будьте счастливы. В нашем бесконечном потоке и суете мы не успеваем остановиться, оглянуться назад и понять, что жизнь — классная штука. Выделяйте минутку для этого!

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-проекте!