Рождаются ли писателями? Рассказывает Марина Генцарь-Осипова

Основательница литературного агентства, автор бестселлеров «Пиши как художник» и «Продающий сторителлинг».

Рождаются ли писателями? Рассказывает Марина Генцарь-Осипова
Марина Генцарь-Осипова. Фото из личного архива.

Писательский талант — как музыкальный слух: одни считают, что с ним надо родиться, а другие — что помогут тренировки и занятия. По случаю выхода очередной книги Марины Генцарь-Осиповой, мы решили расспросить ее о секретах литературного мастерства.

— Марина, помимо писательской карьеры вы учите людей сторителлингу и прочим литературным премудростям. Правда, что научиться писать захватывающие истории может каждый?

— Да, я убеждена, что писать может каждый. Мне посчастливилось видеть, как зарождаются и слагаются тысячи историй, как появляются новые авторы, как в сотнях текстах шлифуется их уникальный почерк. Пусть это пока не великие писатели и их имена известны лишь узкому кругу читателей внутри сообщества и в соцсетях. Это не отменяет того факта, что они прекрасные сторителлеры. Есть среди них уже и такие, чьи имена украшают обложки книг с многотысячными тиражами.

— И с чего стоит начать?

— Между профессиональным и начинающим сторителлером пропасть, но через любую пропасть можно перейти по мосту, сделав первый шаг. И для этого не обязательно нужны профессиональное образование и диплом. История знает множество случаев когда классическая школа губит талант, подгоняя его под каноны и стандарты. Я по образованию экономист и бизнес-коуч, а по призванию — писатель и наставник авторов. В писательской деятельности я практик, сторителлер-самоучка и не стыжусь отсутствия диплома филфака или литфака.

Я открыто наблюдаю, всматриваюсь в слова великих мастеров, анализирую как они добились той или иной реакции, результата, сравниваю используемые инструменты и приемы, отмечаю то, что вызывает созвучие и глубокий отклик. И постоянно тренируюсь, шлифуя свой слог. А если сомневаюсь — прошу обратную связь у аудитории.

Обложка книги «Пиши как художник». Фото: ИД «Комсомольская правда»

— В детстве родители говорили многим из нас: «читай больше книг, тогда будешь писать без ошибок». А если говорить не о грамотности, а о чувстве литературного стиля, то действительно ли для его развития надо побольше читать?

— Безусловно, чтение расширяет кругозор, обогащает знания, делает умнее, хотя для тренировки орфографической зоркости подойдет далеко не каждая книга. Быть грамотным очень важно, причем не только копирайтерам и авторам. Несмотря на то, что видео, картинки и инфографика продолжают набирать популярность, а в каждом смартфоне есть Т9, активные пользователи интернета ежедневно что-то пишут, даже если это только заголовки или короткие сообщения. И прекрасно, если все, что выходит из-под клавиатуры автора, будет грамотно оформлено. Но гораздо важнее грамотности говорить с аудиторией по сознанию. И вот здесь невозможно переоценить «насмотренность», начитанность и наличие литературного вкуса.

Психология давно изучает тонкую связь между чтением и письмом. Чтобы быть грамотным, недостаточно одного чтения. Но лучше уж не знать всех правил русского языка и писать, чем выучить их наизусть, но не писать. Так, для повышения грамотности мы пишем и редактируем, причем не только свои тексты: поиск опечаток и ошибок в чужих текстах, статьях, журналах, сайтах и книгах также тренирует орфографическую зоркость. А для формирования литературного вкуса, расширения кругозора и объемности мышления необходимо чтение.

— К слову, а вы сами в детстве много читали? Любимые книги вспомните?

— О да! Меня воспитали мама с папой и книжные полки. Помню, как совсем еще маленькой, перечитывала любимых детских писателей, подолгу разглядывала красочные иллюстрации и заглавные вензеля, бережно переворачивала страницы и мечтала стать писателем. Прежде всего, детским.

Из любимых первых книг вспомнились сказки Сутеева, стихи Барто, «Серебряное копытце» Бажова, «Пеппи Длинный чулок». Чуть позже «Поллианна» Э. Портер и весь Жюль Верн. Зачитывалась большой зарубежной серией «Детский детектив». К слову, большую часть своей детской библиотеки я сохранила и дополнила новыми книгами. Теперь ее читают три мои дочери.

Читайте книги. Много. Разных. Нонфикшн и художественную литературу. Разножанровые. Разноформатные: печатные, электронные, аудио, интерактивные. Всматривайтесь в слова и там где зацепило, размышляйте, какими крючками-приемами автор этого достиг. Бродский говорил, что литературный вкус воспитывает чтение поэзии. Я позволю себе расширить это высказывание и отмечу, что вкус и словарный запас формируется чтением книг, всевозможных статей и даже качественных блогов в соцсетях.

Обложка книги «Чернильное варенье». Фото: ИД «Комсомольская правда»

— Теперь о вашей новой книге. «Чернильное варенье» — это сборник новелл, или, правильнее сказать, рассказов от первого лица. В среде писателей до сих пор спорят, что легче создавать: малые литературные формы (очерки, рассказы, эссе) или большие романы, повести, эпопеи. Что, по вашему мнению, проще?

— Несколько рассказов, повесть и роман у меня сейчас в работе. Я не работаю над чем-то одним: проще писать параллельно в разных форматах, жанрах и задачах. Так удается вовремя выныривать из топей прокрастинации над одной рукописью и переключать внимание на другую, со свежим взглядом и настроением. При этом я не смогу однозначно ответить на вопрос: «что проще?». Это как сравнивать теплое и мягкое, хрупкое и высокое: категории совершенно разные, несоизмеримые по многим критериям. По времени, например, быстрее пишется рассказ-миниатюра, нежели повесть и уж тем более роман-эпопея.

Когда меня просят рассказать историю или дать ответ на вопрос, я всегда уточняю — в двух словах или двух часах? Потому что историю можно рассказать в разных форматах — передать в миниатюре буквально из пятидесяти слов, втиснуть в короткий инстаграм-пост, вместить в рассказ, в повесть или разгуляться в романе. Я не берусь ответить, что легче. Порой короткий рассказ на 10.000 знаков требует от автора эмоционального ресурса больше, чем повесть и даже роман. Все зависит от темы, аудитории и задачи, которую решает автор через этот конкретный текст.

— Все истории в «Чернильном варенье» объединяет одно: их сочинила сама жизнь, а авторы только перенесли мысли, чувства и переживания на бумагу. Но книга имеет ограниченный объем, поэтому вам приходилось выбирать только «самые-самые» истории. Сложно ли было? И по каким критериям вы это делали?

Мне каждый раз сложно отбирать авторов в сборник. Потому что выбирать приходится лучшие рассказы из разных, но прекрасных, цепляющих и хорошо написанных историй. Уровень мастерства авторов сообщества растет, это радует и вдохновляет, но делает задачу формирования итогового лонглиста еще сложнее. В сборники авторы могут попасть либо через текстовый марафон, либо через конкурс.

Критериев несколько, но основной — мурашки, как бы странно это ни прозвучало. Если меня история зацепила, я сопереживала, смеялась, плакала или испытывала другие эмоции, то такой рассказ оставит долгое послевкусие. И даже если автор допустил стилистические и грамматические ошибки, я предпочту такой рассказ другому, написанному по канонам и правилам жанра, но совершенно не цепляющему мое читательское сердце. Ведь поправить ошибки может редактура и корректура, но вдохнуть в историю живую эмоцию и протянуть нити созвучия может только автор.

Обложка книги «Продающий сторителлинг». Фото: ИД «Комсомольская правда»

— Напоследок — немного провокационный вопрос. Сборник «Чернильное варенье» вышел в издательском доме «Комсомольская правда» тиражом в несколько тысяч экземпляров, уже разошелся по книжным магазинам страны и прибыл как раз к чаю в дома многих читательниц. Все новеллы написаны от имени женщин. А вообще, существуют ли «мужские» и «женские» книги? Или непридуманные истории, над которыми можно и посмеяться, и погрустить — это жанр вне категорий и рамок?

Отвечу тоже немного провокационно. Условное деление на «мужские» и «женские» книги есть, а вот в своем праве писать, быть услышанным, понятым и признанным — все гендеры равны. У меня есть любимые авторы среди мужчин и среди женщин. Из современных — женщин больше, но это не означает, что мужчины-авторы измельчали и стали писать хуже. Скорее, это историческая гиперкомпенсация, которая затронула не только сферу писательства. Но и это тоже пройдет, маятник времени успокоится, и я верю, что в итоге человечество войдет в эпоху равновесия, где критериями выбора в широком смысле станут проявленные качества личности, а не пол, место рождения и принадлежность к касте.

Что касается непридуманных историй, над которыми можно и посмеяться, и погрустить — да, на мой взгляд это жанр вне категорий времени и пространства, и уж тем более вне рамок и ложных установок. Людям всегда интересны люди. А лучший рассказчик историй — жизнь. Нужно лишь распахнуть створки сердца наружу, наблюдать, подмечать и записывать. Наше писательское сообщество учит всех авторов доносить смыслы до читателя, говорить с ним по сознанию, при этом оставаясь собой. И это — главное.

Купить книги Марины Генцарь-Осиповой «Чернильное варенье», «Пиши как художник» и «Продающий сторителлинг» можно на shop.kp.ru.