«Загугли звезду»: Карина Кокс – об уходе из «Сливок», погонях на гастролях, «Шоумаскгоон», работе с Black Star и личной жизни

Певица стала гостьей проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

«Загугли звезду»: Карина Кокс – об уходе из «Сливок», погонях на гастролях, «Шоумаскгоон», работе с Black Star и личной жизни
Карина Кокс. Фото: Instagram.com/karinakoks_official/

Широкая аудитория знает певицу Карину Кокс как участницу группы «Сливки». Однако второе творческое дыхание она обрела после появления в шоу «Маска», продолжив удивлять зрителей в проекте «Шоумаскгоон». Хотя артистка признается, что участие в этой программе причиняет ей боль.

Как такое возможно? Кто поддерживает Карину в самых нелегких ситуациях? С какими сложностями она столкнулась при построении сольной карьеры?

На эти и другие вопросы Карина ответила в рамках проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

«Привет. Меня зовут Карина Кокс. И я Волк из шоу «Маска». Это прозвище ко мне прилипло, поэтому приходится представляться и так. Родом я из Санкт-Петербурга, хотя мои корни из Кавказа. Я росла в Питере до 20 лет, а потом переехала в Москву. Мое детство проходило, как и у всех советских детей, на улице, в детском саду и школе», — говорит певица.

— Однажды мне довелось читать в прессе, что вас травили в школьные годы. Это действительно так?

— Конечно, мне довелось столкнуться с травлей в школе, но я относилась к этому испытанию как к данности. Я не знала, как бывает по другому. Кто-то мог сказать что-то в мою сторону. Видимо, дети брали пример со взрослых. Но я не собираюсь подавать ни на кого в суд, потому что это определенный опыт. И он сделал меня тем, кем я сейчас являюсь. Поэтому всему свое время и место.

— Одноклассники обзывали?

— Мне кажется, что я вызвала негативные чувства у своих одноклассников тем, что я не пришла в школу 1 сентября, а приехала ровно через месяц – сильно загорелой. Вошла в класс, черная, как уголек, девочка, но при этом в белоснежном переднике и бантах. В детстве у меня были иссиня-черные волосы, благодаря чему меня сразу прозвали Чунга-Чангой и называли так очень долго. И я не могла понять, почему. Ведь я не мулатка. Но вот такая возникла ассоциация…

Карина Кокс. Фото:
Карина Кокс. Фото: Instagram.com/karinakoks_official/

— А откуда вы приехали 1 октября?

— Из Узбекистана, где я проводила все лето. И моя мама выступала за то, чтобы я как можно дольше оставалась на юге. Она понимала, что Питер – это не самое лучшее место для формирования иммунитета. Поэтому я была на свежем воздухе, на фруктах, на солнце. И таким образом мама вносила вклад в мое здоровье. Первое сентября я, наверное, встретила только несколько раз за весь школьный период.

— Расскажите, пожалуйста, о своих родителях

— Мою маму зовут Зарефе. Она является персональной няней, давно работает в этой сфере. А раньше она трудилась в детском саду, куда я любила приходить после школы и есть разные детсадовские вкусняшки.

Моего папу зовут Изетт. Он тоже живет в Санкт-Петербурге. Но родители не общаются по определенным обстоятельствам. Я к нему приезжаю довольно редко, как редко бываю и в родном городе. Но у меня прекрасные отношения с обоими родителями. И я надеюсь, что это взаимно.

— А где вы учились?

— Много где. Например, в колледже туристического бизнеса. Это было первое учебное заведение, куда я отправилась после школы. Потом я немного не доучившись, решила пойти учиться юриспруденции, потому что мы с папой тогда только начали общаться. И он сказал, что его фирме нужен юрист. Мне эта идея очень понравилась. Но потом в мою жизнь ворвалась сцена, я благополучно бросила институт и уехала на гастроли.

— Не жалеете?

— Не жалею, что послушала себя. Потому что если бы я осталась учиться в университете, то упустила бы очень много времени. И возможно, потеряла бы немало связей, которые помогли мне попасть на сцену. А еще мне помогли университетские знания, когда понадобилось заключать, а потом разрывать контракты. Поэтому я ничего не потеряла ни там, ни здесь.

— Вы жили в Лондоне?

— Это очень преувеличенная информация для поднятия интереса к артисту. Я была в Лондоне лишь несколько раз. Там жили мои английские друзья.

Карина Кокс. Фото:
Карина Кокс. Фото: Instagram.com/karinakoks_official/

— Это было, когда пели в «Сливках»?

— Связи с нашими английскими друзьями у меня завязались еще, когда я пела в группе «Дискавери». Но и будучи в «Сливках», я часто бывала в Лондоне.

— Карина – ваше настоящее имя?

— По паспорту меня зовут Каролин. Но так как это очень труднопроизносимое имя, Карина – это легкое сокращение. Я не армянка, не итальянка, ни японка, в этих странах нередко встречается это имя.

— Что означает имя Каролин?

— Даже никогда не интересовалась. Меня все называют по-разному. Чаще всего друзья зовут меня просто Ка и все. Мудрый Ка.

— А какая ваша настоящая фамилия?

— Магаева – фамилия мужа, диджея Мэга. А девичья фамилия – Порошкова.

— Откуда взялся псевдоним?

— Когда я познакомилась со своими английскими друзьями, они прикалывались над тем, что я постоянно всех куда-то собираю и куда-то рулю. И они меня называли «Coxswain».

Кокс происходит от английского слова «уголь». К тому же у меня были черные волосы, которые я носила лет до 20. И английские друзья, глядя на меня, говорили: «Уголек».

А уже попав в группу «Сливки», сначала перекрасилась в красный, а уже потом стала блондинкой.

Когда в Россию приезжают Карл Кокс или Кортни Кокс, никто же не спрашивает, почему у них такая фамилия. К наркотикам мой псевдоним отношения не имеет, хотя люди проводят какие-то параллели с криминалом. Но от меня это явление далеко.

Карина Кокс. Фото:
Карина Кокс. Фото: Instagram.com/karinakoks_official/

— А кто вы по национальности?

— Это очень сложный вопрос, потому что у меня микс кавказских кровей. Но русской крови во мне нет. Недавно я делала генетический тест и думала, что возможно, он мне подскажет, что еще есть интересного в моей крови. Кто делал подобные тесты, наверное, видел, что там показывается карта, где обозначены возможные места рождения.

У меня сконцентрировано все на Кавказе –в роду крымские татары и лезгины. Получается, что на мне как раз и произошло смешение кровей. До меня по материнской линии у нас в роду были только крымские татары, а по линии отца – только лезгины, разные национальности из Дагестана.

— Как в вашей жизни появились «Сливки»?

— Я не скажу слово «легендарный». Но это была одна из символичных групп того времени. Мы все несли немного другую музыкальную эстетику. В то время на эстраде возникало много музыкальных групп, но мы не потерялись благодаря своему фирменному стилю, звучанию и таланту нашего продюсера Евгения Орлова и всех моих любимых музыкантов.

«Сливки» образовались вокруг меня. Мы прекрасно себя чувствовали в Питере, ездили с гастролями, пели классную музыку на английском языке. Это был такой дискофанк, джаз-хаус, что-то типа «Jamiroquai».

И однажды мы разогревали группу «Пилотаж», на которую пришел посмотреть Евгений Орлов. А он как раз тогда был заинтересован в новых талантах. Он приехал на концерт, увидел нас и сказал: «Мне никто не нужен, только они», после чего подошел к нам и спросил: «А вы не думали о том, чтобы петь на русском языке и выступать на большой сцене?»

Я сказала, что прекрасно пою и на английском. Но мои парни, которые были повзрослее, обещали подумать над предложением. Они понимали, что в этом есть перспектива и уговаривали меня: «Ну, давай попробуем. А почему нет?»

В итоге мы подумали и решили попробовать. Женя нашел девчонок. В то время Даша Ермолаева как раз встречалась с солистом группы «Отпетые мошенники» Сергеем Амораловым, а Иру мы тоже нашли в Питере. Она была первой участницей того состава, но быстро ушла. И чтобы мне было веселее, я позвала свою подругу Тину Чарльз со словами: «Давай к нам, ты хорошо поешь, нормально выглядишь».

Через полгода нас уже везде узнают, а песни поют в КВН. То есть не было никакого долгого марафона, а все происходящее напоминало выстрел: «На старт! Внимание! Марш!» И мы полетели, поехали, месяцами не появлялись дома. Это было очень неожиданно, но приятно для всех, что все так случилось. Я думаю, что это все-таки командная работа.

Свою роль, конечно, сыграла и поддержка компании «Арс» во главе с Игорем Яковлевичем Крутым, поверившим в нас. Он оказал нам максимальную  поддержку, за что мы ему безмерно благодарны.

— Как складывались отношения внутри женского коллектива?

— Всегда по-разному, потому что женщинами управляет гормональный фон. А когда она не высыпается, то он превращается в гормональный вихрь. Иногда все было хорошо, а порой от усталости мы начинали подкалывать друг друга не самым лучшим образом. На сцене возникали какие-то разногласия по поводу ведения концертов. Это была самая болезненная тема, потому что я как фронтмен всегда брала все на себя: и разговаривала со зрителями, и пела. Некоторых девочек это обижало.

Они пытались вести конферанс, но это не всегда получалось удачно. В итоге девушки расстраивались, у нас бывали какие-то стычки. Но в целом когда понеслась карусель с заменой участниц, я очень сильно охладела к своему нахождению в коллективе и начала думать: «Зачем мне это все нужно?», начала черстветь, можно так сказать.

— Вы помните своих самых ярких фанатов?

— Я думаю, что это явление есть всегда. Люди по-прежнему подкарауливают, дарят подарки, приносят плакаты для автографа. Любовь поклонников вне времени, за что им большое «спасибо», если они делают это с добром, адекватно относятся к своему кумиру. Хотя бывали и странные случаи, когда брали автографы у нашего водителя.

И когда он нам рассказал об этом случае, мы, конечно, ошалели. А нашему водителю было под 70 лет.  Помню, как он честно признался : «Я вот рассказывал про вас…» — по-отечески, наверное, например, рассказал, что мы едим. А потом сказал: «Я для них расписался», пожелал удачи. Вот такой у нас был звездный водитель.

Так получилось, что, переехав в Москву, мы жили в доме с «Отпетыми мошенниками». Можете себе представить, что там творилось… Там постоянно кто-то дежурил.

Карина Кокс. Фото:
Карина Кокс. Фото: Instagram.com/karinakoks_official/

— А приставания со стороны мужчин были?

— Нет, нас всегда сопровождал охранник – очень дерзкий менеджер, который мог сам навесить кому угодно. О нашей безопасности всегда хорошо заботились.

Но в некоторых неблагополучных регионах все решалось в стиле а-ля 90-е. Приходилось выступать на праздниках разных авторитетов, которые проявляли излишнюю нежность к артистам… Поэтому иногда мы буквально были вынуждены убегать с гастролей, сбегать с гостиниц от погони. Это не очень приятные моменты.

— И в каких регионах приходилось убегать?

— Чаще всего это случалось в Тольятти. А в Запорожье это вообще был какой-то криминальный сериал, когда мы убегали от именинника, скрылись в каком-то ресторане, в захолустье. И он нас нашел.

И когда этот человек ворвался в тот момент, когда мы решили поужинать, это был шок-контент. «А почему вы убежали с моей вечеринки? Почему не дождались меня?» — восклицал он. Мы понимаем, что сейчас начнутся какие-то дикие разборки, но в итоге все уладили. Причем разговор вела я.

С нами тогда поехал наш предыдущий директор и сказал: «Карина, ты должна поговорить». В общем, мы решили этот момент. И на следующее утро именинник уже извинился за свое поведение.

— Как в вашем репертуаре появилась песня «Куда уходит детство» Аллы Пугачевой?

— Я ни на что не рассчитывала, поскольку не знала эту песню. Когда мы перед Новым годом приехали к Жене Орлову, он очень любил сыграть что-то на рояле. И он вдруг начал петь эту песню, а я сказала: «А что за песня? Какая классная, красивая».

Евгений, конечно, удивился: «Вы, что не знаете? Это же поет Пугачева». А потом он сказал: «А давайте споем. Подходит ли тональность?» Затем же добавил: «А давайте сделаем». Я согласилась. Это было настолько спонтанное решение…

Насколько я знаю, песню написали Дербенев и Зацепин, а Пугачева не имела отношения к авторству, поэтому нам легко было договориться с авторами и взять у них разрешение. Когда мы записали эту композицию, она как паровоз, полетела и поехала. Люди моего поколения 30 плюс думали, что эту песню спели мы. А те, кто помнил версию Аллы Борисовны Пугачевой, говорили, что мы классно ее переделали. Алла Борисовна также сказала нам, что мы очень хорошо сделали кавер.

Наверное, это была самая большая похвала. Потому что браться за песню Примадонны – это очень смелый, рискованный шаг. Можно же просто испортить себе всю жизнь.

— Почему вы все-таки ушли из группы?

— Просто я выжала из этого проекта все, что могла – и для себя, и для публики. И я не видела больше никакого смысла находиться там, потом что очень плавно продюсирование сошло на нет. Женя занялся своими проектами. Я же считала, что мне легче работать одной. Я хотела экспериментировать, чего бы мне это не стоило, желала быть сольной единицей.

К тому же сказался и кризис среднего возраста. Я думала о том, что находиться в группе, когда тебе уже 30 лет, это как-то не статусно и не солидно. Это было мое мнение на тот момент. И я последовала за своим сердцем и умом.

— С какими сложностями пришлось столкнуться при переходе в сольные исполнительницы?

— Выступать одной на сцене. Это было очень необычно. Я всегда знала, что со мной рядом поддержка, девчонки, и если случатся какие-то казусы, то они выручат меня. К тому же они так или иначе принимали участие в концерте: пели или говорили что-то. А здесь я одна, все внимание на меня. И я недоумевала, что же мне за троих теперь отдуваться. Потом я привыкла немножко, потому что за мной ездил шоу-балет.

А однажды мне вообще пришлось выступать на большой сцене, в большом концертном зале Узбекистана. Я подумала, что вот он, мой час истины. Это было мое боевое крещение. И в тот момент мне показалось: ну все, я справлюсь, вывезу.

Карина Кокс. Фото:
Карина Кокс. Фото: Instagram.com/karinakoks_official/

— Из «Сливок» вы ушли в лейбл Black Star?

— Буквально сразу последовало это предложение. Мы тогда дружили, тесно общались, вместе ездили в отпуск. У нас была прекрасная компания.

Я пришла туда сольно, как артист, а не как формат. Мне предложили продвижение и медийную поддержку. Когда мы начали работать, я поняла, что наша работа не складывается. То есть, на тот момент они раскручивали тех людей, которым уже ничего не надо было. Например, рэперов, которые уже взорвали музыкальное пространство. А что делать с артистом с большим бэкграундом, они особо не знали. Я же не обладаю продюсерским видением (а он все-таки должен видеть на несколько шагов вперед).

Но у нас хорошие отношения. Я до сих пор благодарна Паше (Павел Курьянов — один из соучредителей Black Star за то, что они меня тогда поддержали. Мы расстались на нормальной ноте. Мне выплатили все необходимое. Все прошло мирно, по-дружески. Но я поняла, что мне нужен музыкальный продюсер и начала работать с Володей Чиконером, который написал для меня классную песню. С одной из них мы даже пытались участвовать в конкурсе на «Евровидение», но не прошли. Потому что в тот год «Бурановские бабушки» просто опередили всех.

Это был бесценный опыт. И как раз с Володей мы записали знаковые для моей сольной карьеры песни.

—  Какие у вас были отношения с Тимати?

— Прессе обязательно надо добавить дым. У нас не было конфликта. Я вообще работала не с Тимати, а с Пашу. В лейбле Паша занимал руководящую часть, а Тиман больше отвечал за творчество. Много воды утекло, сейчас все поменялось…

— Какие свои песни вы могли бы выделить?

— У меня вышло шесть альбомов и трудно говорить о каких-то конкретных композициях. Когда ты знаешь, что написала песню, и люди ей подпевают, то это ни с чем не сравнимое чувство – очень приятное. Каждая из песен прожита по-своему.

— Есть ли среди них автобиографические?

— Да, бывает, но все-таки здесь больше додуманного. Потому что я все-таки поэт, а они всегда приукрашают или больше драматизируют. Если бы мы не делали этого, то творчества бы вообще не получалось.

— В каких песнях раскрывается душа Карины Кокс?

— Каждый видит, слышит и ощущает все по-своему. Что близко сердцу, то и слушайте. Я думаю, что кому-то понравятся обертона голоса. Иногда я слушаю свои ранние песни и думаю: «Боже мой, я же пою в нос». Но в этом есть какая-то детская наивность и искренность. Но это мои личные ощущения, поэтому кому как заходит.

— Как вы попали на шоу «Маска»?

— Мне просто поступило предложение от компании «Вайт медиа», а потом мы приехали с моим директором в офис. Я согласилась на это предложение сразу же. Мне показалось, что это будет весело, и это оказалось очень веселым аттракционом.

— С какими сложностями столкнулись на шоу?

— Самое сложное – это не вовлекаться. А наблюдать за происходящим, как за взрослым капустником. Потому что когда ты начинаешь пропускать такие шоу через призму своего эго, какого-то человеческого отношения, то в это можно очень сильно вовлечься и обижаться. Каждый воспринимает все по-своему, мы уже видели примеры разных реакций. Но для меня это был веселый, яркий, очень творческий спектакль. И я очень благодарна ребятам, работавшим в команде, что они действительно показали меня, как вокалистку, с разных сторон. А люди вспомнили, что я и пою неплохо. Лично для меня это был очень реанимирующий спектакль.

— Как он потом повлиял на вашу жизнь?

— Я давно не участвовала в таких масштабных проектах. Но когда ты можешь проявить себя, тебя будто реанимируют, дают новый глоток жизни. Потому что ты смотришь, какой у тебя потенциал, какой путь ты можешь проделать. Конечно, это тебя подбадривает. И в этом есть некая опора для дальнейшего твоего существования на сцене.

— А почему согласились на участие в «Шоумаскгоон»?

— Ну а как тут не согласиться. Во-первых, это та же самая компания суперпрофессионалов, суперотзывчивых людей, которые тебя любят и знают. И они максимально заботятся о твоем комфортном нахождении на сцене. Я вообще согласна на участие в любых проектах «Вайт медиа», потому что здесь я увидела платформу для человеческих отношений, а потом уже все остальное. Я не могу упустить возможность пообщаться с хорошими людьми и профессионалами.

— Сложно ставить оценки другим конкурсантам?

— Знаете фразу: «Жизнь – боль»? Вот это шоу было болью для всех нас, потому что мы все профессионалы, каждый уникален в своем деле. Все такие разные – прекрасные, отважные. За каждым из нас стоит невероятная история успеха. И здесь ты должен прилюдно унизить кого-то, поставив «двойку». Все номера интересные, мы работаем живьем, а это дорогого стоит. И ставя плохую оценку, ты чувствуешь себя последней поганкой. Но что делать? Таково шоу…

Я очень благодарна Стасу Костюшкину за то, что в первой программе, когда у меня тряслись руки, и я не знала, кому поставить «двойку», он сказал: «Успокойся и ставь мне, я выдержу». И я по накатанной потом ставила ему эти оценки.

Конечно, Стас – это отдельное шоу в этом шоу. Он такой молодец, я его еще больше зауважала.

— Кто-то обижался на оценки?

— Я не хочу анализировать это. Это все-таки часть шоу. И я точно знаю, что все артисты переживали за свои «двойки», даже если не показывали это во время эфира. Я видела абсолютно растерянные глаза некоторых участников. Мол, как вы могли это поставить мне? Я вложил в этот номер столько труда. Но се ля ви. Кстати, я тоже получала несколько раз «двойки» и даже знаю за что. Однако мне не казалось это несправедливым, я знала, в каких местах допустила неточности. Поэтому отнеслась к этому совершенно спокойно.

Карина Кокс с участниками шоу «Фактор страха». Фото:
Карина Кокс с участниками шоу «Фактор страха». Фото: Instagram.com/karinakoks_official/

— А как вы решились принять участие в шоу «Фактор страха»?

— Я боялась приглашения на эту программу, но решила бросить себе вызов. Мне очень нравится американская версия проекта. Будучи жителем мегаполиса, я до конца не знаю, чего боюсь. На шоу я поняла, что опасаюсь за свою жизнь. И это не только инстинкт самосохранения. Но и тот фактор, что я мать, усугубляет все эти инстинкты. Мне нужно максимально себя сохранить. Но, конечно, нервы мне это шоу потрепало.

— Что бы вы могли рассказать о своем муже?

— Это каждый второй вопрос в моем Инстаграме: «Где Мэг?» С моем мужем все в порядке, просто его недавно удалили из Инстаграма. Мой супруг– диджей Мэг (Эдуард Магаев). Мы уже 13 лет вместе, если не больше.

— Какие качества вы цените в нем?

— Все качества, которые я ценю в мужчинах. А это ответственность за свои слова, действия, поступки. Я не очень люблю распространяться о благочестивых качествах своего мужа, потому что кроме жены, это никто не оценит. И я не вижу в этом смысла. У меня замечательный муж, самый лучший для меня мужчина в этом мире.

— А как проходила ваша свадьба?

— Это был треш. Мы вообще не хотели никакой свадьбы, а хотели зайти через черный вход, просто поставить роспись и уйти. Но оказалось, что в этом ЗАГСе нет черного входа. Там нужно идти по лестнице, проходить через все торжественные процессы. В общем-то, мы все это делали для наших мам, им это было очень важно.

Когда мы зашли в ЗАГС, нам сказали, что приехали журналисты. А муж говорит: «Я никуда не пойду, не отойду от машины. Пускай приносят сюда документы». А я в это время была на девятом месяце беременности и не влезла в свое платье.

Ну, в общем мы пошли вперед, поднимаемся по лестнице и на росписи видим Джигана с его женой. У нас был легкий шок. Но с другой стороны, мы были рады, что увидели общих знакомых. Можно было пообщаться, пошутить, поприкалываться, пока мы стояли в этой очереди.

— Дату специально выбирали?

— Это был анекдот. Муж вообще говорит: «Давай поженимся в наш день рождения!». А у нас день рождения 20 декабря. Но когда я пришла из больницы, я сказала: «Слушай, мне ставят определенную дату в роддоме», и наша свадьба может не состояться. Или я буду рожать прямо на бракосочетании. И так мы и выбрали эту красивую дату.

Мы с ним абсолютные антиромантики, не мимимишные, ни романтичные. Наверное, выбор этой даты – это единственный романтичный момент в нашей жизни. Когда мы увидели Джигана, мы поняли, что мы не одни такие.

— Расскажите, пожалуйста, о своих детях.

— У меня две дочки. Одной почти девять, другой – шесть. Старшую зовут Камила, а младшую – Алана. Я очень счастлива, что они – именно мои дети. Они абсолютно разные, каждая фантастическая в своей уникальности.

Камила сейчас учится во втором классе, а Алана – со мной, дома. Иногда она ходит на какие-то занятия. Но мы вместе путешествуем. Они очень часто бывают со мной на гастролях, на съемках. Пока их интересует моя жизнь. А что будет дальше, я не знаю. Дочки увлекаются многими вещами, а я просто создаю почву, чтобы они могли радоваться жизни, пока маленькими. И я люблю их, насколько умею.

Карина с мужем Эдуардом Магаевым. Фото:
Карина с мужем Эдуардом Магаевым. Фото: Руслан Вороной/ КП

-В Сети интересуются конфликтом вашего мужа с Ольгой Бузовой…

— Эдик разместил что-то оскорбительное в адрес Ольги у себя в сторис. Возможно, он шутил, но этот юмор был черным. И Ольга написала об этом в одном из своих постов в Инстаграме, после чего вся ее огромная армия поклонников перекинулась в аккаунт моего мужа, а по инерции и в мой.

Они присылали много нелицеприятных сообщений. Но каждый ответственен за себя. Впоследствии Эдик извинился за этот поступок. А я в свою очередь написала о том, что всегда буду на стороне своего мужа.

Я не вижу смысла отчитывать его, потому что это взрослый мужчина, который сам разберется со своей жизнью, со своими словами. Но я буду поддерживать, даже если весь мир против него.

— Как вам удается так хорошо выглядеть?

— Это хороший вопрос. Но никаких секретов нет. Все, что нужно для хорошего внешнего вида, — это адекватный режим дня, физическая нагрузка, качественное питание и позитивное сознание. Если все это соблюдено, то вы будете хорошо себя чувствовать и выглядеть в любом возрасте. Я делаю акцент на здоровье, потому что если его нет, то жизнь не кажется прекрасной. И это затрудняет любую жизнедеятельность и активность. Вкладывайте в свое здоровье. И этот вклад не короткий, а долгосрочный. Чем раньше вы будете заботиться о своем здоровье, тем будет лучше.

Мы не можем быть моложе, чем есть сейчас. И если не заниматься собой, то в одночасье все может разлететься на куски

Карина Кокс. Фото:
Карина Кокс. Фото: Instagram.com/karinakoks_official/

— Какую роль в вашей жизни играют соцсети?

— Это тоже моя боль, поскольку я не знаю, как вести Инстаграм. Два года назад у меня украли и взломали несколько аккаунтов. Я начала все с нуля и, честно говоря, не знаю, нужно ли из своей жизни создавать сериал для публики, или они хотят только творчества. Пока я не разобралась в этих вопросах.

Но я точно знаю, что соцсети дают мне обратную связь, на которую я могу опереться. Несмотря на большое количество больных людей, есть много и здравомыслящих личностей. Они могут и поддержать тебя, и показать на ту сторону, на которую ты не обращаешь внимания. Мне очень важно это общение, хотя оно очень хрупкое. И это даже общением и не назовешь. Будем честны, это лишь иллюзия общения. Но тем не менее, поддержка подписчиков, оказываемая моему творчеству, очень ценна для меня. Они максимально делают все, что ты их просишь.

Я каждый раз думаю, а нужно ли это писать? Как мне кажется, сейчас из меня никудышный блогер. Но, возможно, я во всем разберусь, и со временем более активно начну общаться со своей публикой.

— Чем вы занимаетесь сейчас?

— Сейчас я доделываю альбом, над которым начала работать еще в начале лета. Пока идет туговато. Потому что я человек настроения. Иногда мне что-то не нравится, и я могу делать все с нуля. Я пока не знаю, когда выйдет мой альбом. Поэтому советую всем своим поклонникам запастись терпением и быть со мной на связи – ментально и виртуально.

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале!