Светлана Немоляева: «Если бы не семья и работа, с потерей мужа я бы не справилась»

Замечательная актриса - о внуках, коллегах, ресторанах и гаджетах.

Светлана Немоляева: «Если бы не семья и работа, с потерей мужа я бы не справилась»
Актриса Светлана Немоляева. Фото: Persona Stars

Звезда бессмертных рязановских комедий Светлана Немоляева в последнее время не так часто появляется на экранах. В следующем году актрисе исполняется 85, поэтому тратить силы на посредственные сериалы неразумно, лучше уделить время любимому театру и близким — об этом, собственно, и рассказывает трогательная короткометражка режиссера Александра Котта «Гоголь-моголь», которую уже можно посмотреть в онлайн-кинотеатре «Кинопоиск».

Здесь Светлана Владимировна изящно, на полутонах и нюансах сыграла главную роль на двоих с Анатолием Белым.

«Саша был домоседом, а я — наоборот»

— Светлана Владимировна, ваша героиня в «Гоголь-моголе» произносит очень хлесткую фразу в адрес сына: «За последние 10 лет ты сказал мне меньше слов, чем за эти три часа». Вам знакомо это?

— Ни в коем случае! Упаси бог. Всем бы на свете пожелала такого замечательного, заботливого и внимательного сына (известный актер Александр Лазарев-младший. — Ред.), как у меня. И внучку (Полина Лазарева, 31 год), и внука (Сергей Лазарев, 21 год). Вниманием никогда не была обделена. Наоборот, они даже излишне меня опекают.

— Проблема разобщения отцов и детей в современном мире стала острее за счет темпа жизни и технологического рывка?

— Конечно. И я понимаю эту проблему. Вокруг каждого человека отдельный мир: друзья и приятели, коллеги, работа. И в таком ритме кажется, что живое общение может отходить на второй план, ведь дела важнее — общение можно отодвинуть, оно всегда рядом. А потом вдруг — раз, и оказывается, что совсем не рядом. Жизнь пролетела.

С Александром Лазаревым Светлана Владимировна прожила больше полувека. Фото: Persona Stars
С Александром Лазаревым Светлана Владимировна прожила больше полувека. Фото: Persona Stars

— В ресторан, как герои короткометражки, ходите?

— Хожу! И сын, и внуки любят посидеть в ресторане. Да и я тоже. Мы с моим Сашей (муж актрисы, народный артист РСФСР Александр Лазарев, вместе они прожили 51 год до его смерти в 2011-м. — Ред.) тоже очень любили ходить по ресторанам. Он в меньшей степени, потому что был домоседом, а мне нравилось. Дома мы готовили нечасто.

— Как сложился контакт с Анатолием Белым на площадке?

— Во-первых, хочу сказать, что каждый приезд в Питер для меня большая радость. Снимали мы там. Несмотря на то что я коренная москвичка, очень люблю этот город, он для меня тоже родной. Саша, мой муж, был петербуржцем. Поэтому сниматься там было подарком. Никогда не работала у Александра Котта, но знала о нем, и мне было комфортно. Я сразу сказала: «Хоть я артистка театральная, много игравшая в кино, меня надо держать на поводке.

Могу разыграться и устроить театральные подмостки в кадре. Так что не бойтесь меня обидеть, делайте замечания — что не так, чего не хватает». Некоторые режиссеры, особенно молодые, заметно робеют. Александр в этом смысле был моим помощником — помогал, когда меня слегка заносило. Исходя из того, что я видела в фильме, мне показалось, что я нигде не споткнулась и не соскочила.

Что касается Анатолия, он очень интересный актер. Оказался умным и чутким партнером. Даже молчит очень выразительно. Получила удовольствие.

— В Петербурге есть у вас особо любимые места, где вы любили гулять с супругом?

— Мы столько гуляли по Питеру, что даже по Москве столько не ходили! Любили приезжать на каникулы. Естественно, Невский проспект, все набережные, мосты, переулочки. У Сашиного дома гуляли часто. В свободное время ездили в Павловск, Пушкин. Куда ни пойдешь, куда ни поедешь, везде красиво. Город-музей.

Саша мне показывал много того, чего я никогда не видела. Отвел однажды к памятнику одному из русских императоров, мощный и красивый, на лошади, который… лежал на боку — то ли Александр II, то ли Александр III — во время революции его сняли. Рассказывал много того, что ему как ленинградцу было известно. Я Питер не хуже Москвы знаю.

— В картине поднимается еще одна важная тема — отношения взрослых людей с гаджетами. Смартфон, Фейсбук, ватсап — вам это все знакомо?

— Ну, если мне звонят по ватсапу, то я могу ответить. На таком уровне — да.

Но вообще в этом я абсолютный профан. Могу позвонить сама при помощи кнопок, могу прочитать эсэмэску. Это все.

Так что всем, кто хочет со мной связаться, говорю: не надо ничего присылать, звоните по старинке, а то я могу пропустить.

— Следите за учебой внука и работами внучки, которая тоже стала актрисой? Советуется с вами?

— Мы с Полей играем в одном спектакле «Как важно быть серьезным». Она играет мою дочь, а я — ее маму. Хотя в жизни я — бабушка, а она — внучка (смеется). Вроде бы у нас получается дать правильную эмоцию и ощущение правдоподобия. А вообще Полина играет большие и сложные роли, иногда может спросить у меня совета, и я стараюсь быть осторожнее в высказываниях или оценках.

Опасаюсь ранить, потому что сама прожила большую жизнь в театре и знаю, что это такое, когда ранит режиссер или «доброжелатель», разбирая по косточкам. Это больно. Поэтому я поддерживаю. Стараюсь быть осторожной и беспредельно внимательной. А внук Сережа пошел по нашей, так скажем, стезе, но в другом направлении — учится на продюсерском факультете. Будет все считать (смеется).

«Мы сделали прививки и защищены»

Внучка Немоляевой Полина стала актрисой, внук Сергей учится на продюсера. Фото: Инстаграм
Внучка Немоляевой Полина стала актрисой, внук Сергей учится на продюсера. Фото: Инстаграм

— В этом году все мы попрощались с Андреем Васильевичем Мягковым, с которым вы сыграли во множестве прекрасных картин. Помните, когда общались последний раз?

— Мы давно с ним не пересекались. Он будто залез в скорлупу, панцирь. Андрей стал затворником, общение у нас было только на съемочной площадке — там он был приветливым, общительным, милым и остроумным. Как и на экране, впрочем: в «Служебном романе», к примеру. Очень был добросердечным. Но сказать, что с кем-то дружил — нет. Держал всех на расстоянии. Поэтому не могу сказать, каким он уходил. Мы не были с ним связаны.

— У вас тоже было на это право после утраты мужа. Однако вы сохранили необыкновенную жажду жизни. Это трудно дается?

— Если бы у меня после потери моего Саши не было семьи и театра, я бы не смогла справиться с собой. Это было бы невозможно. Как не справилась с уходом папы моя мама. Они прожили почти столько же, сколько мы, вместе. Даже чуть больше: у них — 56 лет, у нас — 51 год. И когда отец ушел, мама справиться со мной не смогла. Ушла с «Мосфильма».

Мне удалось справиться, потому что был рядом Шура (сын. — Ред.), его дети, они меня не оставили, не отпускали. Если у сына поездка с театром в другой город, всегда брал меня с собой, хотела я того или нет — меня не спрашивали. Лишь бы была рядом и на виду. Это бесценно — такая любовь, привязанность, сочувствие и понимание горя. Плюс меня спасал театр: он хоть и сложный организм, теплоты в нем мало, но когда она случается — это очень приятно.

После ухода Саши я не могла выйти на сцену, потому что почти все спектакли мы играли вместе: «Женитьба», «Ревизор», «Братья Карамазовы», «Мертвые души». И видеть кого-то другого на сцене вместо Саши было невыносимо. Не каждый может на такое пойти. Мне помогли партнеры и режиссер Миндаугас Карбаускис, который стал худруком в тот год, когда мужа не стало. Он тут же мне предложил роль.

В первом же своем спектакле — «Таланты и поклонники». И я должна была сыграть маму Негиной, а была в возрасте бабушки. Понимаете? Он закрыл на это глаза и дал роль. Это меня очень поддержало. Бесконечно благодарна ему и не перестану повторять это. Я должна была вставать, идти репетировать, играть, все это увело меня от стресса, который на меня обрушился.

— Есть такая шутка: молодость — это недостаток, который со временем проходит… 

— Это совсем не шутка. Так и есть.

— А какие преимущества вы чувствуете в вашем возрасте?

— Я не задавалась таким вопросом. Могу сказать, что, проживая эту большую жизнь, осознаю — с возрастом приходит понимание того, как надо.

Если говорить о творчестве, то понимаешь, что многое можно было сделать по-другому: играть, существовать в коллективе и так далее. Но эти секреты открываются с возрастом. Обсуждать их можно только с собой. Потому что прошлого не вернешь, не переиграешь взаимоотношения с людьми.

— Период пандемии и ограничений вы проводите за городом?

— В настоящий момент я вообще в санатории под Москвой. И езжу отсюда играть спектакли в город («Таланты и поклонники», «Бешеные деньги»). Так что занимаюсь лечением.

Нет-нет, не ковид, не переживайте. Этого не было. Мы все сделали прививки и защищены. У меня были некоторые проблемы по сердечно-сосудистой линии. Теперь вот прохожу реабилитацию.

— Поправляйтесь скорее! Вы нам всем нужны. И последнее, то есть главное: у природы нет плохой погоды?

— Абсолютно. Каждая погода — благодать. Цените это.

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале.