«Я снимаю на матрицу своего сердца»: Владимир Мишуков – о «Солярисе», грусти по детям и цифровом будущем

Звезда сериала «Содержанки» сыграл в спектакле по мотивам произведения Станислава Лема и фильма Андрея Тарковского.

«Я снимаю на матрицу своего сердца»: Владимир Мишуков – о «Солярисе», грусти по детям и цифровом будущем
Владимир Мишуков в роли Глеба Ольховского. Кадр из сериала «Содержанки»

Известный актер Владимир Мишуков принял участие в новом спектакле Solaris режиссера, лауреата фестиваля «Золотая маска» Дмитрия Мелкина. В своей постановке Дмитрий соединяет театральное искусство и новые технологии, создавая поле новой цифровой чувственности. В ней также играют звезды театра и кино: Игорь Миркурбанов, Сергей Епишев, Мириам Сехон и Александра Черкасова-Служитель.

Спектакль сохраняет основные мотивы произведения Станислава Лема и фильма Андрея Тарковского, только с учетом современных веяний. Действие происходит в цифровом космосе, где к героям постановки – ученым- биологам — приходят фантомы из прошлого, которые могут существовать только в этой виртуальной реальности.

Крис (Владимир Мишуков) встречается со своей погибшей женой Хари (Мириам Сехон), и ему кажется, что эти встречи с ней и есть настоящая жизнь. Что в итоге выберет главный герой: виртуальную иллюзорную любовь, не выходящую за пределы медийного пространства, или принятие реальности без любимой женщины.

В небольшом интервью Teleprogramma.pro Владимир Мишуков рассказал о своей роли, отношении к соцсетям и о том, с кем из уже ушедших личностей встретился бы в цифровой реальности.

Владимир Мишуков в спектакле «Solaris». Фото:
Владимир Мишуков в спектакле Solaris. Фото: Instagram.com/solarismoscow/

«Интернет существовал с первобытных времен»

— Создавая свой спектакль, мы не ориентируемся ни на книгу, ни на фильм. Это фантазии, которые вытекают из прочтения произведения, из просмотра кинокартины. Но мне кажется, что, по большому счету, спектакль ни к тому, ни к другому отношения не имеет. Однако мы оттолкнулись от этих источников и начали фантазировать. И думаю, что это наше право.

— В одном из своих интервью вы рассказали, что роли сами находят вас. Здесь было также?

 — Мне позвонил знакомый продюсер, мы поговорили. И больше ничего я для этого не сделал.

— Насколько сложно играть в спектакле, где основная фишка – цифровые технологии, работать с нейросетью?

— С нейросетью мы взаимодействуем постоянно, когда запускаем свой мыслительный аппарат. Вы думаете, ваш мозг не подключен к какому-то вселенскому космическому Интернету? Мы же этого не знаем до конца. Пока вы живете, он включен и функционирует, как и Всемирная сеть. А потом он отключается. Но вы же понимаете, что Интернет существовал со времен сотворения мира.

Просто не было улавливающих устройств и цифровой революции, которая позволила бы создать эти устройства. Соответственно, мы с вами находимся в потоке разных миров и связей, в том числе и нейронных, и нейронейронейронных. Можно придумывать какие угодно слова, просто они через нас проходят, но мы их еще не зафиксировали и не отрефлексировали в должной мере и соответственно, не придали им видимую форму.

— Как вы думаете, каким будет наше цифровое будущее?

— Этот процесс будет происходить постепенно, потихонечку. Еще лет десять назад у нас не было тех гаджетов, которые есть сейчас. А представьте себе, что произойдет еще через десять лет. Мы будем сенсорно в воздухе нажимать какие-то кнопки. Цифра – это, с одной стороны, поэтическая вещь, а с другой – абсолютно непредсказуемая. Электроника – это наука о контактах. А где они тут летают… Возможно, среди нас. Представьте, что стоит только мне дотронуться до вашего плеча, как вы, не задавая мне вопрос, получите всю необходимую информацию, которую хотели записать, а потом расшифруете ее.

— Какую роль в вашей жизни играют соцсети?    

— Год назад я вышел в Инстаграм и мне понравилось. У меня там органичная организационно-выставочная зона. Долгое время я занимался фотографией и для меня совершенно естественно делать выставки, альбомы. Благодаря этому получаешь какое-то количество своего зрителя, а в какой-то момент и не своего.

Например, когда выставляешь обнаженную фотографию самого себя в определенном сатирическом контексте. После этого, например, кто-то отписывается. И таким образом образуется свой зрительский костяк. Мне важно говорить со своим зрителем на одном языке.

Владимир Мишуков. Фото:
Владимир Мишуков. Фото: Instagram.com/mishukovladimir/

«Самое сложное – это проживать настоящее здесь и сейчас»

— А сейчас вы продолжаете заниматься фотографией. Вы же и известный фотограф к тому же…

— Я снимаю на матрицу своего сердца, поэтому не перестаю быть фотографом. Ведь что такое фотография? Это созерцание и фиксация на какой-то носитель. Тем более со мной все время телефон, и я периодически снимаю и на него.

Кстати, искусство фотографии как раз на этом и базируется. Вы фиксируете одну тысячную секунды, а потом проявляете фотографию, печатаете на принтере или получаете ее в электронном виде. Потом стоит потратить гораздо больше времени, чем одна тысячная доля секунды для разглядывания этого мгновения, которое зафиксировано при совершенном техническом устройстве под названием фотоаппарат. Человек не владеет такими способностями, как фотоаппарат.

— С кем бы из уже ушедших людей вы бы хотели бы встретиться, если бы у вас была возможность попасть в такой же цифровой океан, как и в проекте «Solaris»? Назовите, пожалуйста, несколько имен. 

— Мои мама, папа, мой мастер в ГИТИСе Владимир Левертов, учительница по литературе Софья Юрьевна Дубнова. Ну и другие, конечно.

— Свойственно ли вам, как и Крису, возвращаться в прошлое? Вы ведь рефлексирующий человек. В какие моменты хотелось бы вернуться?

 — Да. Во все, что связаны с жизнью. Сейчас мои дети уже выросли. Недавно я с ними встречался на небольшом семейном собрании. И я возвращаюсь домой и грущу, что все так быстро проходит. И ты никогда не успеваешь, что называется, быть здесь и сейчас. А самое сложное – это здесь и сейчас проживать настоящее.

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем YouTube-канале!