«Насмотрелся на бесноватых»: Вадим Андреев – о съемках в «Балаболе», служении в храме и семье

Популярный актер также рассказал Teleprogramma.pro, как служил алтарником и помогал церкви.

18 октября на канале НТВ стартует пятый сезон сериала «Балабол». В новых сериях в судьбе героя Александра Балабина (Константин Юшкевич) появляется старая знакомая, которая привносит в его жизнь некоторую сумятицу. И фактор «Шерше ля фам» работает на полную мощь. Из-за этой женщины за Балаболом начинается настоящая охота.

Александр по-прежнему работает под руководством своего друга Николая Грибанова (Вадима Андреева), который всячески старается помочь ему. Вадим Юрьевич рассказал сайту Teleprogramma.pro о съемках в «Балаболе», перенесенном коронавирусе, служению в храме и секрете семейного счастья.

«Из-за пандемии у нас многое сместилось»

- В новом сезоне «Балабола» ваш герой Николай Грибанов пошел на повышение – стал начальником. Увидит ли зритель еще какие-то кардинальные перемены в его жизни?

 - Нет, никаких. Честно говоря, я вообще очень противился этому сюжетному повороту. Но тем не менее, ко мне не прислушались и все-таки сделали, как хотели. Поэтому и роль сократилась, и, к сожалению, моя основная линия перешла в кабинеты, чего я терпеть не могу. В новом сезоне меня совсем немножечко.

Вот в следующем, который мы снимаем, создатели сериала придумали нам с Борей Каморзиным веселую историю в двух сериях. Но в принципе, конечно, так подсокращается роль. Там дело-то не во мне, слава Богу, главное, что линия Кости Юшкевича сохраняется, и наши славные смешные бандиты продолжают действовать и там. Сокращение моей роли никак не сказывается на качестве нашего проекта, там все нормально. Это мои личные переживания. И юмор есть, и экшен, и постановочные Костины драки - все остается. Так что продолжаем держать марку.

-  Упоминая о прошлом сезоне, вы говорили, что чуть ли не месяцами не выходили из съемочного павильона. Если в этом сезоне вас стало немного меньше, наверное, такого напряжения уже не было...  

- Тот сезон, который выходит сейчас, мы снимали практически год назад.

- Получается, что в самую пандемию. 

- Да, но это были съемки с перерывами. Слава Богу, параллельно я принимал участие и в других проектах. Меня ждали, из-за пандемии у нас многое сместилось. Мы обычно заканчиваем съемочный день до Нового года, а тут не уложились в срок.

4 января я как раз должен был сниматься в павильоне, в моем кабинете, а 3 числа я получил модную болезнь ковид. Поэтому, к сожалению, группа ждала, когда я выздоровею. Но я довольно быстро пошел на поправку. Дней за девять ковид задушили. Однако я еще был слаб.

У меня очень хороший врач, благо, что не пришлось ложиться в больницу. А дальше я уже ослабевший, но прибыл на площадку, доснялся, потом месяц уже реабилитировался.

- Видимо, основная сложность в том, что…

- … Вроде побеждаешь болезнь, но потом долго остается сильная слабость. Ну ничего, чувство долга меня подняло. Доснялся восемь дней и потом уже долечивался.

- В одном из своих интервью вы рассказывали, что по натуре, по темпераменту достаточно вспыльчивый человек – были. Но потом пришли к вере и благодаря этому стали терпимее. Бывали ли на съемочной площадке такие моменты, когда вам приходилось выступать в роли миротворца?

 - Ой, нет. Вспыльчивость все же иногда побеждает. При теперешних наших выработках, конечно, иногда не справляешься со своим злостным темпераментом. Порой срываешься, но не так, как раньше, но все равно, бывает-бывает. Такое случается и за рулем. Я вот не побеждаю в себе эту противную вспыльчивость. Я отходчивый, но вспыльчивый. Но сейчас помягче, помягче и полегче.

Последнее время у меня в работе бывают большие перерывы. Я не могу сравнить себя с молодыми актерами, которые снимаются по 365 дней в году.

Сейчас заканчиваем очень хороший, но тяжелый проект для НТВ. Потом еще в ноябре у меня будет немного съемок в «Балаболе», а дальше пока не знаю - что. Вот как раз и буду бороться со страстями и вспыльчивостью. Спасает моя жизнь в деревне. Там нет поводов ни ругаться, ни нервничать, все хорошо. Я очень как-то живо реагирую на бардаки, неурядицы, непрофессионализм. Будем бороться, какие наши годы (смеется).

«Со временем понимаешь, что научился видеть промысел божий»

- В прессе о вас писали, как о глубоко верующем человеке…  

- Ну я стараюсь! Но я очень редко причащаюсь, в храм хожу. Когда вот мой духовник служил, я очень часто бывал и алтарничал в стихаре. Но вот два года назад он впал в немилость, храм у него отобрали. И сейчас я немножечко потерялся в этом смысле. Но я стараюсь! Слушаю радио «Вера», смотрю телеканал «Спас». Есть мечта закончить жизнь в монастыре (смеется), но пока я еще далек от этого, я мирской. Так что не могу сказать, что я образцовый христианин, совсем нет.

- А в чудеса верите?

- Я их много наблюдал и к вере тоже пришел благодаря чудесам. Мой духовник во время литургии отчитывал бесноватых. К нам в подмосковный, в сельский храм, приезжали бесноватые со всей страны. И я видел все эти проявления, благодаря чему и поверил в них. Что с ними творится – так не сыграть. Бесы мучают, как их крутит, разговаривают нечеловеческими голосами на другом языке. В общем, насмотрелся, чтобы уверовать (посмеивается).

- А с вами происходили какие-то чудеса?

- Да нет, нет.

- А на съемочной площадке?  

- Нет, ничего такого. Но за 6 лет алтарничания я насмотрелся на огромное количество бесноватых. И понял, что это все реально. Просто иногда прокручиваешь в голове какие-то прожитые годы. Это не чудеса, просто понимаешь, что научился видеть промысел Божий во многом. Иногда унываешь и переживаешь за какие-то моменты, например, когда не утвердили на роль или еще что-то.

А потом понимаешь, что так все правильно и грамотно было. Может, это и не чудеса, но знамения все равно, иногда мы просто не умеем их разглядеть.

- Вы рассказали, что ваш духовник впал в немилость. А вы так алтарником и работаете?

- Это не работа, а добровольное служение, когда тебя благословляет священник, и ты помогаешь ему. Недалеко от меня -  сельские храмы.  Я живу в деревне, поэтому и люблю их.

В селе Лепединое живет очень хороший священник, и матушка у него замечательная. Она окончила Гнесинку, и поет так (меццо-сопрано), что во время литургии можно билеты продавать, настолько сумасшедший у нее голосина. Супруги воспитывают пятерых детей и восстанавливают храм. Конечно, это тяжело. Иногда, правда, редко, но я тоже приезжаю к ним.

Этот батюшка меня также благословил, он знал, что я алтарничаю. Там все очень хорошо, но тот храм был нашим родным домом. А здесь я так, наездами, но стараюсь. Более того, еще понимаю, что таким образом делаю храму небольшую рекламу. Чтобы количество прихожан увеличивалось, выходит известный артист.

Я вижу и знаю, что священники очень тяжело живут материально. Они ведь не получают никакой помощи. Конечно, выделяются какие-то средства-пожертвования, со свечей этих, но это копейки. Для того чтобы восстановить храмы, нужны очень большие деньги. И поэтому священники еле сводят концы с концами. Поэтому можно хоть так помогать, привлекать народ известным лицом.

«Роднее жены никого нет»

 - Возвращаемся к «Балаболу». Получали ли вы отзывы о сериале и о своем персонаже от реальных полицейских?

- Поскольку я очень много раз играл людей в погонах, несколько месяцев назад мне вручили медаль за содействие МВД. Она красивая, это документ, с печатью. Награда! Подписана министром внутренних дел.

Я не заслуженный артист, не народный, но зато вот орденоносец. Представители полиции очень хорошо ко мне относятся. Я там правда выступаю, одно время вручал дипломы в школе милиции. Так что тоже все время с ними, поэтом и наградили. Даже обещали, что, может, через свое ведомство мне и заслуженного артиста дадут.

Необязательно все делать через Министерство культуры, они, оказывается, тоже могут выдвинуть. Ну вот сказали: «Медаль мы вам дали, теперь попробуем дать звание» (смеется). Ну а что, 30 000 к пенсии-то нелишние. Я раньше спокойно к этому относился, а теперь все говорят: «А что тебе, к твоим 17400 руб. пенсии еще 30 тысяч плохо, что ли?». Я ж пенсионер уже три года. Пенсия небольшая (смеется).

- Вы озвучили огромное количество голливудских актеров. Можете сказать голосом кого вам было приятнее всего говорить?

- Я ленивый, я уже лет восемь этим не занимаюсь, дело такое неблагодарное. Очень тяжелый труд, который остается за кадром. Правда, сейчас все эти люди уже начали выходить из тени.

А в принципе эта работа не особо оплачиваемая, но при этом тяжелая. Я перезанимался ею в свое время.

А если отвечать на ваш вопрос, то это Брюс Уиллис. Этого актера проще всего было изображать, поскольку он всегда говорит тихо, почти шепотом, и напрягаться не надо. А все эти ослики – это кошмар. Дурным голосом, ох, у них мимика еще такая подвижная. У Эдди Мерфи и Джима Керри очень тяжелые работы. А вот кого я действительно любил озвучивать, так это Майкла Кейна, замечательного английского актера. Вот он потрясающий, мне нравилось его делать.

- Вы с женой вместе уже больше 40 лет. В чем секрет вашего крепкого семейного союза?

-  В свое время я много гастролировал, ездил на концерты и на съемки, поэтому часто были расставания, что, как я считаю, укрепляет отношения.

А сейчас, с годами, когда уже столько прожито, когда уже за 60 обоим, то чего уж там..  Роднее никого нет. Родители давно ушли в лучший мир, поэтому жена - самый родной, самый близкий человек. Каждый из нас эгоистично мечтает об одном: я вот мечтаю уйти первым, а она боится меня пережить.

Вот это у нас самое высокое в отношениях: когда ты не хочешь и боишься пережить любимого человека. Но это приходит с годами. А так, случалось всякое, да Господи, не безоблачно все было. И конфликты, и кризис среднего возраста. Но слава Богу, все пережили. Не знаю уж, в чем там секрет, не знаю.

Смотрите новый сезон сериала «Балабол» на канале НТВ с 18 октября

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем Youtube-канале!

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал