«Загугли звезду»: Вячеслав Чепурченко – о Безрукове, «Форте Боярд», «Жуках — 3», «Ледниковом периоде» и личной жизни

Артист стал гостем проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

«Загугли звезду»: Вячеслав Чепурченко – о Безрукове, «Форте Боярд», «Жуках — 3», «Ледниковом периоде» и личной жизни
Вячеслав Чепурченко в сериале «Жуки».

Актера Вячеслава Чепурченко широкая публика знает по участию в сериалах «Измены» и «Жуки». Любовь аудитории говорит об актерских талантах Вячеслава. Но в прошлом году он бросил вызов самому себе, приняв участие в популярном шоу «Ледниковый период». И благодаря ярким трюкам артиста на коньках зрители узнали о его креативности и смелости.

Недавно Вячеслав вновь решил испытать себя на прочность. Он принял участие в знаменитом экстрим-шоу «Форт Боярд» на канале СТС, где игрокам приходится преодолевать страх высоты, змей, замкнутого пространства.

Какое испытание оказалось самым страшным? Кто поддерживал Вячеслава на проекте? А что помогает ему преодолевать не только телевизионные, но и реальные испытания? И можно ли уход из театра Табакова отнести к таковым? На эти и многие другие популярные запросы Сети Вячеслав Чепурченко ответил в рамках проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

— Меня зовут Вячеслав Чепурченко. Полных 34 года. В 2009 году окончил Саратовский театральный институт, — начинает разговор Вячеслав Чепурченко. — И с 2009 по 2021 годы работал в театре Табакова. С этого сезона я в свободном плаванье. Теперь снимаюсь в кино, а в театрах буду работать, как приглашенный артист.

— Расскажите, пожалуйста, о своих родителях

— Мои родители развелись, когда мне было лет 5-6. Поэтому, по сути, у меня две семьи. Моя мама по профессии – преподаватель младших классов. Но она не стала педагогом, а попала в театр в родном городе Камышин Волгоградской области и, не имея профессионального образования, проработала там 11 лет.

За это время она сыграла практически все роли, начиная от гриба во втором составе до одной из сестер в «Трех сестрах». У отца своя семья, дети уже от другой жены. Но с ними я общаюсь меньше, а вот с мамой – больше.

Вячеслав Чепурченко. Фото:
Вячеслав Чепурченко. Фото: Instagram.com/slavache2021/

— Правда ли, что в школьные годы вы много пели и танцевали?

— Мне это все давалось легко, но я никогда этим не занимался. Видимо, такие способности генетически передались мне от родителей. В тот период самым главным для меня было сбежать с уроков. Тогда я еще не понимал, что образование – это важно.

И я обычно спрашивал: «А если я буду участвовать в смотре художественной самодеятельности, снимут ли меня с урока истории?»  Мне отвечали, что да. И я был готов петь и танцевать, но главное – не сидеть на занятиях. Поскольку я человек активный по своей природе, мне очень тяжело давались 45 минут посиделок. Поэтому пение и танцы можно считать моим побегом со школы. Дурачок.

— В детстве были опасные случаи?

— Когда мне было 7 или 8 лет, мы с пацанами играли в догонялки на стройке. Стояла лютая зима. Я не смог допрыгнуть до стены, упал, сломал ногу настолько сильно, что она срослась неправильно, не совсем корректно. И теперь левая нога функционирует хуже, чем правая.

Или другой случай. Зимой мы тоже играли в «казаки-разбойники». И я простыл настолько сильно (было жарко, я снял с себя куртку), что через месяц попал в больницу. У меня начали перекрываться дыхательные пути.

В детстве ты считаешь себя виноватым в том, что заболел, а не списываешь вину на простуду или вирус. А потом ты стараешься скрыть, мол, я не болею, не кашляю, ничего нет. Я долго скрывал от мамы, что тяжело болею, но однажды, когда она уходила на работу, сказал: «Мама, что-то мне дышать тяжело». И тогда мама поняла, что я уже даже начал цвет менять.

Много было шалостей в подростковом возрасте. Например, мне нравилось побегать в заброшенных домах.

Вячеслав Чепурченко. Фото:
Вячеслав Чепурченко. Фото: Instagram.com/slavache2021/

— А где вы учились?

— Школу я окончил в городе Камышин. Сначала занимался в одной школе в младших классах, а потом перешел в другую. С 2005 по 2009 годы я учился в Саратовской государственной консерватории имени Леонида Собннова. У меня был замечательный мастер. Получил диплом с надписью: «артист театра драмы и кино».

— Вы мечтали работать в МЧС?

— Нет. Я же не очень хорошо учился. После девятого класса мы с мамой задались вопросом, куда мне двигаться. Особых способностей у меня не было. Мне нравилось попеть, потанцевать, повеселиться. Узнали, что есть специализированный класс МЧС. А поскольку я достаточно спортивный, и мне хорошо давались отжимания, подтягивания, бег, я подумал, а почему бы мне не попробовать свои силы в этой сфере?

Благо, совершенно незнакомый мне человек предложил поступить в Саратовский театральный институт. Собственно, я так и сделал. Иначе у меня не было другого выхода.

Вячеслав Чепурченко рядом с Олегом Табаковым и другими его учениками. Фото:
Вячеслав Чепурченко рядом с Олегом Табаковым и другими его учениками. Фото: Instagram.com/slavache2021/

— У Олега Табакова учились?

— Олег Павлович взял меня к себе в театр, но учился я в мастерской Александра Григорьевича Галко. К сожалению, его уже нет с нами. Но они с Табаковым похожи по актерской школе. Тогда я осознавал, что все, что делают эти люди, — невероятно органично. Однажды во время спектакля у Олега Павловича зазвонил телефон, и он, ведя диалог на сцене, сбросил номер, положил мобильник в карман и через минуту все уже забыли, что в постановке Мольер пользовался сотовым. Все подумали, что так и должно быть. Это было невероятно органично.

— В Сети иногда сравнивают вас с Сергеем Безруковым…

— По ужимкам и прыжкам я особенно на него похож. Поначалу все считали, что я просто чуть ли не пародирую Сергея Безрукова. Но у меня не было возможности считывать Сергея Витальевича, он не стал моей второй эмоциональной половиной. Да я и смотрел не так много его работ.

Сериал «Бригада» я посмотрел, как и многие мои ровесники. Мы просто похожи по типажу. На самом деле таких совпадений много. Я вижу многих актеров, которые похожи на Сергея Витальевича даже не внешне, а по актерской подаче. И такое ощущение, что они учились у него.

— С каким актером или персонажем вас сравнивают еще?

— Драко Малфой из «Гарри Поттера». Однажды в далекие времена в Саратове я работал на корпоративе. Надел темный парик, очки и стал так похож на самого Гарри Поттера. У нас схожи форма лица, глаза, и когда я надеваю очки, то сразу напоминаю этого персонажа. Но это опять же типаж. Таким же образом можно сказать, что я похож и на Алексея Воробьева.

Вячеслав Чепурченко с Розой Хайруллиной на сборе труппы Московского театра Табакова в 2019 году. Фото:
Вячеслав Чепурченко с Розой Хайруллиной на сборе труппы Московского театра Табакова в 2019 году. Фото: Кристина Безбородова/ КП

— Немало запросов в Сети посвящено театру…

— В театр я попал благодаря спектаклю «Признание авантюриста Феликса Круля», который шел 11 лет. И главную роль как раз играл Сергей Витальевич Безруков. Потом эту постановку сняли. Эта роль рассчитывалась на 18-летнего, а Сергею Витальевичу уже было за 40. То есть, не по возрасту. Меня взяли в театр и буквально через два месяца начали вводить на эту роль. Мы поиграли спектакль полтора года.

Но основная сложность заключалась в том, что постановка, выпущенная Сергеем Безруковым, была и заточена на него. Не имея такого таланта и опыта, я не мог вывести четыре часа спектакля на своих плечах. Но в диалоге с актерами начал выстраивать сцены таким образом, чтобы их вез не только я, а мы все вместе. И я этим горжусь. Движение в сторону того, что спектакль мог стать новым, свежим, легким не только благодаря одному актеру, началось.

У меня было очень много хороших ролей. Саша Марин, воспитанник Табакерки, являлся режиссером многих спектаклей: «Сестра Надежда», «Эмма», «Безымянная звезда». В театре Табакова я играл три или четыре маленьких роли, которые обожал. Вообще, я очень люблю маленькие роли – актерские, персонажные, игровые. Главный герой не всегда самый интересный.

— Почему вы решили уйти из театра Олега Табакова?

— Пришло время. Начался новый этап, новый виток. Никаких подводных камней и интриг здесь искать не следует. Я ни с кем не поругался. Просто Олега Павловича не стало, и театр начал двигаться дальше, меняться — ни лучше, ни хуже, просто в другую сторону.

И в данном контексте мне не очень удобно существовать в формате штата. У меня двое детей, и мне нужно много работать и хорошо зарабатывать. Театр «Табакерка» невероятный, я его очень люблю. Там высокая зарплата. Но я принял для себя решение, что сейчас для меня этого мало и нужно двигаться дальше.

Как бы это высокопарно ни звучало, театру нужно служить. Нельзя усидеть на двух стульях. Ты либо отдаешь себя театру и не смотришь в сторону, либо лучше уйти и не крутить мозги ни себе, ни коллективу.

— Пойдете в другой театр?

— Только как приглашенный актер, чем я и активно занимаюсь. Это самая современная практика, в которой очень много плюсов. Безусловно, есть и какие-то минусы.

Если ты в штате театра, то очень редко дают второй состав, тебе очень тяжело сниматься. Но при этом всегда есть стабильная зарплата, а что касается приглашенных артистов, то сегодня приглашение есть, а завтра их может и не быть. И я думаю, что постоянно надо что-то делать. То есть, сидеть в зоне комфорта на зарплате я уже не могу. Это большой минус. Но когда находишь работу, все это становится приятным.

Вячеслав Чепурченко в программе «Форт Боярд». Фото:
Вячеслав Чепурченко (справа) в программе «Форт Боярд». Фото: Instagram.com/slavache2021/

— Давайте перейдем к другим проектам. Недавно вы приняли участие в знаменитой передаче «Форт Боярд».

— Я благодарен организаторам шоу за такое прекрасное путешествие. Правда, поначалу мы должны были просидеть 10 дней путешествия во Франции на карантине в комнатухе. Кому-то повезло больше, кому-то – меньше. Кто-то жил в отеле с с внутренним двориком, и он мог сидеть и загорать. Наш отель же напоминал коммуналку — коридор, комнаты и никакого дворика.

Мы могли выходить на улицу по два часа в день, которые тратили на небольшую прогулку и покупку продуктов. В конце этих десяти дней мы сдавали тест. И если результат был отрицательным, ехали уже на саму программу. Забавно, что передача снимается очень быстро, максимум часов пять. Мы сидели десять дней на карантине, а потом это все быстро закончилось. Но было очень круто. И остался такой флер карантинных путешествий.

— Чем занимались в гостинице на карантине?

— Ко мне пришла гениальная идея. Я взял свою приставку Sony Play Station 4 и кучу бумажных сканвордов, которые очень люблю. К тому же в моей команде был Пашка Комаров. А мы с ним друзья-товарищи, все-таки отработали два сезона «Жуков». Мы веселились, болтали, смотрели видео, читали.

Когда тебе говорят, что нельзя гулять, на тебя очень давят эти стены. Поэтому и с книжками было чуть сложнее. А читать мне оказалось проще где-нибудь в кафешке с кофеечком наперевес.

— С Павлом Комаровым поддерживали друг друга?

— Это тот случай, когда не надо ничего рассказывать, объяснять. Мы могли спокойно молчать друг с другом. А это очень ценное качество, когда людям не надо ничего доказывать. Мы уже знаем друг друга не как облупленные Конечно, детей вместе не крестили, но в любом случае на съемках мы вместе съели пуд соли. Поэтому все было достаточно легко.

Особенно это помогало в странно-нервной ситуации, когда мы переходили границу Россия-Франция, и везде требуют ПЦР, суют палки в нос, говорят: «Иди туда или сюда». В таком нервяке хочется на кого-то посмотреть и взглядом спросить: «Ты как, нормально?» При этом я не могу сказать, что мы с Павлом бесконечно веселились, но это была поддержка друг друга на энергетическом уровне.

— Сложно было физически на шоу «Форт Боярд»?

— Конечно, задания очень сложные. Технически я одно из них провалил, второе сделал очень успешно, даже успел повеселиться. А на третьем задании я практически попал в тюрьму. Но этот уже интрига, и я не буду все рассказывать. Мне и помогла физическая подготовка, и в то же время нет, потому что испытания выдались нелегкие.

— За время шоу успели с кем-то подружиться?

— Нет. Пообщаться на работе – это нормально. Но для дружбы нужно больше, чем одно знакомство. На съемках передачи я познакомился с Прохором Шаляпиным. Не могу сказать, что мы стали друзьями, но точно хорошими знакомыми. Он меня даже с днем рождения поздравил. Прислал мне видео своего дома из-за рубежа. Поздравил меня, но хвалился домом — Прохор этим и прекрасен.

Мы иронизировали над ним, он – над нами, мы – сами над собой. И на фоне карантинных мер мы и подружились. Если я напишу ему сейчас или позвоню, это и будут те самые ощущения, когда не обязательно быть на связи. Я просто спрошу: «Прохор, ты как?», а через полгода еще спишемся.

Вообще, я понимаю, почему он такой медийный, почему о нем все говорят. Прохор просто очень располагает к себе. Он по-хорошему простой. Но не простоват, а легкий, внятный, не лишенный самоиронии. И это все очень подкупает.

С Лешей Лукиным мы тоже хорошо общались, подружились. Но я не буду им писать… А с Прохором мы жили через комнату: Я, Пашка, Прохор. Мне даже сейчас пришла идея: а что если Прохор приедет к нам в «Жуки»? В качестве друга Артемия, которого играет Вадим Дубровин. Забавно. Кстати, Прохор очень похож на Артемия, на которого вешаются все женщины. Он же там секс-машина.

— Какое испытание было самое страшное?

— Бывают задания, вызывающие отвращение. Например, я не буду с удовольствием брать змею, паука, но даже они не вызывают у меня страха. А уж если все снимается на камеру, то я бы вообще сильно не переживал. Не было ни одного задания, очень страшного для меня. Да и при заполнении анкеты, где просили назвать свои фобии, я ничего не написал. А смотреть на человека, которому не страшно – не тот формат шоу.

«Форт Боярд» все-таки показывает, как люди преодолевают свой страх. Поэтому те, кто написали, что боятся змей, скорее всего, попадут к ним. Очень интересно, как наши девчонки преодолевали страх перед насекомыми, перед высотой. А смотреть, как Слава с отвращением берет змею – меня на такие задания не брали. В моем случае упор делался на физическую выносливость.

Страшно было за девчонок. Потому что местами это переходило за грань между страхом и фобией. Страх – это просто страшно, а фобия – это когда человек не совсем отдает себе отчет в том, что происходит, и когда это все остановится. У одной из наших девчонок произошел некий эмоциональный всплеск. Это тот момент, когда ты думаешь: а что сейчас будет? Это когда уже никакие слова поддержки не помогут. И ты ощущаешь, что человек как будто уже перестал быть самим собой.

— С Паспарту пообщались?

— Он не очень активно себя вел, просто располагал к себе. Мол, ребята, все классно. Паспарту же говорит по-французски, и мы не разговаривали. Но эмоционально, жестикуляцией, глазами он подмигивал нам, и мне этого было достаточно. И вообще, мне не очень хотелось именно общаться. Я хотел в целом взять в охапку всю эту энергетику и проглотить ее. Было бы странно, если бы я сказал: «Мечтал пообщаться с Паспарту с детства». Я просто любовался на него и думал: «Какой ты крутой». А на «Форт Боярд» я мечтал попасть с детства.

— А какую роль в вашей жизни сыграл телепроект «Ледниковый период» на Первом канале?

— В моей жизни не случалось, чтобы я соприкасался с тем, чего никогда в жизни не делал. Но тот уровень, с которого я начал на проекте, и которым закончил, — это просо невероятный прыжок. Тогда я понял, что если сильно постараться, то я могу сделать очень многое. В какой-то момент ты думаешь: «Ну молодец, нормально, работаю, стараюсь, тружусь, но прыгнуть выше головы…» А теперь у меня есть пример, когда я совершил такой прыжок. И это означает, что если мне что-то понадобится, то я это сделаю.

Вячеслав Чепурченко на проекте «Ледниковый период»
Вячеслав Чепурченко на проекте «Ледниковый период». Фото: Первый канал

— Каким номером довольны больше всего?

— Всеми номерами с Яной Хохловой. Каждый из них был как новая жизнь. Все номера создавались в разной обстановке. Например, на одной неделе мы были ограничены во времени, настроение такое, погода другая, обстоятельства другие. На другой у нас появилось куча времени, свобода действий, на третий номер кто-то заболел, или мы поругались. Каждый номер мы проживали все по-новому, и я получал невероятное удовольствие. Тот факт, что номера рождались разными нами, — невероятно крутой.

— В каких отношениях вы со своей партнершей по проекту Яной Хохловой?

— В очень дружеских. Правда, мы не ходим друг к другу на чай, потому что в формате Москвы, когда ты крутишься, как волчок, это невозможно. Но Яна сдружилась с моей семьей – женой и детьми. Если бы появилось время и возможности, мы бы поехали на шашлыки, пригласили бы Яну, и все было бы чудесно.

— В Сети интересуются, какой у вас рост и вес…

— 182-183 сантиметра. Вес – 82, но он варьируется. Бывает, что я скидываю ради роли до 80. Но вес 82 килограммов стабильно держится уже лет 14. У меня такая конституция. У меня и отец, и дедушка весили примерно столько же. Дедушка и в 70 лет выглядел чуть старше меня, но физически ощущал себя также.

Вячеслав Чепурченко в сериале «Измены»
Вячеслав Чепурченко и Елена Лядова в сериале «Измены»

— Какими своими фильмами вы особенно гордитесь?

— Сериалы «Измены», «Город», «Эти глаза напротив», где я снялся в первых двух сериях. «Молодую гвардию» я не буду советовать, хотя это достаточно серьезная работа. Очень много было сопротивления со стороны моего героя Кошевого. Мою роль раскидали по сериям, но тем не менее, прослеживается становление героя.

Когда я только приступил к работе над этой ролью, все вокруг восклицали: «Да ты что, это же Кошевой». Даже Олег Павлович сказал: «Да ты понимаешь, что там должно быть в глазах». Но, тем не менее, мне было важно показать не человека, готового совершить «геройский» подвиг – взорвать людей. Мне было интересно, как из обычного интеллигентного школьника получается мужчина, который может быть готов на убийство – взорвать шахту с людьми. Очень интересно наблюдать за тем, как он превращается в человека с безумным взглядом.

— В сериале «Жуки» вы играете учителя информатики. А сами хорошо разбираетесь в технике?

— Нет. Я  называю технику «Компьютер». Конечно, «Пепси» я не говорю, но у меня никогда ничего не получается. Я лучше заплачу деньги, и пусть мне все сделают.

— Какой самый интересный отзыв получали о вашей роли?

— Мне нравится, что на этот сериал отвлекаются и люди старшего поколения, которые смотрят его не только ради гэгов, а осознанно. Они говорят: «Спасибо вам большое. Очень добрый фильм – светлый, летний». Это не только развлекательная картина.

Вообще, у людей бывают разные реакции. Однажды я ехал в метро, занимался своими делами, копался в телефоне, и неожиданно ко мне приближается лицо мужчины под маской и шепчет: «Когда третий сезон «Жуков» выйдет?» А я ответил: «Скоро. Ждите, летом будем снимать». Но хочется сказать: «Еще запрыгните на меня. Зачем вы лезете в мое личное пространство?»

Я понимаю, что причина как всегда позитивна. Бывает, что чуть ли могут напасть: «Здравствуйте, здравствуйте, подскажите, пожалуйста, когда третий сезон «Жуков» выйдет» Я все это говорю в позитивном ключе. С удовольствием разговариваю с людьми. То есть, я не та звезда, которая устала от внимания, его и не так много. Но когда узнают, в 99 % случаях это позитивные эмоции. Люди пытаются поделиться тем теплом, которые получили от сериала «Жуки» или других фильмов. Но бывают и исключения. Пару случаев связано с нетрезвыми персонажами – переходили границы.

Вячеслав Чепурченко в сериале «Жуки».
Вячеслав Чепурченко в сериале «Жуки».

— И действительно, на какой стадии сейчас третий сезон «Жуков»?

— По сути, его должны снимать следующим летом. «Сваты», например, любит моя двухлетняя дочь. Она начала понимать, что происходит и говорит: «Включи дядю», имея в виду этот фильм. Я тоже втянулся и смотрю. Но там все построено так, что нет общей канвы.

Серия может начаться в любой момент. У нас в «Жуках» все-таки есть завязка. Если мы закончили летом, то и должны начать в это время года, поскольку это продолжение истории. А не просто зарисовки из жизни жителей деревни «Жуки». В конце второго сезона ребята пытаются делать приложение, которое украл персонаж Верника. И странно было бы начать показывать сезон зимой.

— Расскажите, пожалуйста, о жене Екатерине…

— Летом я снимался параллельно в двух проектах. И Москва у меня была перекладная. Я снимался в Ярославле и чтобы попасть на следующие съемки, мне нужно было доехать до столицы, сесть на другой поезд и поехать в другой город. И вот так я и прыгал между тремя городами: Ярославль, Москва и например, Калуга.

И когда я гулял по Москве, ожидая свой поезд, то обычно заходил в барчик выпить пива. Во время одной такой прогулки  я просто и приземленно познакомился с девушкой. Мол, как дела, я вот тут гуляю. Пошел разговор, и все вылилось в нормальный человеческий диалог.

— Какие качества цените в Екатерине?

— Все. Она красивая, умная. Это просто совокупность всего: энергетики, ума, красоты, характера, образования, терпения, мудрости. Но самое главное, что между нами произошел нормальный, человеческий, а не волшебный, какой бывает у влюбленных, диалог. И первое, на чем мы сошлись, — это то, что мы очень легко общались.

— Расскажите, пожалуйста, о своих детях…

— Дочери Ярославе два года и пару месяцев. Но Славой мы ее не зовем. Сыну Тимофею сейчас три месяца.

— Сложно с маленькими детьми?

— Молодой отец – это если бы я воспитывал детей в 23-25 лет. Но мне 34 и можно сказать, что пора. Еще бы год-два и было бы не поздно, а странновато, как мне кажется. Не хочется, чтобы мне было 20, а моему сыну – 60. Мне нужно быть ответственным за кого-то, охранять, поддерживать свою семью. Очень нравится роль отца. И мне кажется, что я для этого и был создан и осознанно шел к этому.

Вячеслав Чепурченко с женой Екатериной. Фото:
Вячеслав Чепурченко с женой Екатериной. Фото: Instagram.com/slavache2021/

— О каких новых творческих проектах вы могли бы рассказать своим зрителям?

— Большими кинопроектами я вас не порадую. Ничего сверхъестественного нет, за что я очень переживаю. Появляются небольшие залетные работы, буквально на пару съемочных дней. Ничего большого, а уж тем более полных метров у меня пока нет.

Кино – это всегда определенный типаж, лицо. Например, Сергей Бодров был героем своего времени – 90-х годов, тогда он был нужен, а не смазливые и белобрысые. Потом стал необходим герой типа Козловского – героический, с вольным подбородком, затем Петров. Сейчас, видимо, не нужен такой, как я. Но ничего, не первый раз.

После сериала «Измены» у меня вообще случилось затишье. Хотя я, наоборот, предполагал, что сейчас начнется «движуха». Практически два года я просидел на небольших ролюхах, но потом случились «Жуки». Поэтому я буду работать, развиваться, а там глядишь и появится и что-то более яркое. Надеюсь, что и в театре будут спектакли с хорошими работами. Очень хочется.

Смотрите также:

Еще больше интересных роликов на нашем Youtube-канале.