Марина Зудина: «Я болезненно переживала то, что пространство вокруг меня поменялось»

Актриса рассказала Teleprogramma.pro о новом сезоне сериала «Содержанки» и жизни после ухода Олега Табакова.

Марина Зудина: «Я болезненно переживала то, что пространство вокруг меня поменялось»
Марина Зудина. Фото: Global Look Press

С 10 июня на видеосервисе Start выходит третий сезон сериала «Содержанки». Создатели многосерийного фильма обещают, что новая часть истории об отношениях представителей социальной элиты станет развязкой. В ней появятся как новые герои, так и уже полюбившиеся персонажи.

Например, в третьем сезоне героиня Марины Зудиной Мила будет учиться жить заново после одного трагического события. И в этом ей поможет психолог, роль которой сыграла Виктория Толстоганова.

В жизни самой Марины Зудиной тоже было немало тяжелых испытаний. И сейчас, после ухода мужа Олега Табакова, она снова учится радоваться тому, что окружает ее. И бережно хранит память об Олеге Павловиче.

В интервью Teleprogramma.pro Марина Зудина рассказала о новых «Содержанках», вещих снах и своем отношении к дебюту Ольги Бузовой на театральной сцене.

«Стилистика каждой части «Содержанок» определяется индивидуальностью режиссера

— Марина, в одном из своих интервью ваша коллега по сериалу Сабина Ахмедова сказала, что для нее сериал «Содержанки» — о потере чистоты. Вы согласны с таким мнением? А что сами думаете по этому поводу?  

— Мне кажется, что он об одиночестве и о том, что в отсутствии чего-то настоящего люди сублимируют внешне красивую жизнь. Вот и все.

— Константин Богомолов, работая над первым сезоном сериала «Содержанки», сказал, что у героев нет прототипов. А может, все-таки есть… 

— Мне кажется, что это собирательные образы. Тем более сам режиссер говорил, что это придуманные персонажи. Но такое явление существует вокруг нас. Я много лет общаюсь в этой среде. И могу сказать, что в каждом из нас есть все. А дальше это уже история, которую придумали сценаристы.

Кадр из сериала «Содержанки». Фото:
Кадр из сериала «Содержанки». Фото: видеосервис Start

— Я читала в Интернете мнение, что успех сериала заключается в том, что актеры играют самих себя. Не в прямом смысле, конечно. Я бы добавила, что скорее, стереотипное представление о них… Как вы относитесь к такой оценке?   

 — Мне кажется, что это не совсем так. Просто в каждом из героев есть и наши черты, это естественно. Что касается моей героини, то я, играю женщину, которой изменяет муж, поэтому в этих случаях штампов не может быть никаких. К моему личному опыту это не имеет никакого отношения.

Я с Константином Юрьевичем работала как характерная актриса, он знает мои возможности. В первом сезоне он выписал характер моего персонажа так, чтобы это было интересно для меня, и для зрителя. То есть, брал те качества, которые во мне есть и адаптировал их. Про других же мне сложно что-то сказать.

Ольга Сутулова, например, играет жену богатого человека, тогда как она сама с юных лет снимается в кино и зарабатывает. Аналогов я не вижу и даже не знаю, каких именно персонажей можно отнести к данному высказыванию.

 — На презентации третьего сезона вы сказали, что сниматься в разных частях сериала – это все равно, что играть в трех разных фильмах. Почему?

— Генеральный продюсер сериала Ирина Сосновая отметила, что изначально они хотели, чтобы каждую новую часть снимал новый режиссер. И именно этот фактор определяет то, что стилистика всех сезонов разная. Поэтому у всех разная режиссерская манера работы, пластика кадра, есть различия в монтаже. Все это определяется индивидуальностью режиссера.

— А в чем отличие Юрия Мороза, работавшего над третьим сезоном сериала?  

— Он «монтажно» снимает. Сейчас принято сначала снимать общий план сцены, а он же снимает ее частями. Так раньше создавалось настоящее кино.

Кадр из сериала «Содержанки». Фото:
Кадр из сериала «Содержанки». Фото: видеосервис Start

— В одном из интервью вы рассказывали, что украшения для вашей героини в первом сезоне предоставляла ваша подруга – владелица ювелирного бренда. А как было в следующих? 

— Во второй и третьей части партнером проекта стала компания Mercury. Именно она предоставляла все те украшения, которые мы носим в кадре.

— А как решался вопрос с костюмами для героев?

— У нас есть художник Наталья Каневская. Какие-то наряды она подбирала из своей коллекции, например, вещи моей героини, а какие-то брала в магазинах.

— Вы всегда соглашались с решениями Натальи?

— Почти всегда — да, мы обсуждали разные варианты. Но Наталья никогда ни на чем категорически не настаивала. Я бы отказывалась, если бы ее предложения не совпадали с моим видением. Но Наташа – тонко чувствующий человек. Она хорошо знает всех героев, ощущает их, поэтому все-таки эти образы создаются совместно.

Кадр из сериала «Содержанки». Фото:
Кадр из сериала «Содержанки». Фото: видеосервис Start

«Светские мероприятия стараюсь посещать по делу»

— По сюжету сериала «Содержанки» герои то и дело посещают светские мероприятия. А для вас они в радость или же это простая обязанность?

— Вы знаете, когда это касается моей премьеры или работы сына, то я хожу на них с радостью. А в ином случае думаю о том, зачем я туда иду, это все-таки не мой праздник. Поэтому стараюсь посещать подобные мероприятия только по делу. Мужчине в этом отношении проще. Он собрался и пошел. А женщине нужно и уложить волосы, и сделать мейкап, и подобрать одежду. Это затратно и эмоционально, и занимает время.

— А как к светским мероприятиям относился Олег Табаков?  

 — Олег Павлович их не очень любил. Он предпочитал заниматься делом. Но эти мероприятия – это все-таки данность. Просто так Олег Павлович никуда никогда не ходил, а только в том случае, если его награждают, или отмечают спектакль. Он мог прийти на премьеру к Павлу, например, когда вышел его первый фильм «Звезда». Но вообще он практически не посещал светские мероприятия.  

— Какими еще киноработами, помимо «Содержанок», порадуете нас в ближайшее время?  

 — Недавно я снялась в одной короткометражке. Это была моя первая работа, где я смотрела на себя и думала: «Кто эта женщина?». Мне казалось, что на экране совершенно не я. Я и раньше играла жестких героинь, но не таких, как эта.

Эту картину сняли Андрей Золотарев – сценарист фильма «Триггер» и Сергей Трофимов, который работал над фильмом «Девятаев». В нашем фильме Сергей выступил в качестве оператора. Несмотря на то что это короткометражка, у нас была очень сильная киногруппа.

— На что вы в первую очередь обращаете внимание, когда получаете сценарий?  

— На интересную историю. А если мне не нравится сценарий, то я обращаю внимание на команду: кто является режиссером, продюсером, над какими еще проектами они работали. Потому что результат часто зависит именно от этого.

Марина Зудина в спектакле «Чайка» - еще вместе с Олегом Табаковым. Фото:
Марина Зудина в спектакле «Чайка» — еще вместе с Олегом Табаковым. Фото: Global Look Press

— Давайте поговорим о театре. Сейчас в вашей творческой копилке четыре спектакля: «Идеальный муж», «Карамазовы», «Сентрал — парк Вест» и «Чайка». Репетируете ли вы новые постановки?

 — Возможно, в следующем сезоне я буду репетировать. Я говорю об этом осторожно, потому что существуют разные варианты развития событий. Но пока не хочу говорить об этом.

— Вы сейчас довольны вашей занятостью в театре?

— Я довольна теми спектаклями, которые играю. А сказать, что я постоянно хочу принимать участие в новых постановках, я не могу. В моей жизни был период, когда я очень много играла. И у меня есть определенные требования к тому, что мне предлагают. Но у меня нет желания работать, чтобы просто работать. Мне есть чем заниматься. Я предполагаю, что буду дальше сниматься, занимаюсь архивами Олега Павловича, проектами по его фонду.

Я отношусь к своей репертуарной занятости как к данности. В отсутствии чего-то интересного в данный момент я радуюсь тому, что у меня есть спектакли, которые я играю.

— Вы упомянули фонд Олега Табакова. Чем конкретно вы занимаетесь по сохранению культурного наследия мужа?  

— У него остались и записи, и интервью. И нужно все это систематизировать и издать каким-то образом. Мы это будем делать вместе с театром и с фондом Табакова.

— Спектакли «Идеальный муж» и «Карамазовы» Константина Богомолова с аншлагом идут уже больше семи лет. В чем, на ваш взгляд, секрет такой популярности?

— В таланте режиссера и в том, что Константин пишет прекрасные диалоги. Он же еще и автор. Тот же спектакль «Идеальный муж» Константин сделал по мотивам произведений Оскара Уайльда, написав и свой прекрасный текст. Я вообще считаю, что самый главный в театре – это режиссер. Все, кто работает с Константином Богомоловым, влюбляются в его режиссерский талант. С ним очень интересно работать.

— С кем из режиссеров вам еще нравилось работать?

— С Тимуром Чхеидзе, с Адольфом Шапиро. И с Олегом Павловичем, конечно. Взяв в свои руки руководство МХТ им. Чехова, он уже практически ничего не ставил. Но когда мы были совсем юными, я, конечно, больше всего любила работать именно с ним.

«Людей нужно оценивать по результатам»

 — Сейчас все обсуждают дебют Ольги Бузовой на театральной сцене. А вы как относитесь к этой новости?

— Никак. Можно относиться плохо, а вдруг она сыграет что-то гениальное? Если это талантливо, то какая разница, кто в этом принимает участие?

Может быть, Константин Богомолов мог бы позвать ее в какой-то из своих спектаклей, и это было бы уместно. Но я не знаю, в каком контексте она присутствует в постановке МХАТа. МХТ и МХАТ — это разные театры.

Я не знакома с Ольгой Бузовой. Она человек из другой среды, где я не очень комфортно себя чувствую. Я не имею никакого отношения и к тому театру. А комментировать то, что у кого в жизни происходит, мне неинтересно.

Но знаете, я всегда надеюсь, что когда говорят: «Зачем?», то из этого может что-то получиться. Пусть люди увидят, а уже потом что-то скажут. Все-таки предпочитаю оценивать результат. Я же пока не видела, как она играет? А вдруг кому-то понравится?

— А ваш муж никогда не привлекал в театр непрофессиональных актеров? 

— В кино непрофессионалам проще. Театральный актер – это все-таки профессия, это сложнее, чем кино.

Кстати, я видела Ольгу Бузову в каком-то фильме, где она играла саму себя. И это было очень забавно, даже мило. И Ольга с большой иронией относилась к тому, что она делает. Я ее впервые тогда увидела, еще не знала, кто это. Но опять же я люблю судить только по результату. Потому что стандартов нет ни-ка-ких. И я все больше убеждаюсь в этом.

Почему Бузова не может играть в театре, а кто-то является министром той отрасли, в которой все разваливается. Тот же актер Зеленский стал президентом, например. Поэтому людей надо оценивать не по собственному восприятию, а по их результатам. И я сторонница именно такой позиции.

— В одном из своем интервью вы говорили, что вам приснился вещий сон, посвященный внучке…

— Я увидела во сне девочку, потом сон забылся. Но я почувствовала, что мне не хватает какой-то женкой самореализации. Дети растут, и возникает потребность в каком-то маленьком существе, которому ты что-то можешь дать. Мия – чудесная девочка, и я привыкаю к новой для себя роли.

 — А потом вам еще снились вещие сны?    

— В девятом классе мне снилось, что я учусь именно у Олега Павловича в ГИТИСе, что я поступила к нему. Причем такой сон я видела несколько раз. Это тот случай, когда ты просыпаешься и думаешь: «Ну, как же так? Все было совсем, как в жизни». Но я не могу сказать, что мне снятся вещие сны, и я предугадываю ход событий.

Марина Зудина и Олег Табаков. Фото:
Марина Зудина и Олег Табаков. Фото: Global Look Press

«Когда я оказалась в сложной ситуации, не все поддержали меня»

— Я читала одно ваше интервью, где вы рассказывали, как в юности порой ждали Олега Павловича на морозе – так хотели увидеть его лишний раз. Что в вас осталось от той юной Марины, или же вы изменились кардинально? 

— Конечно, мы взрослеем и меняемся, но, во-первых, я верю в любовь и знаю, что она есть. Но раньше я много отдавала – в человеческом общении, в дружбе, в работе, но сейчас делаю это уже в меньшей мере.

Я не то чтобы стала эгоистичной, но поддерживаю теорию разумного эгоизма. Если бы кто-то думал обо мне, может быть, тогда мне не надо было больше думать о себе самой.  Поскольку в отсутствии Олега Павловича я сама должна о себе заботиться, то я начала ставить свои интересы на первое место. Тогда как раньше превалировали интересы других. Я научилась этому последние годы и рада этому качеству.

Потому что, когда я оказалась в сложной жизненной ситуации, не все поддержали меня с таким же энтузиазмом, с которым я их поддерживала.

— С момента ухода Олега Павловича прошло больше трех лет. За вами пытаются ухаживать другие мужчины?    

— Мне эта тема не очень интересна. Это такой стереотип, что женщина обязательно должна быть с кем-то. Я жила в счастливом браке огромное количество лет, и поэтому мой голод на этот счет удовлетворен. Знаете, когда в жизни не было чего-то, то человеку хочется это попробовать. У меня в жизни это было, и причем на очень высоком уровне.

Поэтому я не могу сказать, что хочу чего-то еще. Я вообще не думаю на эту тему. Мне есть чем жить и у меня нет комплексов по поводу того, что я одна.

Поэтому в моей жизни наступил такой период, когда я живу совсем другими ценностями.

Марина Зудина с дочерью Марией. Фото:
Марина Зудина с дочерью Марией. Фото: Global Look Press

— В одном из ваших интервью я прочла фразу: «Я не хочу, чтобы у моей дочери была такая любовь, как у Анны Карениной». Хотите уберечь ее от окружающего мира, от превратностей судьбы?

— Я пытаюсь ей объяснять на каких-то примерах, что любовь — это не страдание, как в романе «Анна Каренина», а радость. И если ты изначально понимаешь, что человек способен манипулировать отношениями, и ему они нужны меньше, чем тебе, то стоит задуматься. Это касается не только любви, но и дружбы, совместной работы. Лучше, чтобы не возникало зависимости.

На протяжении долгого времени театр был моим пространством, как театр-дом, неразрывно связанный с Олегом Павловичем. Я чувствовала зависимость от этого пространства. И довольно болезненно переживала тот факт, что теперь оно поменялось.

Я сейчас имею в виду даже не коллег, а дирекцию, тех людей, с кем Олег Павлович работал, как руководитель. И они были кругом моего общения. Я общаюсь со всеми эти людьми, но пространство уже разрушено. Оно другое.

И мне достаточно сложно было обрывать эти связи и находить в жизни что-то другое. Поэтому зависимость в любой форме отношений – в любви, в дружбе, когда ты для друга или подруги много делаешь, а потом оказывается, что он или она может тебя кинуть, — это плохо. Нужно просто понимать, что за свою жизнь отвечаешь именно ты. Есть друзья и любимый человек – прекрасно, но даже если кого-то из них не окажется рядом в нужный момент, то в этом нет ничего страшного. И нужно быть к этому готовым.

— В какой момент вы это поняли?

— Конечно, я стала больше думать на эти темы после ухода Олега Павловича. Мне достаточно резко пришлось перестраиваться.

Марина Зудина с сыном Павлом и актером Евгением Переваловым. Фото:
Марина Зудина с сыном Павлом и актером Евгением Переваловым. Фото: Global Look Press

«Энергия молодежи всегда питательна»

— Продолжая разговор о детях, следите ли вы за кумирами молодого поколения. За тем же Моргенштерном, например… Невольно вспоминается фраза вашей героини: «Люблю молодежь» из спектакля «Карамазовы»…

— Мы с Павлом часто говорим об этом, я спрашиваю о том, что ему интересно, какие он смотрит сериалы. И мне важно мнение сына по каким-то вопросам. Безусловно, наши взгляды на что-то могут отличаться. И мне кажется, феномен Олега Павловича состоит именно в том, что он делал ставку на молодых. И мне реально интересно с молодежью.

Я часто замечаю, что с возрастом люди устают от жизни и становятся скучными. Им все время что-то не нравится, они то и дело брюзжат, у них нет ни на что сил, они постоянно что-то обсуждают. А у молодых есть перспектива, что в жизни еще все случится, все сложится. И вот эта энергия всегда питательна.

Олег Павлович очень любил работать с молодыми и тем самым продлил себе жизнь не только благодаря тому, что Маша и Павлик родились у него в зрелом возрасте, но и тем, что он постоянно работал с молодежью. Ты им отдаешь, а они тебе дают энергию взамен. И ориентир на молодых – самый правильный, потому что они очень живо на все реагируют.

Поэтому мне очень интересно сотрудничать с молодыми режиссерами, актерами, они – это наше завтрашнее будущее. И во многих из них позитивный заряд гораздо больше, чем у зрелых людей. И мне очень импонирует. Видимо, я смотрю на жизнь глазами Олега Павловича. Поэтому мне интересно все то, что касается молодого поколения.

— А многие брюзжат по поводу того, что Моргенштерн – кумир молодежи, что Даня Милохин стал молодежным лицом Петербургского Международного экономического форума. А вы как относитесь к такому выбору? 

— Я никак не отношусь, потому что кто платит, тот и заказывает музыку. Если для привлечения молодежи представители Петербургского форума делают Даню Милохина лицом своей организации, то это их право.

Зачем это обсуждать? Они же проводят какие-то маркетинговые аналитические исследования, значит, это отражает картину сегодняшнего дня. И неважно, нравится ли нам это или нет. Даже если мне что-то не нравится, то я очень толерантный человек. Я могу понять, почему это так, а не иначе.

— Вы всегда такой были?

— Нет, я в большей степени была максималисткой в юности. А теперь стараюсь относиться к жизни во всех ее проявлениях с пониманием.

Смотрите также: