«К магам доверия нет. Но у меня есть волшебные карты»: Мария Машкова о гаданиях и атмосфере на съемочной площадке

Известная актриса дала эксклюзивное интервью Teleprogramma.pro.

«К магам доверия нет. Но у меня есть волшебные карты»: Мария Машкова о гаданиях и атмосфере на съемочной площадке
Актриса Мария Машкова. Фото: Сергей Козлов

15 июня в эфир телеканала ТНТ возвращается сериал «Света с того света», где главная героиня (Мария Машкова) копит деньги на дорогую медицинскую операцию, чтобы встать на ноги из инвалидной коляски.

Она вынуждена притворяться экстрасенсом на удаленке и проводит биоэнергетические сеансы.

В интервью Teleprogramma.pro Мария рассказала о том, какими были съемки второго сезона, как приходилось краснеть и кричать в кадре, а также о том, как сериал о Светозаре открыл ей дорогу в голливудский космос.

«Тогда мы пытались «ловить» жанр»

– С выхода первого сезона «Светы с того света» прошло уже три года, для сериала — это большой перерыв между сезонами. Каково было возвращаться к этой роли?

– Мы снимали пилот очень-очень давно, мне пробы прислали еще в 2013 году. Сезон мы сняли, и почти два года его не показывали, так что фактически прошло пять лет. О втором сезоне мы уже почти перестали мечтать, но вот он случился! Дальше – космос, потому что первый сезон у нас достаточно тяжело шел, мы пытались понять, как все это должно выглядеть. Это сейчас такие скайп-сериалы стали уже своего рода мейнстримом, а тогда мы пытались «ловить» жанр, чтобы не было скучно, чтобы не уходить в клоунаду.

Поэтому первый сезон прошел в такой напряженной атмосфере. Мы, конечно, хорошо общались и с Анной Котовой-Дерябиной, и с Кириллом Кагановичем, но дружба у нас случилась во втором сезоне. Это первый проект в моей жизни, который прошел в безусловном счастье и в безусловной любви. Было в моей жизни несколько сериалов, которые мне по результату нравились, но шли через боль.

– Какие, например?

– Например, «Лапси» – было и физически, и морально тяжело снимать этот проект, но я была довольна результатом. И первый сезон «Светы с того света» – из той же оперы. А сейчас случилась любовь. Мне очень интересно, зайдет ли этот сериал людям, и если да, то для меня это будет доказательством того, что любовь бывает без боли.

«Во втором сезоне на площадке появились айтишники и телескоп»

Кадр из сериала «Света с того света»
Кадр из сериала «Света с того света»

– Вы сами упомянули, что первый сезон «Светы» в формате скринлайф был экспериментом. Что изменилось на съемках второго сезона?

– Прошло пять лет, и мы вышли на новый уровень: у нас появились настоящие айтишники на площадке, телескоп, много камер и других новомодных штук – в общем, второй сезон мы снимали явно жирнее.

– Во время карантина таких проектов стало значительно больше, вы и сами снимались в «Окаянных днях». Помог ли вам на пандемийных съемках опыт «Светы с того света»?

– Да, ты уже понимаешь, какие прихваты, где и как работает приближение или отдаление, когда нос становится огромным и смешным. «Окаянные дни» – это небольшой, но интересный проект. Я тогда была в Лос-Анджелесе с моим любимым оператором Сергеем Козловым, который когда-то давно снимал еще с моим папой и «Лимиту», и «Подмосковные вечера». Мы с ним встретились и снимали все в домике наших друзей.

– Для вас, как для актрисы, проще работать с обычной камерой или сидя перед «вебкой»?

– Что касается «Светы с того света», то это огромное удовольствие. Фактически, ты как в театре, и очень многое зависит от артистов. Возможностей монтировать это не такое огромное количество, поэтому если что-то не получается в дубле, то он идет в помойку, и приходится снимать новый. Концентрация, знание текста – все должно быть просто на феноменальном уровне.

А когда еще монологи длинные с этим специализированным космическим текстом… Прямо было тяжело! Я все время учила текст, буквально не было момента, когда я этим не занималась. С утра, во время самих съемок, вечером учишь текст на завтра, утром его повторяешь, потом вечером в машине на следующий день учишь – и в таком режиме полтора месяца.

– Как ваша героиня меняется во втором сезоне? Что о ней узнают зрители, чего не знали прежде?

– Что она нежная и очень хочет любви, еще больше, чем в первом сезоне. Там присутствует романтическая линия, и для меня она была основной. Я прямо переживала по поводу того, кто же будет ее возлюбленным, потому что очень хотелось по-настоящему краснеть в кадре.

Это же скайп-камеры, и видны вообще все детали. Надеюсь, что у меня получилось пару раз реально покраснеть по-настоящему (смеется). Уж очень у нас красивый герой!

Про игуану Стасика

Кадр из сериала «Света с того света»
Кадр из сериала «Света с того света»

– Кстати говоря, о ваших эмоциях. Один из ярких героев второго сезона – игуана Стасик. В некоторых моментах кажется, что в сериал попала ваша реальная реакция на некоторые неожиданные телодвижения ящерицы. Это правда? Тяжело ли было работать с экзотическим животным? Вы их вообще любите?

– О-о-о да! На самом деле я очень надеюсь, что в сериале осталось много реальных моментов, где я по-настоящему боюсь или испытываю другие эмоции. И в этом кайф сериала! А со Стасиком я подружилась, мы называли его Станиславский, он был Константином Сергеевичем у нас на площадке.

– Поверил вам?

– Поверил! Мы сначала подружились, а потом он стал очень плохо себя вести, и вообще мы выяснили, что Стасик – это, оказывается, женщина. Видимо, копилась обида, что я обращалась к нему как к мужчине. Когда я это узнала, у нас прямо разрушились отношения, и последние дни шли тяжело. Он стал нервничать, совсем устал работать, сложные съемки были.

А вообще мне везет на экзотических животных: у меня, помимо игуаны, еще краб был – интересный опыт! Сначала мне было весело, а потом я узнала, что какой-то блогерше из Инстаграма игуана откусила губу, когда она полезла с ней целоваться. Я немножко запереживала! Но у нас, к счастью, ничего такого не было.

«У меня к этим магам никакого доверия нет»

– Фраза вашей героини «слушайте энергию, откройтесь космосу» вполне претендует на мем. Насколько вы сами верите в подобные мантры?

– У меня к этим магам никакого доверия нет. Но у меня есть волшебные карты, которые мне подарила подружка Ирина Горбачева. На съемках все над ними сначала смеялись, а потом стояли в очереди, и я всем гадала каждый день. Это никакой не прикол, все абсолютно реально.

Сталкивались ли вы когда-нибудь с биоэнергомагами? Или ваши друзья, знакомые?

– Я магов опасаюсь, потому что верю буквально всем. Как только мне начинают рассказывать, что будет, я сразу залипаю. Поэтому стараюсь как-то быть поодаль. А вообще «Света» мне во многом помогла, ведь как только мы закончили снимать второй сезон, я стала слушать энергию, открываться космосу и получила свою первую работу в Америке – главную роль в фильме про космос!

Как сыграла русского космонавта в Голливуде

– Речь про фильм «МКС»?

– Да! Фильм «Международная космическая станция», все произошло очень необычно, этот фильм ко мне пришел каким-то невероятным, космическим образом. Я вещи паковала буквально за один день: даже не помнила, что с собой взяла.

Действие фильма происходит в невесомости, у нас были тренировки на тросах. И когда я приехала на съемки, открыла чемодан, первое, что я увидела – футболку со съемок «Светы с того света», на которой было написано «слушай энергию, откройся космосу». Я тренировалась в Северной Каролине с американскими каскадерами в той самой майке, и посылала нашему сценаристу Анне Пармас сигналы, что все сработало!

– Расскажите, как именно вы попали в проект?

– Мне позвонили за неделю до съемок и сказали, что «слетела» главная героиня. Со мной связался кастинг-директор, который делал очень много известных картин: от «Американского пирога» до «Мистер и Миссис Смит».

Он сразу сказал: «Ты подходишь, никаких проб не нужно, общайся теперь с режиссером». Это был день инаугурации в Америке, и я тогда разговаривала с режиссером Габриэлой Каупервэйт: она потрясающий документалист, сняла невероятное кино «Черный плавник» про китов, потом занялась полным метром.

Я в нее просто влюбилась, и, по-моему, это было взаимно: она меня утвердила тоже без проб. Она сказала: «Ты сможешь это сделать». Потом просто взяла меня с собой в космос – на следующей день я уже была там.

– Насколько я поняла, по сюжету, шесть астронавтов находятся на МКС, и вы одна из этой шестерки?

– Да, там тоже очень интересный сценарий, он построен как пьеса. Я играю русскую женщину космонавта и могу рассказать только один спойлер: я сыграю хорошую русскую!

– Это здорово! Ведь зачастую нашим актерам в Голливуде приходится довольствоваться ролям стереотипных злодеев.

– Да, но мне ничего такого даже не приходилось, потому что я уже была в той точке, когда готова была сыграть хоть что-нибудь. Казалось, что это вообще уже невозможно. Я даже представить не могла, что моя первая работа будет настолько космической во всех смыслах. Мне кажется, Света явно приложила руку к этому проекту. И Аня Пармас вспомнила, что еще в первой серии первого сезона моя героиня говорит: «Я знаю про космос, я там была». И вот теперь я там реально побывала!

– Какие ваши главные впечатления от первых голливудских съемок?

– Я не могла поверить, что это происходит со мной, меня так тепло встретили, полюбили, называли Машкой – очень забавно было, как они с акцентом это говорили. Режиссер набрал артистов с большим театральным опытом: это и Ариана ДеБос, бродвейская звезда, которая играла в «Гамильтоне», «Вестсайдской истории» у Спилберга, и «Выпускном» с Николь Кидман и Мэрил Стрип – мне было ужасно интересно слушать ее истории про работу с такими артистами.

И Джон Галлахер-младший, да и я тоже восемь лет в театре отыграла. Крис Мессина – вообще в представлении не нуждается, он, наверное, самый известный из этой команды. И Пилу – это же просто звезда номер один в Дании.

«Поработав за рубежом, я поняла, что у нас талантливые и уникальные люди»

– Вы снимались в Европе – британский сериал «МакМафия», теперь Голливуд. Расскажите, чем отличаются съемки там от работы в России?

– Там все работает! Каждый департамент, каждый винтик, каждый шпунтик. Когда они получают финансирование, они все деньги отправляют на проект, а зарабатывают уже после, и это очень чувствуется. Поработав за рубежом, я поняла, что у нас просто невероятно талантливые и уникальные люди, которые делают невозможные вещи в тех условиях, которые им предоставлены.

Я полагаю, американцы в нашей русской действительности бы не справились. Если же нам наоборот дать их условия, мы просто вылетим в космос, хотя и так уже начали делать очень крутые проекты. Здорово, что у нас появляются продюсеры, которые готовы вкладывать большие деньги в сценарий – это же база! И это как раз очень чувствуется в «Свете с того света». Сценарист Анна Пармас пишет так, что текст хочется сказать вплоть до запятой, ничего чтобы не нарушить.

– Вы живете в Америке. Как часто бываете в России? Были ли тут ваши дети? Показывали ли вы им свой родной город Новосибирск?

– Прилетаю в Россию примерно раз в год, в основном на съемки. Но это лето я хочу провести здесь, причем со всей семьей. Для меня очень важно, чтобы дети не теряли связь с родиной, для них каждая поездка сюда как захватывающее приключение. Вообще, чем больше я времени провожу в Америке, тем больше я скучаю по России и горжусь тем, что я русская.

Конечно, там для моей семьи, мужа и детей уже очень близкий и родной мир, но эта идентификация очень важна. Я считаю себя настоящей сибирячкой, и мне очень приятно, что американцам истории про Сибирь тоже интересны. На съемках «Международной космической станции» меня постоянно об этом спрашивали, и я так гордилась, что я русская! А до этого даже не думала, что такое возможно, может, мне вообще лучше притворяться шведкой, чтобы брали на роли (смеется).

Еще полгода назад я и представить не могла, что со мной может случиться настоящий космос. Даже в самых смелых мечтах я не представляла, что мне доверят такую фантастическую роль. Но никогда нельзя отчаиваться. Нужно просто слушать энергию и открываться космосу.

Смотрите также: