Елена Проклова о травле: «Боюсь и не люблю людей, которые молча созерцают»

После откровений актрисы о притеснениях заговорили Дана Борисова, Марина Орлова, Анна Калашникова.

Елена Проклова о травле: «Боюсь и не люблю людей, которые молча созерцают»
«Боюсь и не люблю людей, которые молча созерцают»: Елена Проклова объяснила, почему решилась рассказать о домогательствах. Фото: instagram.com/elproklova/

Есть темы о которых не говорят, домогательства — одна из них. Поэтому, когда актриса Елена Проклова вдруг призналась, что стала жертвой насилия, на нее обрушились потоки критики.

Но далеко не все предпочли осудить и отвернуться, многие последовали примеру Прокловой и откровенно заявили, что она не единственная. Оказалось, что с домогательствами сталкивались Дана Борисова, Марина Орлова, Анна Калашникова.

Teleprogramma.pro связалась с Еленой Прокловой и спросила, чувствует ли она себя вдохновительницей нового тренда и не жалеет ли о своих откровениях?

— После вашего признания сразу несколько известных женщин тоже решились рассказать правду. Получается, вы стали своего рода основоположницей данных процессов в обществе. Считаете, что вы на правильном пути?

— К сожалению, проблема в обществе не уменьшается, а увеличивается. Но времена сейчас другие. В современном мире люди могут свободно говорить о том, что происходит. Неправильно молчать, мы все связаны.

Надеюсь, мой пример может послужить кому-то помощью, тропинкой, как себя вести и что делать.

Да, эта тема малоприятна, но я рада, что она поднялась. Женщина не должна себя чувствовать предметом пользования. Пришло время что-то менять в обществе.

— Как долго вы собирались с духом, чтобы вот так открыто на всю страну заявить о случившемся?

— Все произошло непроизвольно, я прочла интервью актрисы, которая сейчас живет в Америке (Елена Антоненко. — Прим. ред.), у нее была аналогичная ситуация с тем же человеком, о котором говорила я.

В этот момент пришло понимание, что дело не во мне, не я была причиной и спровоцировала ситуацию. Меня так потрясла эта мысль. Получается, просто существует такой порок у мужчин, болезнь общества, вседозволенность, безнаказанность.

Я по природе боец и мне не очень важно мнение людей, которые рассуждают, правильно я поступила или нет. Конечно, реакция окружающих важна, но есть вещи очевидные: это — хорошо, а это — плохо.

К тому же мне важно только мнение людей, которых я уважаю, а не людская молва. Я своей жизни не стесняюсь и могу откровенно говорить обо всем, что у меня происходит. Тем более если это может помочь кому-то.

— А чего было больше — критики или поддержки?

— Всего было много, кто-то критиковал, но очень многие меня поддержали. Важно, что тема поднята и мы сможем что-то изменить в этом вопросе.

— На вас обрушились потоки критики, притом не только от обывателей, но и от коллег. Критика не заставила засомневаться в своем решении говорить о проблеме?

— Я боюсь и не люблю людей, которые молча созерцают. Опасаются общественного мнения и могут закрывать глаза на очевидную несправедливость.

Считаю, что это почти преступно. Сейчас то время, когда можно говорить обо всем и мы имеем шанс быть услышанным.

Знаете, на каждый роток не накинешь платок. Пора искоренять ханжество. С молчаливого согласия равнодушных совершаются самые страшные преступления на Земле.

Смотрите также