Жанна Бадоева: «Редко просыпаюсь в своей постели»

Телеведущая рассказала об особенности путешествий в пандемию и жизни в солнечной Италии.

Жанна Бадоева: «Редко просыпаюсь в своей постели»
Телеведущая Жанна Бадоева. Фото: личный архив.

Жанне сейчас завидуют все: несмотря на пандемию, она продолжает путешествовать по миру, снимая программу «Жизнь других», премьерные выпуски выходят на Первом канале каждую неделю.

Впрочем, Жанна является «гражданином мира» не только в силу особенностей профессии — Бадоева уже давно живет в Италии, куда она переехала после замужества семь лет назад.

«Русских туристов очень ждут!»

Телеведущая Жанна Бадоева. Фото: личный архив.

— Как у вас в Италии народ планирует провести отпуск этим летом?

— В Италии вся страна идет в отпуск в августе, тут такая система. Многие отдыхают здесь, в Италии. Они едут на море, на юг, на Сицилию — все побережья забиты, и очень сложно туда попасть.

— А случилась ли такая же история, как в России, где цены на морской отдых внутри страны выросли?

— Да, в России произошла эта странная история, но здесь такого нет. Цены какими были, такими и остались. Мы надеялись, что станет дешевле, но нет — стоимость держится на том же уровне, что до пандемии.

— А передвижение внутри страны свободное?

— Когда красная зона, то нельзя переезжать из одного региона в другой. Сейчас мы в оранжевой зоне. Если я не ошибаюсь, скоро в Италии практически все регионы войдут в желтую зону — то есть можно переезжать, передвигаться из региона в регион.

— Откроют ли летом Италию для российских туристов?

— Когда мы с вами разговаривали год назад, никто даже и подумать не мог, что это может так затянуться. Но на сегодняшний день никто не даст точного ответа. Потому что каждые две недели выходят новые декреты в Италии и вообще в Европе. Русских туристов в Италии очень ждут, но на каких условиях и когда откроются курорты, пока неизвестно.

— В Италии есть какие-то преимущества для вакцинированных от COVID-19?

— Нет. Вакцинируются в обязательном порядке только врачи, учителя, люди, которые работают в госучреждениях, детских садах.

— Вы продолжаете ездить по миру и снимать передачу «Жизнь других». У вас какие-то специальные рабочие визы? Или вы свободно передвигаетесь, так как являетесь гражданкой Евросоюза?

— Я живу в Европе, поэтому передвигаюсь внутри нее свободно. Кроме того, и в Европе, и за ее пределами мы, как журналисты, получаем разрешение на работу, и оно дает нам право передвигаться. Собираем заранее необходимые документы, для того чтобы нам разрешили работу, в том случае если какие-то территории закрыты для свободного перемещения из-за пандемии.

— Сейчас, когда большинству людей недоступны поездки за границу, интерес к вашей программе наверняка повысился? Это ведь шанс пусть если не настоящее, то хотя бы телепутешествие совершить.

— Мы показываем в нашей программе такие места, в которые человек не зайдет в отпуске за границей. Вряд ли турист посетит роддом, школу, детский сад, побывает в гостях у местных жителей, чтобы изучить досконально их быт, пообщается с экспертами и узнает законы и особенности устройства жизни в этой стране. А этот интерес все равно существует — людям любопытно сравнивать, как живут такие же учителя, врачи, водители трамваев, бизнесмены в других странах. Поэтому рейтинги телесмотрения у нас и до пандемии, и сейчас стабильные, хорошие. Но, наверное, да, человеческая сущность такая, что всегда сильнее хочется того, что недоступно.

— В своих поездках по миру замечаете, что люди стали более тревожными, менее общительными?

— Люди в большинстве своем неосознанно относятся к мерам гигиены, безопасности. Многие именно запуганы, поэтому агрессивно реагируют, если ты спустил маску или она у тебя упала и нос открылся. Я шла по улице на Мадейре и кашлянула случайно — тут же женщина, которая шла передо мной, перебежала на другую сторону улицы. При этом она была в двух масках. Вот на Мадейре, кстати, до 6 часов вечера идет нормальная жизнь.

В 6 часов город вымирает и начинается комендантский час: ни одного человека на улице, только полицейские машины, которые контролируют порядок. Я даже не знаю, чего люди боятся больше — заразиться или заплатить штраф. Странно, когда ты весь полет должен сидеть в маске, но когда приносят еду — ее можно снять. Это все очень неоднозначно. Хочется поскорее вернуться к привычной и понятной жизни.

«Романтика — только для зрителей»

Лолита с мамой — лучшие подружки. Фото: личный архив.

— В России у детей этот учебный год прошел в привычном режиме. Родители рады, что онлайн-формат не вернулся. А как с этим в Италии?

— Когда прошлой весной перешли на онлайн-обучение, то первые месяцы это была просто катастрофа. Дети жаловались, что не усваивают материал, преподаватели говорили, что невозможно так работать. В общем, было очень сложно. Сейчас Лолита (дочь Жанны. — Ред.) учится неделю в формате онлайн, неделю ходит в школу.

Есть школы, в которых дети ходят на занятия, например, через день. То есть каждая школа утверждает свой график. И вот сейчас уже дочь привыкла к онлайн-занятиям, и идти на нормальную учебу ей не хочется. Но в Италии только старшая школа учится частично в режиме онлайн, а младшие школьники ходили и ходят в школу.

— Лолите 16 лет: в каком она классе? Какие дополнительные занятия посещает помимо основных уроков?

— Лолита в первом классе старшей школы. В России это, наверное, 9-й класс. В Италии обучение построено так: 5 лет — младшая школа, 3 года — средняя и 5 лет — старшая.

Лолита выбрала творческое направление в учебе, связанное с медиа, и поэтому сейчас ходит на уроки фотографии, монтажа, театрального мастерства, изучает множество новых дисциплин.

— Это уже в школе такое разделение?

— В старшей школе каждый ученик выбирает свое направление. Есть химическое, математическое, лингвистическое, научное и арт-медиа — его выбрала Лолита.

— Дочь хочет стать ведущей, как мама?

— Как раз ведущей она не хочет стать. Ей нравится фотографировать, режиссировать, всех строить. Посмотрим, во что это выльется, пока окончательно дочь не определилась.

— Лолита видит изнанку вашей работы и поэтому не хочет идти по вашим стопам?

— Многие зрители считают, что мне повезло. Пишут в социальных сетях: «Как бы я хотел иметь такую работу!» Лолита одна из немногих, кто вообще не завидует и не хочет идти по моим стопам. Она понимает, что это очень тяжело. Дочь сильно напрягается, если ей надо ехать с нами. Она знает, что это очень жесткий график и никакой романтики нет вообще. Романтика — для зрителей, но мы для них это и делаем.

— В России родители сильно вовлечены в школьную жизнь. А в Италии?

— Тут все иначе. Родители практически не участвуют в процессе обучения и жизни школы, собраний не бывает. Школа в Италии — особый закрытый мир, в который родители практически не вхожи. Чат класса в мессенджерах у нас есть, но в нем родители не сидят круглые сутки. В нашем чате зарегистрирована не я, а муж. Но иногда вмешательство родителей необходимо — для тех учеников, кто в конце года не сдает зачеты.

— Вашему сыну Борису уже 23 года. Он работает с вами в команде?

— Борис живет в Милане, работает в IT-компании, занимается компьютерами, разработкой программ. Ему нравится. А то, чем мы занимаемся, сыну не очень интересно.

— Перелеты подрывают здоровье. Это самое тяжелое?

— Слава богу, со здоровьем все хорошо. Как у всех людей, бывают какие-то проблемы, но решаемые. Мы научились спать сидя и в любой свободный момент.

«Почему не пью? Невкусно!»

Жанна с Василием живут в итальянском регионе Венето. Фото: личный архив.

— Ваш муж Василий Мельничин — продюсер «Жизни других», вы с ним круглый год в поездках. Какие минусы у этого образа жизни для ваших семейных отношений?

— Работать с родственниками — не очень правильный выбор. Но в моей ситуации сложилось так, что мы работаем вместе с мужем. Минус один — нехватка ресурсов для того, чтобы пожалеть, поддержать друг друга. В обычных семьях вечером пришел один из супругов уставший — другой поддержал, пожалел, приготовил что-то вкусное. А когда мы вечером, как две побитые собаки, приезжаем в номер, то ждать такой поддержки не приходится. Сил нет. Но мы прекрасно молчим…

— Вы берете один гостиничный номер в командировках?

— Конечно, один. Но большой!

— Сувениры не везете? Налегке едете?

— Лет десять вообще ничего не вожу домой из сувениров. Но я практически всегда иду на шопинг. И мы с мужем часто привозим из других стран вина. При этом мы оба не пьем. Но у нас бар — это просто выставка вин со всего мира. Приезжают друзья в гости и всегда довольны.

— Неужели вы даже бокальчик не попробуете?

— Я крайне редко пью вино. Если мы в выходные дома, то с мужем едем в ресторан, а там можем заказать бокал вина. Определенной причины, по которой мы не пьем, нет. Мне просто невкусно. Я не получаю от вина такого удовольствия, как от еды или от кофе.

— Куда с мужем поедете в отпуск этим летом?

— Сейчас мы приехали домой, у нас пять дней отдыха. Мы второй день сидим дома, и вообще никуда не хочется выходить. Это и есть перезагрузка, потому что мы все время живем в гостиницах и для нас большое счастье проснуться дома, в  своей постели. У нас неподалеку от дома термальные источники, есть и горы, и море. Так что всегда можем позволить себе поехать на несколько дней отдохнуть куда угодно. А потом быстренько приехать и заряжаться силами дома.

— У вас, кажется, совсем нет морщин. Что вы делаете с лицом, как омолаживаетесь?

— Морщины есть, и я ими очень дорожу. Пластику не делала. Хотя в ней, точнее, в уколах красоты, ничего плохого не вижу… Возможно, придет момент, когда и я решу их сделать. Но тут главное — иметь чувство меры и хороший вкус, чтобы не переборщить. Женщина после 50 лет не может иметь лицо, как у девушки в 20 лет. Считаю, что естественные лица сейчас выглядят намного интересней, чем все эти надутые. Лица у тех, кто переборщил с косметологией или операциями, стали все одинаковые. Это страшная тенденция. Я пока поддерживаю лицо легкими вибрационными процедурами, электростимуляциями и правильно подобранной косметикой. Главное — здоровье, гены, еда, образ жизни и правильный уход.

«Жизнь других» по воскресеньям в 10.15

Личное дело

Жанна Бадоева родилась 18 марта 1976 года в Литве. Родители Жанны — инженеры, после переезда в Киев семья настояла на том, чтобы дочь поступила в строительный техникум. После его окончания Жанна отучилась на режиссерском факультете Киевского института театра и кино.

Объездила более 100 стран мира в качестве ведущей шоу «Орел и решка», соведущим Жанны был ее экс-супруг, режиссер-клипмейкер Алан Бадоев. С 2019 года — автор и ведущая программы «Жизнь других». Есть сын Борис и дочь Лолита от предыдущих браков. Муж — бизнесмен, продюсер Василий Мельничин.

Смотрите также: