«Загугли звезду»: Доминик Джокер – о тайнах «Точь-в-точь», родстве с Малининым, Тимати и личной жизни

Певец стал участником проекта Teleprogramma.pro «Загугли звезду».

«Загугли звезду»: Доминик Джокер – о тайнах «Точь-в-точь», родстве с Малининым, Тимати и личной жизни
Доминик Джокер. Фото: Роман Иванов

Его псевдоним ассоциируется с крупным выигрышем. Да и жизнь складывалась так, что в основном ему попадались козырные карты. Однажды этот музыкант успешно принимал участие в проекте «Фабрика звезд», а недавно стал одним из самых ярких участников шоу «Точь-в-точь» на Первом канале.

А еще харизматичный певец, композитор и продюсер очень любит свою жену — певицу Екатерину Кокорину, обладающую поэтическим даром, и детей, которые уже в юном возрасте научились принимать взрослые взвешенные решения.

Сегодня гость нашего проекта «Загугли звезду» — певец Доминик Джокер, который ответил на самые популярные запросы Сети.

Доминик Джокер, где родился

— Здравствуйте, с вами – Доминик или Саша. (Настоящее имя артиста — Александр Бреславскийприм. ред.) Мама зовет меня Доминик, бабушка по старинке – Саша. Называйте, как вам удобно. Но вряд ли это популярный запрос, потому что все знают, что я родился и вырос в городе, в котором бьют за отсутствие чувства юмора. Я из Одессы и горжусь этим. Люблю свой город и свою натуру.

Вы знаете, я жил в разных уголках Одессы. Но основное время я провел на границе нижних районов – Центра и Молдаванки. Это прямо напротив Кирхи, разрушенной немецкой церкви, рядом с консерваторией. Сразу через одну улицу начинается Молдаванка. И мы всегда были на острие атаки между группировками Центрального и Молдаванского районов.

Доминик Джокер. Фото:
Доминик Джокер. Фото: Роман Иванов

— Вы ощущаете себя одесситом?

— Да, безусловно. И это даже не национальность, а состояние души. Одессит – это целая культура, которая впитала в себе юмор, сатиру, иронию и всю многонациональную любовь тех людей, которые живут в этом городе.

— Поделитесь, пожалуйста, интересными моментами из детства

— У нас во дворе жила бабуля Меланья Яковлевна, которую все считали очень злобной и сердитой женщиной — пока случайно не узнали ее историю. Во время Великой отечественной войны она потеряла абсолютно всех: сыновей, мужа, родителей, поэтому и была обижена на мир. Каждое утро она (в Одессе есть два знаковых рынка: Привоз и Новый рынок. Мы жили возле последнего) уходила на Новый рынок.

Во-первых, чтобы позавтракать, поскольку там можно было пробовать продукты. А во-вторых, чтобы поругаться и выплеснуть свою обиду на мир. Все продавцы ее знали. И понимали, что если с Меланьей Яковлевной не ругаться, то жизнь становится адом, она будет изводить тебя со страшной силой.

А если по какой-либо причине рынок не работал, то функции торговцев выполняли мы. Бабуля обычно ругалась с нами, и весь двор вздыхал с облегчением.

Этот еврейский дворик в форме буквы «П» навсегда останется у меня в душе, потому что что и праздники, и горе мы переживали вместе. На улицу обычно выносились столы и табуретки, мы пили чай и общались.

Мама теперь уже живет в другом месте – в Приморском районе, напротив стадиона ЦСКА, рядом с Куликовым полем, где несколько лет назад случились печальные события. В детстве я гулял по этому месту. Поэтому мне больно вдвойне, что все это происходило именно там.

Доминик Джокер, биография

 — Я сменил несколько школ, поскольку мы переезжали из района в район, поэтому не могу рассказать о конкретной. Мне, наверное, повезло. Я мамин, папин сын и в то же время дворовой мальчик. Я любил гулять во дворе. Меня не дисциплинировали и не заставляли возвращаться к десяти вечера. Я гулял ровно столько времени, сколько это разрешали делать моим друзьям.

Однажды мама пыталась вразумить меня, мол, чтобы в десять был дома. А я же ответил: «Да никогда. Я мужчина и буду гулять ровно столько, сколько захочу». А когда в десять вечера разошлись мои друзья, мне стало скучно, я досидел до пол-одиннадцатого на скамейке, а потом отправился домой.

Лет в 6-7, после ссоры с родителями, я уходил из дома «навсегда». Но далеко от дома не отходил. Снова же сидел на скамеечке, о которой знала мама. Она никогда за мной не выходила. Но я упорно ждал, что мама спустится и заберет меня домой. А мудрая мама всегда видела с балкона, где я сижу. И потом я рано или поздно находил предлог, чтобы вернуться домой.

Еще я запомнил 53-ю школу в Черемушках, потому что ездил туда через весь город, хотя жил на Молдаванке. Но школа для меня не сделала столько, сколько последующая жизнь. После девятого класса мы с товарищами решили закончить среднее образование и поступить в мореходное училище. Помните, как в фильме «Джентльмены удачи»: «Все побежали, и я побежал». Не знаю, зачем я поступил в «мореходку». Наверное, потому, что на определенном этапе каждый мальчик из Одессы мечтает быть моряком.

Но даже тогда я этого не хотел. К тому моменту у меня за плечами уже было музыкальное училище. А потом я все равно окончил консерваторию. Я не мог дать оценку адекватности своим действиям. И, наверное, я просто пошел на поводу друзей.

Кстати, на практике мы полгода ходили по морю. Но это нельзя назвать полноценным знакомством с морской стихией. Это были небольшие путешествия по маршруту Одесса-Стамбул. Так что я особо не соприкасался с мореходным трудом. И однажды понял, что это не мое, и все-таки я буду петь.

— А расскажите, пожалуйста, подробнее о своих родителях

— Мама моя — хореограф, но окончила строительный институт. Там же она познакомилась с отцом — музыкантом. В Одессе у нее своя большая студия для деток, где они занимаются и хореографией, и вокалом, и актерским мастерством. Ей благоволит само небо за то, что она работает с детьми. У мамы все замечательно и прекрасно. У меня два отца – один – мой родоначальник, так сказать, а другой меня воспитал. И с обоими я в замечательных отношениях. Мама же не живет вместе ни с тем, ни с другим.

Родной отец живет в Крыму, куда мы с Катей собираемся в ближайшее время. Хотим поболтать с бабушкой, с папой.

А другой папа (отчим) поселился в Германии, в Ганновере и иногда оттуда приносит новости о том, что происходит в Европе. В общем, они в разных климатических зонах, но для общения мы иногда устраиваем общие чаты.

Родная сестра Полина – в Москве. Интересно, что у нас с Катей (жена, певица Екатерина Кокоринаприм. ред.) есть две младшие сестры. Они обе Полины и даже с одной и той же приблизительной разницей в возрасте.

Отец – достаточно известный джазовый музыкант. Папа (отчим) же – финансист, рекламный гений. Мама – балерина и хореограф.

Доминик Джокер, настоящее имя

Александр Бреславский. Доминик – это имя святого, в честь которого меня крестили, оно не придуманное. А псевдоним Джокер появился потому что та самая «любимая» бабуля Меланья Яковлевна, которая со всеми ругалась, категорически не хотела называть меня по имени, а все время кричала: «Шут».

Потому что сначала, из-за незнания ее судьбы, мы пытались над ней подшучивать. Хотя сейчас я понимаю, что это нечеловечно, нужно быть терпимым по отношению к окружающим. Понимать, что, если кто-то так себя ведет, значит, что-то произошло в его жизни. И это также может случиться и с тобой и твоими близкими, поэтому нужно проявлять человечность.

Но юность и детство – самые жестокие времена поведения человека и поведенческого образования.

Доминик Джокер, «Фабрика звезд»

— Мы были в составе группы «Дважды два», съездили на «Новую волну», где заняли почетное девятое или десятое место с диагнозом «петь не буду никогда». Не помню, из-за чего мы разругались с пацанами. А может, просто и не хочу вспоминать, так защищается моя психика. В общем, тогда я пребывал в депрессии у себя дома.

Но чтобы заработать деньги, поработал над альбомом Олега Михайловича Газманова «Ясные дни». В тот период я как раз находился в творческой связке с Тимати, Настей Кочетковой и другими ребятами, которые впоследствии войдут в нашу группу «Банда».

И вот однажды, когда я лежал и плевал в потолок, рассуждая о своей грустной судьбе, раздался телефонный звонок. Номер не определился. Я поднял трубку. Это был Игорь Яковлевич Крутой со словами: «Тут мне предложили возглавить «Фабрику звезд». Пойдешь?». В тот момент я мог бы совершить серьезную ошибку. И если бы не Игорь Яковлевич, все в моей жизни могло бы сложиться по-другому. Я говорю: «Что вы, какая «Фабрика звезд»? С ума сошли…»

А мне на том конце провода сказали: «Слушай, я не говорю, что ты точно идешь. Но я считаю, что следует хотя бы прийти на собеседование». И тут я совершил вторую ошибку, сказав: «Ну, вы понимаете, я и сам пишу,  как композитор». А Игорь Яковлевич мне ответил: «Чтобы спеть мою песню, меня нужно замотивировать. Пишешь сам – пиши. Напишешь кому-то другому – тоже хорошо». После этого я согласился прийти на «Фабрику».

И сейчас мне стыдно за свое поведение, потому что музыку Крутого я реально люблю. Это большой человек.

В общем, я не сказал об этом ни Насте, ни Тиману, ни кому-то еще. У меня есть знаменитый дальний родственник Никита Малинин по маминой линии. Он выиграл третий сезон «Фабрики звезд».

Тогда я работал с его отцом, писал для него аранжировки (певец Александр Малинин — прим. ред). Никите же я сказал: «Слушай, Никитос, глаза боятся, а руки делают. Может, и мне сходить на проект?»  Он ответил: «Иди, конечно…Хочешь я с тобой завтра приеду? С удовольствием увижу руководящий состав, начальника охраны».

И на следующий день мы с ним поехали туда. Подъезжаем к «Останкино», выходим из машины. И вдруг я вижу: стоит Ирка Дубцова. А до этого мы с ней общались, потому что работали на одной и той же студии. Я поздоровался и вижу, как навстречу мне идут Тиман и Кочеткова. Я оторопел, потому что мы виделись буквально только вечером. И Тиман спрашивает меня: «А ты что здесь делаешь?»

Не зная почему, я обернулся на Никиту и сказал: «Я с Никитосом пришел. А ты?» И тут к нам подходит девочка и дает номерки «273, 274, 275», из-за чего мы выглядим идиотами друг перед другом.

Я рад, что в моей жизни появилась «Фабрика звезд». Может быть, мы и слились бы в один проект под названием «Банда», потому что были близкими людьми, но там получилось гораздо интереснее и веселее.

Помню, как Игорь Крутой сказал : «Я даю вам три недели. Первые две никого не выгоняют, а последнюю уже начинают». И мы решили, что проживем это время по-полной: и голышом бегали, и по-всякому хулиганили. В какой-то момент наши с Тимкой рейтинги на программе начали расти. Поэтому кто нас будет номинировать, если наши выходки привлекают людей к экрану? А мы об этом не знали и продолжали вести себя так же. Помню, как все удивлялись, почему нас не номинируют на выбывание из шоу.

И нас поставили в номинацию в середине проекта, когда мы, четыре человека, уже представляли собой силу. Мы понимали, что если голосование будет за четырех человек, то всегда будет побеждать большинство. И на нас никто не обидится. Так и появилась группа «Банда». (Туда вошли сам Доминик, Тимати, Анастасия Кочеткова и Ратмир Шишков, впоследствии погибший в автокатастрофе – прим. ред.)

Доминик Джокер. Фото:
Доминик Джокер. Фото: Роман Иванов

— Общаетесь ли вы сейчас с родными погибшего Ратмира Шишкова? С другими участниками «Банды»?

— Безусловно, если мы видимся с Лялей (мама Ратмира – прим. ред.), нам есть всегда, о чем поговорить. Я очень люблю ее и Стефку (дочь Ратмира Шишкова Стефанияприм. ред), которая уже выросла. Она прямо красотка.

С Тимкой общаемся реже, потому что нас меньше сводит судьба.

Настя же находится сейчас в другой стране, неделю назад мы с ней переписывались. Она строит свой жизненный путь как большой режиссер голливудских проектов. И я надеюсь, что у нее все получится.

Доминик Джокер, национальность

— Во мне намешано очень много кровей, например, еврейской. украинской, российской, польской, цыганской. Я — такой коктейль Молотова. Сложно объяснить, кто человек по национальности, если у него такое большое генеалогическое облако. Мне кажется, что и родители сошлись для того, чтобы я стал таким неконкретным по национальности. Катя по этому поводу ржет надо мной. Говорит, что я везде свой. Наверное, это так.

Доминик Джокер, рост и вес

— Рост – 173 см, 89 килограммов. Доходил до 105 в своей полноте. Но нормальный вес, к которому я стремлюсь, — это 82 килограмма. И мы с Катей активно занимаемся, приобрели абонемент в большой спортивный центр в шаговой доступности от дома. В наше время быть спортивным – это модно, к чему я и стремлюсь. Хотя недавно я получил небольшую травму ноги, голеностопа.

— А что за травма?

— Голеностоп. Еще со времен бокса оба мои голеностопа травмированы. Так получилось, что на одном из концертов была неровная сцена. А моя нога попала в выемку, в результате чего случился спонтанный вывих. Вывихнул лодыжку. Кстати, на концерте я этого не почувствовал,  только догадался по ощущениям. У меня высокий болевой порог. А уже на следующий день я понял, что нечего ныть, как говорят у вас, у девушек. Но я отношусь к этому спокойно – не жалуюсь и не хвастаюсь.

Доминик Джокер, «Точь-в-точь»

— Самыми сложными образами стали для меня Луи Армстронг и Вилли Токарев. Луи вообще был для меня заоблачной недостижимой высотой. Поэтому я не понимал, как вообще за него взялся. А Вилли Токарев сложен по национальному признаку, по «одессизму», хотя он и не родился в этом городе, но часто бывал там, я с ним был лично знаком. Это та величина, на которую, наверное, не стоило замахиваться. Но именно благодаря Вилли Токареву я понял, как существует этот проект. Мне очень помогли наши преподаватели по вокалу. Для перевоплощения в другого человека ведь важен не только голос, а каждая мелочь: мимика, акцент, пластика. Акцент решает 50 процентов похожести на данного персонажа.

А что касается любимых образов, то, наверное, практически все, потому что я же их прожил. Кстати, недавно раздался звонок от Сережи Жукова (солист группы «Руки вверх» — прим. ред)

Мы с ним пошутили по поводу «Точь -в -точь». Сережа был одним из самых первых моих персонажей, когда я еще совсем не понимал, что делать. Я тогда очень переживал, не хотел подвести его. Вокально  выступление мне не удалось, поскольку у Сереги очень яркий тембр, который я не смог раскусить.

Михаил Захарович Шуфутинский, слава Богу, пока ничего не говорил мне. Есть еще один артист, я спел его песню, а потом спел вместе с ним. И для меня это был очень волнительный момент. Когда передо мной сидел «оригинал», в образ которого я пытался вжиться и смотрел на меня, то я труханул и  перенервничал, конечно. Но мне кажется, что в итоге справился.

Доминик Джокер, жена

— Я обожаю Катю как человека, но в первую очередь я влюбился в нее как в исполнителя и музыканта. Сначала мы долго дружили. Я рад, что все складывается так, что она востребованный артист. Но, безусловно, всегда хочется большего. Мне нравится, что мы можем помочь друг другу. Потому что со времени нашего совместного проживания я перестал писать тексты, потому что у нее это получается, как у меня написание музыки. Бывает, написал музыку за пять минут, а дальше начинается борьба с самим собой. Иногда тексты рождаются легко, а порой – нет, и приходится что-то выдумывать.

И иногда из-за этого страдает время, а не только песня. Если раньше я мог работать над композицией  полтора года, потому что не шел текст, то сейчас в этом мне здорово помогает Катя. Потому что она поэт до глубины души. Ей музыку написать сложнее, чем текст. Человек садится и через десять минут выдает готовое произведение.

Я люблю эту женщину и очень хочу, чтобы у нас появился малыш или малышка. Мы активно к этому готовимся. Но не забегаем вперед, а живем, потому что творим. А творим, потому что живем. Наверное, так. Это самый близкий для меня человек в этом мире.

Доминик Джокер и его жена Екатерина. Фото:
Доминик Джокер и его жена Екатерина. Фото: Михаил Фролов/ КП

Доминик Джокер, дети  

— За что я люблю Катю – так это за то, что мои сыновья общаются с ней, если им что-то от меня надо. Хотя я в принципе мягкий папа, и из меня в можно спокойно вить веревки. Но тем не менее они советуются с Катей, какую тактику выбрать.

Я обожаю своих детей, они продолжение меня. И кстати, оба очень разные. Один из них – Мартин — спортсмен, вошел в сборную по фигурному катанию. Он сейчас находится в Питере на сборах, это очень целеустремленный человек, знающий, чего хочет от жизни с самого раннего возраста.

Когда Мартину было семь лет, у него началось разрушение таранной кости. Так часто случается у детей после длительных перегрузок и напряжения. Врач сказал, чтобы мы не переживали. Если оставить все, как есть, то кость восстановится сама по себе. В противном случае необходима усилительная операция. Как демократичный папа, я сказал: «Мартин, если мы бросаем фигурное катание, то ножка восстановится самостоятельно». Если же нет, то нужно будет делать операцию». Месяца два ты будешь на костылях, а потом следует догонять своих сверстников. Предстоит тяжелая работа, к которой нужно быть готовым».

И он спрашивает: «Сколько у меня есть времени подумать?» А я отвечаю, что: «Это твоя ножка, твой спорт, твоя жизнь. Думай, сколько хочешь. Просто пока ты не примешь решение, мы никуда ходить не будем». И буквально  на следующий день он сказал, что готов делать операцию. Вот так стойко принял ситуацию.

Марк же больше похож на меня – такой же бесшабашный и безалаберный. Он великолепный музыкант, пианист, блогер, прекрасно поет, недавно сыграл нам марш Шостаковича. Так же, как и я,  Марик испытывает мандраж перед выходом на сцену. В какой-то мере он тоже целеустремленный, но больше в культурной сфере.

Мне отрадно, что наш развод с первой женой Альбиной не повлиял на детей. Они не чувствуют себя обделенными и лишенными внимания. Я переживал за то, что сыновья не будут общаться с Катей. Она ведь не явилась причиной, что мы с Альбиной расстались. Это случилось гораздо раньше. И дети оказались очень мудрыми людьми, что подружились с Катей.

Доминик Джокер и Екатерина Кокорина. Фото:
Доминик Джокер и Екатерина Кокорина. Фото: Роман Иванов

Доминик Джокер, развод 

— Мы с Альбиной перестали быть друг для друга нужными людьми. Так бывает, когда уходит любовь. Я могу сколько угодно говорить, что виновата она, или посыпать себе голову пеплом, обвиняя себя. Но в разводе всегда виноваты оба. Так сложилась судьба.

А сейчас, находясь в новом браке, я счастлив, что все так произошло. Я очень люблю Катю и рад испытывать это чувство. Бывшая жена два раза находилась в отношениях. Я не знаю, как складывается ситуация сейчас. Мы стараемся не обсуждать это.

Доминик Джокер и его семья. Фото:
Доминик Джокер и его семья. Фото: личный архив

Доминик Джокер, фильм

— Запрос не посвящен тому, смотрел ли я фильм Тодда Филлипса или нет. У нас есть великий шутник – Иван Ургант и его замечательная команда. Он делает по-настоящему тонкий юмор на грани издевки, который никого не обижает. Как только сняли трейлер к фильму «Джокер», где герой Хоакина Феникса танцует на фоне лестницы, Ваня тут же пригласил меня в программу «Вечерний Ургант». Меня также загримировали и сняли подобные танцы перед выходом на сцену. Зрители хохотали.

Смысл программы заключался в том, что я сначала танцевал, как Джокер, а потом вышел на сцену. В зале сидели люди с заклеенными ртами и связанными руками. А я же пел свою песню. Это был такой злой гений от музыки.

Мол, в то время как весь мир штурмует фильм «Джокер», у нас есть свой персонаж. Вот такая легкая и смешная издевка. Мое прозвище никак не связано с фильмом. Но все эти пять картин о Джокере мне близки, я очень люблю комиксы. Я большой ребенок.

Доминик Джокер, новости  

— У меня одни «старости» в хорошем смысле этого слова. Я рад, что мы смогли пережить финансовый и моральный кризис. Люди научились жить в период пандемии и перестали воспринимать ее как что-то жуткое, смертельное, думать, что дальше уже ничего не будет. Мир начал оживать. 8 марта у меня вышел новый трек «За тебя».

Когда я рассказал об этом на одном центральных каналов, ведущая спросила: «А это застольный трек?» Я не воспринимал свою песню таким образом. В застольном варианте я ее никогда не рассматривал. Но получилось очень смешно.

Трек пришелся по вкусу радиостанциям. Сейчас мы готовим сценарий для клипа, который будем снимать в конце этого месяца. Одновременно с этим пройдут съемки видео и на Катин трек. Сейчас стало модным перепевать уже вышедшие песни. И Кате почему-то пришла в голову мысль исполнить композиции группы «Банда» «Ты для меня свет». Жена со своей младшей сестрой поехали записывать песню на студию. Она тоже певица и учится в Гнесинке.

Кстати, это не моя идея. Я не страдаю болезнью непризнанного гения. Но мне приятно, что эти треки продолжают жить, хотя Катя меня вычеркнула из него.

Помните, там был фрагмент, где я что-то начитываю. Мы убрали его из песни, чтобы никто не говорил, что я тяну ее за уши. Я с этим согласен. И это дорогого стоит. Катя сама бьется за свою карьеру, что мне очень импонирует. Я очень рад, что именно эта песня станет для нас символом лета. Съемки двух видео будут проходить одновременно, а наша команда просто разрывается на части. Так что ждите сразу две новинки.

Смотрите также: