«Загугли Звезду»: Владислав Лисовец – о детстве, избиении, Павле Воле, отношениях с Жанной Фриске и ориентации

Стислист ответил на самые популярные запросы Сети в проекте Teleprogramma.pro «Загугли Звезду».

«Загугли Звезду»: Владислав Лисовец – о детстве, избиении, Павле Воле, отношениях с Жанной Фриске и ориентации
Владислав Лисовец. Фото: Борис Кудрявов/ «Экспресс-газета»

В юности стилиста Владислава Лисовца избили за модный внешний вид. При этом он успел спасти свою подругу, а сам очутился на больничной койке. После этого случая Владислав окончательно решил перебраться в Москву. Сегодня он — знаменитый стилист, знаток моды, теле и радиоведущий, основатель сети салонов красоты…

Каким стилист был в детстве? Кого Владислав считает современным секс-символом? Что его связывало с певицей Жанной Фриске? Насколько правдивы слухи о его нетрадиционной ориентации?

На эти и другие популярные запросы Сети Владислав Лисовец ответил в рамках проекта Teleprogramma.pro «Загугли Звезду».

Владислав Лисовец, биография

— Я родился в 1972 году в Баку, в Азербайджане, в семье железнодорожников. Родился очень крупненьким – примерно четыре с половиной килограмма. Мама признавалась, что ей было очень тяжело ходить со мной.

Практически все мое детство был связано с железной дорогой. Потому что бабушка работала на детской железной дороге. Если кто-то помнит, это такой небольшой паровоз с маленькими вагончиками. Папа – машинист, мама также работала на железной дороге. В общем, веселая семья и счастливое детство в солнечном Азербайджане: солнце, море, фрукты, я летний ребенок.

В юном возрасте мама отдала меня в балет, потому что в детстве я очень любил танцевать. Наверное, сначала я начал двигаться под музыку, а только потом ходить. Мама восприняла это как знак, что ребенок музыкальный, и его надо отдать на танцы. Но она ошиблась, поскольку балет оказался тяжелым для меня искусством.

Смотреть балет – это прекрасно, но находиться внутри него – это другое дело, потому что физиологически я не подходил для служения танцу: по растяжке и другим параметрам. А я не привык быть последним. И так как я чаще всего получал оценку «три с плюсом», а только иногда «четыре», я посчитал, что это не мое занятие и специально сдал экзамен на двойку, за что меня и отчислили. После чего мама меня хорошенько поругала, поскольку она отдала на это семь лет, каждый день водила меня на подготовительные занятия.

Владислав Лисовец. Фото:
Владислав Лисовец. Фото: Борис Кудрявов/ «Экспресс-газета»

Владислав Лисовец и его мама 

— Маму зовут Татьяна Ивановна Лисовец. Она только что мне звонила, живет буквально за стенкой. Мама работает в ЦКБ «Железные дороги» старшим менеджером. Следит за тем, чтобы коридоры были чистыми, окна вымытыми, а лестницы тоже прибирались. В общем, смотрит за чистотой и порядком, руководит этим процессом.

Каждый день с шести утра мама уже на работе. Мы с ней очень большие друзья, хотя недавно мы с ней поругались. Потому что моя мама очень требовательная именно ко мне. Так сложилось, что я с детства ей помогал, поэтому иногда она меня дергает по каким-то вопросам, несмотря на мою занятость. Если маме что-то надо, то она непременно должна это получить.

У нас сильная энергетическая связь. Мы думаем похоже, у нас очень развита интуиция и похожие характеры. Мама не тянет одеяло на себя, с ней легко, с ней можно выпивать, позвонить ночью и что-нибудь рассказать. Это такой друг, поэтому иногда я называю маму Танькой. И когда она приходит с работы, я спрашиваю: «Танька, как дела?» И в этом нет неуважения, а больше дружеского.

А еще мы очень часто обсуждаем закон, который недавно вышел, или же ту или иную ситуацию в стране и мире. Она лайкает мои фотографии в Инстаграме, я научил ее смотреть сторис. В общем, вот такой социально-активный гражданин.

Владислав Лисовец в 2010 году. Фото:
Владислав Лисовец в 2010 году. Фото: Сергей Шахиджанян/ КП

Владислав Лисовец в молодости  

— Все, кто вырос в Советском Союзе знают, что родители нас не хвалили, за исключением некоторых семей. Например, еврейских. Там всегда дети получали похвалу, что мне очень нравилось. А вот в российской действительности, хотя у нас и украинская семья, я был этого лишен.

Я был не уверен в себе, ужасно худой и закомплексованный. Хотя сейчас считаю, что это очень круто, а тогда мне казалось это ужасным. Я стеснялся раздеваться на пляже, несмотря на то что жил на море. Мог позволить себе быть открытым только с близкими людьми, а всех остальных же сторонился.

При этом я также лазил по чердакам, деревьям, заборам, падал с них, обожал воровать фрукты с соседнего огорода. В общем, был ужасно хулиганистым: любил огонь и часто все поджигал. А в пятом классе устраивал домашние вечеринки, дискотеки: бывало, мы сбегали с уроков и танцевали у нас дома до тех пор, пока мама находилась на работе.

Признаюсь, что я и плохо учился, отстаивал свое нежелание грызть гранит науки, говоря, что мне это не понадобится. Иногда случались приводы в милицию, где я состоял на учете с 16 лет. Не то чтобы я бил стекла, я просто искал на чердаках привидения вместе с друзьями.

В общем, очень сложный ребенок. Но при этом я помогал по дому: с шести-семи лет таскал ведра с водой, поскольку в Азербайджане нередко возникали проблемы с водоснабжением, содержал жилище в чистоте. В общем, я был нормальным парнем, который пытается познать жизнь.

Но, конечно, очень отличался от кавказских детей. Очень рано начал красить волосы, носить сережку в ухе, выглядел крайне странно, но при этом ко мне было уважительное отношения со стороны ребят во дворе и соседей.

Владислав Лисовец, рост

— Все говорят: «Ой, а вы на самом деле такой высокий, а в телевизоре кажетесь таким маленьким». Мой рост составляет 188 сантиметров. С восьмого класса я был самым высоким, потом еще чуть подрос. В моей семье все высокие, папа вообще два метра.

Владислав Лисовец, возраст

— Через несколько месяцев мне исполняется 49 лет, я родился 9 августа 1972 года. Фамилия, имя и отчество у меня тоже настоящие. Никогда не придумывал себе псевдонимов, хотя в юности у меня были всякие разные прозвища. Например, «Лис» и «младший», потому что я был самым младшим в семье. Вся информация абсолютно правдивая.

Владислав Лисовец. Фото:
Владислав Лисовец. Фото: Борис Кудрявов/ «Экспресс-газета»

 Как вам удается так молодо выглядеть?

— Генетика – неплохая вещь. Но если не следить за ней, то я не знаю, как бы выглядел. Я с детства следил за собой. У меня очень сухая кожа. И люди, живущие в Москве, с нашим климатом и пользующиеся местной водой, могут подтвердить, что это действительно большая проблема. Я могу мазать килограммы крема, и он впитывается просто мгновенно. Кстати, кремами пользуюсь с детства.

И могу рассказать одну историю. Когда я переехал в Москву, и у меня не было денег, я пользовался кремом для ног, мазал его на лицо и руки. Он был дешевый, и я понимал, что это лучше, чем ничего.

При этом я не делаю никаких процедур, не колю ботокс, не сижу у косметолога по два-три часа. Но увлажнение кожи считаю обязательным для каждого человека. Так вы дольше сохраняете молодость. И потом важна любовь к жизни, которая молодит человека. Потому что кожа – это одно, а взгляд и живую, подвижную энергетику люди замечают гораздо больше, чем ухоженное натянутое лицо.

Владислав Лисовец и Павел Воля

— Мы и вправду похожи, я тоже вижу сходство. Но это началось с того, когда Паша сделал такую же стрижку, как и у меня. И соответственно, прически очень сильно дотягивают образ и делают людей похожими. С этого момента нас и начали сравнивать. Но меня это никогда не обижало. Поначалу мне казалось, что это обижает Пашу. Надо было понимать, что все-таки стрижка «кокон страсти», которую я носил тогда, ассоциировалась со мной и называлась «Как у Лисовца». Я слышал, что Паша даже хотел специально сделать стрижку, как у меня.

Конечно, мне гораздо приятнее, когда меня сравнивают с Дэвидом Боуи или Джонни Деппом, потому что это западные персонажи. Но сравнение с Пашей тоже абсолютно нормально.

Кстати, сейчас мы не очень похожи. И у меня есть одна совместная фотография с ним на дне рождения, где можно увидеть эти сходства. Хотя на этом снимке у меня уже длинные волосы, а у Паши все еще короткая стрижка. Думаю, что в Инстаграме эта фотография, которую я не выкладывал,  набрала бы много лайков.

Владислав Лисовец и Жанна Фриске

— Знаете, есть люди, которым очень важно, чтобы вокруг них все время что-то шумело и происходило. Это такой психотип. Когда ничего не шумит, они чувствуют себя одинокими. Но Жанна из той категории личностей, которые могут находиться одни. И ей было реально неплохо и в таком состоянии.

Могу сказать, что Жанна мне доверяла, а я же доверял ей. Если я пускаю человека в свой круг, то точно могу ему все рассказывать. Я тоже входил в круг Жанны, потому что она доверяла мне даже интимные подробности личной жизни. И очень часто я говорил, что мы с одной планеты. Мы – люди, которые находясь здесь, жили по каким-то старообрядческим правилам: уважать других, говорить негромко, стараться дать окружающим то, чем тебя наградил Бог. А еще очень важно чувство юмора. Шутить она умела, в том числе и над собой, поэтому мы не могли не дружить.

Однако не забывайте о том, что у Жанны жила в очень жестком графике. И в отличие от меня была мегазвездой. Я же парикмахер, стилист, хотя Жанна меня очень уважала, а ее семья любила. И когда на дне ее рождения ее родители сказали: «Как мы счастливы, что вы общаетесь с Жанной. Мы смотрим ваши программы», я ощутил себя более значимым.

Тогда я понимал, что Жанна как певица, Дива очень популярна в нашей стране. А я же тот персонаж, который помогает женщине поверить в себя. Мне было приятно, что мы находимся в одном статусе. Я как человек, который переодевает, знает все о стиле, она всегда прислушивалась к моим советам. И иногда я чувствовал, что ей даже неловко передо мной (хотя мы и друзья), что она немного не так одета. Жанна в классическом представлении была красивой женщиной. А я все-таки пропагандировал экстремальную моду: одевался смело и дерзко, ценил свободу. И за это она меня очень уважала, что чувствовалось. И потом, я был старше.

Вообще, это очень теплые отношения, дружба, о которой пишут в книгах, о которой говорили в начале прошлого века. Понятно, что она не исключает танцулек, вечеринок и желания вместе выпить, а наутро созваниваться, просто речь идет об очень уважительном отношении друг к другу. Когда прежде чем позвонить, пишешь сообщение: «Можно я тебя наберу?». Это особая культура общения.

Кого можно сейчас назвать секс-символом России? 

— Для секс-символа не обязательно обладать каким-то талантом. Можно уметь петь, но не иметь харизмы. Уметь играть, но не иметь внутренней культуры. Иметь идеальную фигуру и длинные ноги, которых в соцсетях сейчас просто куча. Но ты смотришь на эту фотографию и понимаешь, что она мертвая. И женщина, изображенная на ней, не излучает никаких духовных сигналов. Под духовным я понимаю не знание теоремы Пифагора и классической литературы…

Речь идет о женщине, которая умеет красиво держать бокал, у которой порода в костях. Она может быть крупной, в понимании окружающих иметь неправильную грудь, не иметь накаченных губ и скул. Она может быть без пластики, но она сигналит особой культурой.

Жанна не обладала идеальной фигурой. Но она была красива в целом: в умении себя преподнести, разговаривать.

Сейчас я вам не назову никакого имени. Не хочу никого обижать, но вокруг очень много хабалок. А в Жанне было что-то элитарное, которое в сочетании с декольте, с красивым сексуальным взглядом, милой улыбкой создавали этот образ звезды и секс-символа.

Если мы возьмем звезд прошлых десятилетий, то там наблюдается та же самая история. Там в каждой из них есть наполненность, та информация, которую ты, может быть, не слышишь, но идет сигнал… Сейчас все сигналы идут от пышности губ и от собственного позиционирования.

Сейчас, как бы это грустно ни звучало и не потому что мне полтинник, но нет звезд. Потому что само время их не требует. Сейчас звезда не выживет. Важно быть похожей на соседку, поэтому звезды выглядят также. Поэтому секс-символов нет, но красивых женщин очень много.

Владислав Лисовец. Фото:
Владислав Лисовец. Фото: Борис Кудрявов/ «Экспресс-газета»

Владислав Лисовец, цены в салоне

— Я стараюсь их не озвучивать. Когда меня спрашивают на гастролях, сколько вы стоите, я не называю цифры. А сразу переключаю на своего директора. А вообще, цены в салоне — около 4 000 рублей за стрижку с укладкой, окрашивание – от 6 000. Мне хочется оставаться творческим человеком и касаться финансового вопроса по-минимуму, потому что деньги сразу приземляют. Но я тщательно подбираю мастеров. В Москве очень много хороших салонов, но это такая средняя цена, чтобы люди приходили не увидеть звезду, а за качеством. Если я иду, то точно получу хорошую стрижку, а не для того, чтобы кого-то увидеть. Это такой своеобразный фильтр.

Когда я приехал в Москву, я стриг за два или три доллара. А уже в финале, когда я заканчивал стричь, за 200-250, потому что людям хотелось зарядиться энергией, получить какой-то совет. То есть, не все шли за хорошей стрижкой, чем я всегда и славился.

Владислав Лисовец, квартира

— Я живу в старом доме 1913 года на Сретенке, 26, бывшем Доме Санкт-Петербургского общества страхования. Не могу сказать, что он какой-то красивый или интересный, но в любом случае дом с двумя круглыми башнями сверху обращает на себя внимание. Моя квартира находится в переулке, а не на проезжей части, хотя и там тоже не тихо. Я очень люблю свой дом, у него очень европейский вид.

У нас первые этажи с огромными витринами, что является большой редкостью для России. Внизу находится мой салон, с чего и началась вся история моего появления в этом районе. Сперва я открыл там салон красоты 15 лет назад, и спустя два года купил квартиру в этом же доме, чтобы было удобно жить и работать рядом. А квартира мне нравится, как и всем, кто приходит ко мне в гости.

Мне захотелось сделать свое жилье европейским, потому что мне нужно все время выезжать, я очень люблю путешествовать и оказываться в европейской жизни, которая, конечно, отличается от нашей. Я часто делаю ремонт, потому что быстро устаю от однообразной картинки. Меняю мебель, мне важно, чтобы сменилась обстановка.

Дома светло, хорошо, это последний этаж, за стенкой живет мама. Красивый подъезд, недавно мы отремонтировали его общими усилиями вместе с соседями. И теперь он выглядит невероятно симпатичным. Я как дизайнер принимал непосредственное участие в этом преобразовании: подбирал цвет стен, плитки. Наверное, второго такого дома в центре Москвы нет, а есть только похожие по стилистике. Я знаю все про свой район, про дома, про каждый переулок, кто там жил, так что могу проводить экскурсии по Сретенке.

Почему перестал быть Владом

— Имя Влад мне придумали в России. Когда я жил в Азербайджане, в Баку родственники называли меня Владик, дедушка — Владислав. В детстве меня Владом не называли. В Москве был Влад Листьев, и когда я приехал в столицу, меня стали все так называть.

Это что-то бесконтрольное. Это урезанная версия моего длинного имени. В какой-то момент я понял, что мне хочется быть Васильевичем. Но согласитесь, что Влад Васильевич звучит как стеб, а Владислав Васильевич – вполне симпатично. Однажды мне захотелось, чтобы мое имя называли полностью, не деля по кускам. Что, кстати, я советую делать всем – это и правильно, и красиво. И отношение к человеку сразу меняется.

Когда ты говоришь: «Здравствуйте, Максим» вместо «Здравствуйте, Макс», то в этом есть какая-то приятная лирика. Мы с моим директором буквально стали требовать, чтобы везде писали «Владислав», хотя в России все привыкли, что я Влад, и полное имя довольно тяжело ложится на слух. Но мне не важно, что тяжело другим, мне нужно, чтобы было легко мне.

Конечно, с коммерческой точки зрения было бы лучше оставаться Владом, но я живу, как чувствую.

Владислав Лисовец, жена

— У меня был такой опыт в 1997 году, если не ошибаюсь. Но я понял, что это не мое, и мы благополучно, по-дружески разошлись. Это было обоюдное решение – без скандалов и драк. И с этого дня я что-то пробую, но с первого раза понимаю – мое это или нет. Я человек чувствительный в этом плане. Сейчас я живу, как хочу, и больше не прибегаю к этому, потому что не люблю никаких обязательств, не чувствую.

Владислав Лисовец. Фото:
Владислав Лисовец. Фото: Борис Кудрявов/ «Экспресс-газета»

Владислав Лисовец, ориентация

— Понятное дело, человек живет свободно, не афиширует свои отношения с женщинами, круглосуточно зажимая их, не выкладывает это в Инстаграм, дабы как-то позиционировать себя. Мой внешний вид для России странный. Я это понимаю и сам. Я не хочу никому соответствовать. У меня есть моя жизнь, я живу, как хочу. И люди либо принимают это, либо нет. Это моя внутренняя свобода, и я не собираюсь никому ничего объяснять. Но интерес этот я понимаю. Кстати, мужчина, который будет меня в чем-то подозревать, вряд ли будет забивать это в поиске.

Такой информацией больше интересуются женщины, кстати, чаще даже те, у кого в семье все в порядке. Это нормально. У нас же гомофобная страна. Однажды на каком-то сайте даже написали официальное письмо-жалобу, потому что прошла информация о якобы каком-то моем официальном мужчине. Мы от этого офигели, конечно. В общем, всякое бывает

Это абсолютно нормальный запрос. Любая популярность строится на обмане. Я не обманываю людей, не рассказываю какие-то басни, не валяюсь в постели в розах. И наверное, у меня были бы очень крутые рейтинги, если бы возле меня все время ходила бы какая-то симпатичная модная девушка. А таких, кто с удовольствием со мной бы свинтился, очень много. Но я не очень люблю фальшь. И мне кажется, что только за это люди должны меня уважать.

Это интрига, и люди пытаются понять, кто я на самом деле, где мои жена и дети. Сейчас выйдет еще одно мое интервью, которое подогреет кастрюльку очень сильно.

Вы должны меня уважать, как личность. И не важно, с кем я сплю, что делаю и что я предпочитаю: хумус или котлеты по-киевски. В любом случае я делаю какой-то продукт, помогаю людям становиться  модными и стильными, учу их быть адекватными. Любого человека нужно уважать. Мне вообще было всегда все равно, кто муж у той певицы, с кем она проводит время, кто ее спонсирует. Меня никогда не интересовала жизнь людей в том плане, с кем они спят, на чьи деньги.

Но люди всегда очень любопытны – это было и будет, поэтому это на самом деле даже круто, что они интересуются.

Владислав Лисовец, личная жизнь

— Я всегда счастливый человек. Но иногда у меня, как и у всех нормальных людей, бывают жуткие депрессии. Сегодня у меня хорошее настроение, мы общаемся с вами. У меня все есть. Я все могу получить, иногда тяжело, но все равно до этого дохожу. Поэтому мне нравится моя жизнь, то, что я не живу теми шаблонами, которые приняты. Я вообще никогда не жил штампами и пропагандирую внутреннюю и внешнюю свободу. Но я все также развиваюсь – пытаюсь учиться у друзей и знакомых.

Вчера ходил на выставку, общался с посторонними людьми и смотрел на их счастье, запоминал какие-то грани. Но это жизнь, и для меня самое главное – чтобы моя жизнь не выглядела скучной, унылой и похожей на все шаблоны и стандарты. Я всегда кайфовал и получал удовольствие от своей необычной квартиры, от своего необычного представление о цветовой гамме, о моде, о смелости.

Недавно пришел на мероприятие и подумал, что ухожу опять в другое измерение. Люди красиво, хорошо одеты, а я опять выгляжу странно. Но это все тренды. И мне это нравится. Я всегда так жил. Даже в шесть-семь лет в Баку был странным, отличающимся от всех мальчиком — и внешне, и внутренне. Такая вот своя жизнь и свое счастье. И оно у меня измеряется в разных составляющих, и не всегда фундаментальных, как у большинства. Мне нравится, когда люди смотрят на меня, и пытаются почувствовать мое счастье.

 Пыталось ли общество перевоспитать вас в детстве?

— Конечно, школе и обществу было неприятно, что я от них отличаюсь. Обществу и сейчас это неприятно. Потому что я говорю то, что я думаю, а это неправильно, надо соответствовать, быть гладким, надо по шерстке. Но я так не умею. Я говорю обществу все так, как есть. И в детстве я был точно такой же, меня было невозможно сломить.

Меня били, а я все равно выходил на улицу с начесом на голове. За мной гонялись, но я все равно отрезал одну брючину короче, а другую – длиннее. То есть, все время противостоял обществу, социуму. Социум редко-редко допускает, чтобы кто-то от них отличался. Все должны быть равными, но меня сломать было невозможно —  даже в самых тяжелых случаях, когда дело доходило до больницы. Я понимал, что внутренняя сила – это то, что сделает мою жизнь интереснее, лучше, принесет мне достаток. Быть, как все, мне неинтересно. Мне кажется, что так я зачахну.

Что это за случай, когда дело дошло до больницы?

— Били за внешний вид. Однажды мы шли с моей подругой, она надела трикотажный комбинезон, клеш. У нее роскошная фигура, грудь, рыжие волосы и огромные голубые глаза. Я тоже был модно одет и взял с собой много денег. К нам пристала группа ребят. Ее удалось спасти, а себя – нет. Их было человек 19. Деньги, правда, у меня не отняли, потому что я успел добежать до центральной улицы, где большое движение машин. Пытался поймать такси, чтобы запрыгнуть внутрь, но у меня не получилось. И соответственно, на глазах у всех людей меня от злости избили и убежали.

Пришлось лечь в больницу, потому что был абсцесс. Не очень приятная история, но им нужно было отыграться на мне за наш внешний вид. Это было не вульгарно. Мы выглядели, не как фрики, а как из модного журнала. Мне кажется, что с того времени ничего не изменилось. Я всегда жил в этом ключе.

Меня это не сломило, но тогда я понял, что мне пора менять место жительства. И после этого окончательно решил, что переезжаю жить в Россию, в Москву – в большой город, где больше разных людей. Нарваться можно также, но шансов меньше, потому что здесь больше и фриков, и модников. В мегаполисе люди в основном занимаются своей жизнью. Тут было больше шансов скрыться, хотя тоже можно понять, что подобное могло произойти со мной в любом городе. Но в Баку мне было находиться уже очень сложно.

Владислав Лисовец. Фото:
Владислав Лисовец. Фото: Борис Кудрявов/ «Экспресс-газета»

Владислав Лисовец, дети

— Каждый человек имеет то, что хотел и то, что хочет. Если бы мне был нужен левый пиар или жалость общества, я бы, конечно, придумал бы какую-нибудь историю, что у меня все вяло, жухло, я ничего не могу. В России ведь очень любят жалеть, и на этом я бы сделал себе карьеру. Но у меня все в порядке. Все, что я хочу, у меня есть, все, что я хотел, у меня было.

Допускаете ли вы мысль, что дети у вас появятся в будущем?

— Пока приборы все работают. А дети же могут появиться в любом возрасте, даже в 70 лет. Тем более сейчас есть разные способы для этого, и не обязательно традиционные. Можно сделать, как делают многие известные люди, чтобы не портить фигуру. Было бы странно исключать какой-то вариант. Жизнь ведь настолько непредсказуемая…

Но я всегда говорю себе одно, что помимо моего желания и каких-то представлений о жизни, есть еще Всевышний, который очень грамотно дает людям то, что человеку необходимо для его развития и жизни. И в тот момент, когда это нужно. Поэтому если это произойдет, я буду несказанно счастлив, а если нет, то я тоже буду счастлив. Потому что было бы странно строить свое счастье от внешних изменений.

Владислав Лисовец сейчас 

— Предлагали вести какие-то программы, я не на все соглашаюсь, поскольку у меня нет цели сидеть в телевизоре. Я люблю получать удовольствие от того, что делаю. И пока такого проекта, чтобы я сказал: «Вау. Я готов это делать», нет. А предложений, в том числе и от радиостанций, очень много.

У меня неплохое позиционирование в сфере рекламы. Мое мнение стало очень авторитетным, хотя я не могу сказать, что у меня есть стабильная программа на телевидении. Но меня радует, что меня нет в телевизоре, у меня нет канала на Ютубе, но при этом я на плаву. И это говорит и о том, что я могу жить и без формата, не в формате одной программы.

Я рассматриваю разные предложения, не то чтобы отказываю, просто мне хочется жить в кайф и быть счастливым. А для этого я должен делать то, что мне нравится. Поэтому я также занимаюсь своим салоном, консультирую клиентов, развиваюсь сам, у меня стартует гастрольный тур. И как все россияне, я жду настоящей весны и лета. Очень хочется кататься на мопеде, самокате и сидеть у себя в квартире на веранде с друзьями.

Смотрите также: