интервью

Алексей Иващенко: Цитируемость — не признак поэзии!

Автор либретто к мюзиклу «Призрак Оперы» поделился секретами работы и своей личной программой-минимум.

Бард, актер и продюсер Алексей Иващенко открещивается от слова «поэт». Однако творчество легендарного дуэта «Иваси» (Алексей Иващенко и Георгий Васильев), либретто мюзиклов «Норд-Ост», «Призрак Оперы» — его пера дело. А еще многие голливудские актеры, а также персонажи мультиков «Аладдин» и «Губка Боб Квадратные штаны» (Джинн и Мистер Крабс соответственно) говорят его голосом.

«НА ПЕРЕВОД ФРАЗЫ МОЖНО ПОТРАТИТЬ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ»
— «Призрак Оперы», поставленный компанией «Стейдж Энтертейнмент», далеко не первый ваш мюзикл. В чем сложность адаптации английского текста?

— Английский язык более емкий по сравнению с нашим. Из-за этого короткая фраза вызывает значительно большие затруднения, чем длинная. Попробуйте, например, уместить русское «Думай обо мне» в три слога think of me; а ведь Think of me — это одна из самых известных арий «Призрака Оперы». И вот ходишь и думаешь целыми днями, как выйти из положения. Бывает, что для словосочетания из трех-четырех слогов просто нельзя найти аналога в русском языке! Менять структуру музыкальной ткани — добавить или убрать один слог — почти невозможно. Работая над текстом для«Призрака Оперы», я постоянно держал связь по электронной почте с режиссером, музыкальным руководителем и авторами оригинального мюзикла — Чарльзом Хартом и Ричардом Стилгоу. Мы даже встречались в Нью-Йорке и обсуждали подробности перевода.

— Поэт в России больше, чем поэт. Что волнует вас как поэта?

— Я не поэт. Я сочинитель рифмованных текстов (улыбается). Звание поэта слишком ответственное и серьезное. Поэзия в русской традиции — это особая человеческая судьба. Я ею не обладаю. Наверное, это дается свыше. А когда я сижу на одном месте и часами со словарями подбираю одно слово — это сочинительное ремесло. Есть люди, которые владеют талантом. А есть те, кто кровью, потом и огромными усилиями достигает запланированного результата, причем не всегда успешно. Это про меня.

— Но ведь строчки ваших текстов для дуэта «Иваси» давно разобрали на цитаты. Это ли не поэзия?

— Во-первых, большую часть текстов нашего дуэта мы писали вместе с Георгием Васильевым (соавтором и участником творческого тандема «Иваси». — Авт.). Во-вторых, цитируемость — далеко не главный признак высокой поэзии. Кроме того, будучи напечатанными на бумаге, без музыки наши песни производят совсем иное впечатление. Это же не стихотворения. Песня обладает ярко выраженной формой, которую порой диктует мелодия. А стихотворение может быть и совсем коротким, и очень длинным. Собственные песни появляются не более двух-трех в год.

— То есть скоро новый альбом?

— Надеюсь, что скоро, потому что предыдущий вышел в 2012 году. За это время накопилось с десяток песен. Хочу выпустить их на диске, но принципиально под гитарный аккомпанемент, без хитростей. Чтобы ничего не мешало и не за что было прятаться.

«БЕДЫ НИЧТО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО»
— Почему закончился ваш предыдущий мюзикл «Обыкновенное чудо», где вы выступали в качестве продюсера и исполнителя роли Волшебника?

— (Вздыхает.) Совершенно не умею принимать такие сложные решения. «Обыкновенное чудо» показывалось в ежедневном режиме целый сезон. Может быть, спектаклю была бы уготована и более долгая судьба, если б не мое твердое решение играть спектакль с живым оркестром. В «Обыкновенном чуде» играл оркестр из 19 инструментов, это весьма «утяжелило» процесс подготовки и сделало проект значительно дороже. Возможно, как продюсер я был неправ, ведь именно экономика заставила нас закрыть «…Чудо».

— А еще в 90-е годы вы были вынуждены закрыть мюзикл «Отверженные».

— Проект Les Miserables («Отверженные») был закрыт в 1998-м, не открывшись. Мы с Георгием увидели этот спектакль в Лондоне, потом в Нью-Йорке, загорелись идеей поставить его в Москве на русском языке. Связались с англичанами, получили одобрение, работа кипела, ничто не предвещало беды. И вдруг Георгий звонит мне и ставит меня перед фактом: «Нельзя продолжать. Закрываемся». Я недоумевал: «Почему? Мы так близки к цели!» Оказалось, условия, выставленные продюсерами, неприемлемы для нас. Они выше заложенных в бизнес-план на несколько процентов, и эта разница может угробить проект. Георгий уже тогда предвидел то, что случилось в 1998 году. Грохнул тяжелейший кризис.

«ДОЧЬ ОЗВУЧИЛА «ПЯТЬДЕСЯТ ОТТЕНКОВ СЕРОГО»
— Ваша дочь Мария стала актрисой: зритель может видеть ее в сериале «Молодежка».

— Я, честно говоря, был против. Но тут сыграли решающую роль ее упорство и упрямство, ее целеустремленность. Пока я был на гастролях в США, моя жена и дочь быстренько сговорились и приняли решение без меня: Маруся решила сдавать школьный курс экстерном, на год раньше положенного, а потом заняться самообразованием, чтобы поступить в актерский вуз. Все удалось — Маруся поступила во ВГИК, окончила курс Владимира Фокина и теперь много работает. Недавно озвучила главную героиню фильма «Пятьдесят оттенков серого».

— А сколько ролей в свое время озвучили вы?

— Точную цифру не назову — больше сотни. В разное время моим голосом говорили Хью Грант, Робин Уильямс, Брюс Уиллис, Дэниел Дэй-Льюис, Джим Керри да и масса наших артистов.

— И дочь ни разу не пользовалась папиным административным ресурсом?

— Почему же, пользовалась! Было один раз. Режиссер мюзикла «Обыкновенное чудо» Иван Поповски утвердил Марусю на главную роль, а папа волевым решением продюсера… снял ее с этой роли. Мотивация была простая: сначала надо доучиться в вузе, а потом играть.

— Свои работы дочь с вами обсуждает?

— Конечно, Маруся звонит мне со съемок и задает вопросы. Стараюсь помогать. Я ведь преподавал и знаю, каким местом актер играет. То есть постоянно занимаемся прокачкой «игральной мышцы». Мы шутим, что если актер не работает, то «игральная мышца» ослабевает. У актеров «Норд-Оста» это называлось «теорией Бобика». У каждого актера есть Бобик, который помогает ему играть. Наш девиз был в том, что Бобик бессмертен. Он не сдох, он притворяется.

— По-вашему, культура авторской песни отмирает?

— Поэтическая песня — явление интернациональное. Может произойти как в случае со знаменитой песней Юрия Кукина «За туманом». Он сочинил ее в экспедиции в Горной Шории. Говорят, что когда он вернулся в родной Ленинград, весь город уже распевал эту песню. Главное в этом жанре — это принципиальная незарегулированность, свобода.

— То есть неправильно считать, что бард должен быть в свитере, с бородой, играть на гитаре перед костром?

— (Смеется.) Про рокеров тоже говорят, что они обязательно должны быть с длинными волосами, пьяными или под наркотиками. Это же не так.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Алексей ИВАЩЕНКО родился 12 мая 1958 года в Москве. В 1980 году окончил географический факультет МГУ, некоторое время работал по специальности. Затем поступил на актерское отделение ВГИКа, отучился на курсе Сергея Бондарчука, прошел аспирантуру у Алексея Баталова. В 90-е годы снимался в рекламе, озвучивал кино, писал песни. Параллельно вместе с Георгием Васильевым выступал в составе дуэта «Иваси».С ним же написал либретто к мюзиклу «Норд-Ост», который вышел в 2001 году. В 2009 году продюсировал мюзикл «Обыкновенное чудо», где сыграл Волшебника. В сотрудничестве с компанией Stage Entertainment поставил в России мюзиклы «Русалочка» (2012 год), «Призрак Оперы» (2014 год). Воспитывает дочь Марию и сына Ивана (от первого брака жены).

Фото: личный архив Алексея Иващенко.