«Клеить бороды – это ад»: Владимир Епифанцев – о съемках в «Жуках» и отношении к церкви

Актер планировал сыграть в комедийном сериале на ТНТ батюшку, но господь, по его словам, услышал молитвы, и в кадре он появился в роли Толи-уголовника.

«Клеить бороды – это ад»: Владимир Епифанцев – о съемках в «Жуках» и отношении к церкви
«Клеить бороды – это ад»: Владимир Епифанцев – о съемках «Жуков» и равном отношении к церкви и свингер-клубам. Фото: ТНТ

С 5 апреля на ТНТ стартует сериал «Жуки». Добрый легкий комедийный сериал полюбился зрителям с первого сезона. И это вполне справедливо: Вячеслав Чепурченко, Владимир Епифанцев, Игорь Верник, Максим Лагашкин и другие актеры волшебным образом погружают зрителя в водоворот суетливой сельской жизни, где по чистой случайности оказались трое молодых парней из города.

Накануне премьеры второго сезона Teleprogramma.pro поговорила с Владимиром Епифанцевым — о съемках, отношении к церкви и почему бог все же помог ему в «Жуках».

— В проекте «Жуки» вы сыграли бывшего уголовника Толика. Расскажите, как получилось, что вы изначально пробовались на роль батюшки, а сыграли в итоге совсем другого персонажа? Каким был путь к Толе?

— Это было не мое решение. Я ничего не имею против того, чтобы играть священника, особенно в комедийном ключе. Наоборот, обеими руками за то, чтобы пародировать попов! В мои школьные годы мы смеялись над самим словом. Возможно, кому-то попы помогают, кого-то оберегают… Но это не мое.

В образе батюшки я собирался воплотить свои внутренние переживания, слабости. Это придало бы ему живости, правдивости. Каждую свою роль я пропускаю через свои переживания и опыт. Даже если это комедийная роль, на экране всегда будет мой личный, психологический портрет.

Но терпеть не могу клеить на лицо бороды! Для меня это стресс! Со временем я понял, что вскрылась моя очередная фобия и клеить бороды – это ад! Господь услышал мои молитвы, и мне дали роль Толяна — опасного мужика, который, как потом оказалось, не такой однозначный, что меня очень вдохновило.

Владимир Епифанцев
Владимир Епифанцев.
Фото: ТНТ

— В чем его неоднозначность? Мы знаем, что в новом сезоне ваш герой изменится, по-новому раскроется перед зрителем. Что именно изменится?

— В первом сезоне мой герой не до конца понятный, непроявленный. Во втором сезоне началась более подробная работа, появились завершенность и тема пробуждения духовного сознания. Все шло к тому, что мы должны были увидеть Толика во всей красе. Я не представляю, что может быть в третьем сезоне, но во втором – я сыграл человека пробудившегося. Лишь бы он обратно не заснул!

Мне было интересно с этой ролью. Любопытно увидеть героя со стороны, потому что в каком-то смысле я сыграл себя, разве что в юмористическом ключе. Хотя, в принципе, я по жизни еще смешней.

В первом сезоне я шел от штампа, играл немного в лоб, а во втором – раскрывается диапазон личности моего героя, возникает мост к просветлению и потрясающий наглядный месседж для тех, кто только мечтает о подобной трансценденции своей личности. Личность – это всегда некое одеяло, закрывающее наш дух от подлинной жизни.

— Сценаристы сериала Сергей Нотариус и Максим Пешков рассказывали, что в девятой серии вы даже плакали, и эта серия парализовала работу в продюсерском цеху.

— Я не помню такого! Все съемки я провел на грани. В каждый момент жизни моего героя – в ситуациях с женой, с ребятами – он оголенный. Ему постоянно приходилось психологически обнажаться. Не помню, в какой именно сцене я плакал, мне самому интересно посмотреть, что получилось. Но могу сказать, что я не готовлюсь к сценам, где надо плакать. Не люблю этого. Когда режиссер просит заплакать, я говорю:

«Несите глицерин, несите капли, если вы хотите снимать мертвое кино. А если хотите живое – я сам решу, надо плакать или нет».

Это должно прийти само, и в «Жуках», кстати, такой задачи не было! Значит, раз уж я заплакал, то для меня это было важно.

— Вы говорите, что вам было важно сыграть Толяна. А почему?

— Из-за месседжа принятия, который несет мой персонаж. Люди никак не могут понять, что же это такое, что такое «возлюбить», что такое «простить»… В моей роли всю эту технологию принятия и прощения можно увидеть — она проецируется через обычного мужика, бывшего зэка и пьянчугу, а не через духовную личность, прошедшую серьезные инициации и практики.

Толя показал, в каком эпизоде нашей жизни может возникнуть подобная инициация, которая приведет к перерождению. Для меня это роль человека, который не вступил на путь духовного пробуждения, а пробуждение нашло его, и он не упустил этот момент! Во всяком случае, я старался сыграть именно так, и мне очень хотелось, чтобы и продюсеры, и режиссер меня услышали.

— Но при этом «Жуки» – комедия, легкий вечерний сериал… 

— Возможно, эта линия была бессознательно прописана в сценарии, может быть, сценаристы решили подобным образом пошутить… Но я в истории увидел крутое духовное послание. Такого еще не было – чтобы серьезные вещи зрителям предложили познать через юмор и карикатуру. Мне кажется, что должно сработать.

В свое время так на людей подействовал фильм «Зеленый слоник» – тоже, можно сказать, юмористический фильм, но с серьезным духовным зерном. Многие до сих пор не могут понять, почему он всем нравится и так попадает в людей. Школьники смеются, но для них этот фильм – уже символ.

Владимир Епифанцев
Владимир Епифанцев.
Фото: ТНТ

— Есть такое ощущение, что из «Зеленого слоника» все воспроизводят одну цитату, но мало кто этот фильм смотрел…

 — Есть ощущение. Но я, например, снимался сейчас со школьниками в «Ералаше», и они уже в четвертом классе все посмотрели этот фильм. Не было ни одного, кто не видел. Думаю, для фанатов «Зеленого слоника» будет в «Жуках» кое-что, некий симбиоз двух персонажей в моем образе – Поехавшего и Братишки.

— Кстати, расскажите про фильм «Операция ZS» с Пахомом – в Сети уже есть трейлер, а хотите ли вы снять полнометражное кино?

— Мы задумали этот фильм года три назад, сняли трейлер, потом забросили. Я жду у моря погоды – если ко мне придет человек, предложит снять кино, то я сниму. Мы с Пахомом хотели сделать краудфандинг, но так и не сделали.

Я не хочу пробиваться, что-то находить – это не мое. Кино, можно сказать, не моя стихия. Я могу принять это в качестве работы, как режиссер или актер, но организовывать – не мое. Для меня это быстро становится рутиной, поэтому я предпочитаю заниматься музыкой. Это мне гораздо приятнее!

Смотрите также