Иван Ургант: «Мои дети растут реалистами и берегут Деда Мороза»

Мы узнали у популярного ведущего, каким он запомнит этот год и как собирается провести праздники.

Иван Ургант: «Мои дети растут реалистами и берегут Деда Мороза»
Телеведущий Иван Ургант. Фото: Степан Третьков

Веселого, что и говорить, в 2020-м было мало. Может, поэтому к любой возможности еще раз улыбнуться мы относились с особой теплотой. «Вечерний Ургант» не бросал зрителей в самый жесткий карантин, за что отдельное спасибо всей команде и лично Ивану.

— Вопрос «Каким для вас был год?» сейчас звучит как издевательство. Но каким вы его запомните?

— Так же, как и все. Он был очень непохожим на другие. Мне кажется, все последующие годы мы уже будем жить с опытом 2020-го, поэтому нам будет не то что проще, но как-то привычнее, даже если лучше не будет. Но я верю, что будет лучше, и всячески надеюсь, что этот год закончится, все плохое останется, а хорошее мы заберем.

— Что нового вы смогли узнать благодаря карантину?

— Я узнал, что, оказывается, можно ездить по Москве днем и доезжать от дачи до работы за 40 минут. Почувствовал, как это — если бы ты передвигался с кортежем. Хотя на светофорах я останавливался, светофоры-то работали.

Еще благодаря этому году я узнал, что у нас очень красивая страна. Честно говоря, я догадывался, но давно не проверял. И, проверив, убедился в этом.

Также я узнал, что бывает, если в зрительном зале мест много, а зрителей мало. И что это все равно гораздо лучше, чем в предыдущую волну коронавируса, когда мы работали вообще без зрителей.

Собака Груша, как пошутил Иван, стала первой женщиной в семье Ургантов, которая нарушила правило не носить бороду. Фото
Собака Груша, как пошутил Иван, стала первой женщиной в семье Ургантов, которая нарушила правило не носить бороду. Фото: Инстаграм

— Давайте о приятном. Как обычно проходит ваш Новый год и каким вы его в этом году видите? Он будет отличаться из-за всех этих ограничительных мер?

— В этом году он будет точно проходить на территории Российской Федерации, никуда уезжать мы не планируем. Как и в предыдущие годы, когда я был дома и не работал, мы соберемся дома узким, тесным, желательно проверенным тестами на коронавирус кругом.

— Странно спрашивать об этом взрослого человека, но вдруг у вас сохранились какие-то приметы и ритуалы в Новый год, которые вы по-прежнему исполняете?

— Примет у меня не сохранилось. У меня появляются традиции. Очень люблю читать «Рождественский романс» Иосифа Бродского где-нибудь 31 декабря. И впадаю в такую предновогоднюю меланхолию, как говорит мой отец, «тоскевич». И желательно, чтобы снег падал, какие-то огонечки горели… Елку мы в этом году поставили раньше недели на две. Еще одну сейчас будем ставить на даче. Когда ты поздно вечером сидишь и не горит ничего, кроме этой елки, то у нее можно о чем-нибудь помечтать, подумать, что-нибудь вспомнить и настроить себя на такой приятный предновогодний лад.

Письма в морозильнике

Новый год Иван с женой Натальей и дочками Ниной и Лерой собирается встречать в тесном семейном кругу. Фото
Новый год Иван с женой Натальей и дочками Ниной и Лерой собирается встречать в тесном семейном кругу. Фото: Инстаграм

— Елка у вас дизайнерская или по советской традиции на ней все подряд?

— По старинной советской традиции в роли дизайнера выступают члены семьи.

— Насколько сильно дети ждут Нового года? Письма Деду Морозу пишут?

— Обязательно. Письма Деду Морозу — это прекрасно. Они написаны, и мы их уже положили в морозильник. Их может прочитать только папа, когда полезет ночью за паштетом.

— Бывало, что эти письма Деда Мороза ставили в тупик?

— В общем, нет. Знаете, мы как-то Деда Мороза бережем и стараемся детей воспитывать реалистами.

— Сколько у вас телевизоров в доме? И что они показывают в новогоднюю ночь?

— У меня телевизоров дома довольно много, я люблю телевизоры, они у меня не отключаются. Мне нравится традиция смотреть телевизор даже 31-го числа, чтобы шли фильмы. Наверное, будет работать телевизор. Трудно спродюсировать новогоднюю ночь и как-то ее распланировать. Но не надо отдавать весь Новый год на откуп телевидению.

Потому что настроение может улучшиться, а может и не сильно. Фоном хорошо, когда что-то там мелькает, а ты смотришь на этих артистов, которые поют, и думаешь: смотри-ка, а эта-то подстриглась… И тебя не покидает теплое понимание того, что они тоже в этот момент сидят дома и смотрят телевизор.

«Тайный Санта» в «Вечернем Урганте»

— По сценарию новогодних елок некие персонажи всегда пытаются украсть Новый год. Вот сейчас Валерий Меладзе заявил, что не надо всем артистам принимать участие в голубых огоньках, а Никас Сафронов перечислил конкретных артистов, которых нельзя пускать в праздник на экран. Вы в их числе, кстати…

— Никас Сафронов заявил, что я не должен присутствовать на новогодних огоньках? Вот его бы слова в уши руководству Первого канала.

— Как вы относитесь к этим инициативам? Люди просто пиарятся?

— Я далек от мысли, что Никас Сафронов и Валерий Меладзе пиарятся. Они высказывают свою точку зрения и имеют на это полное право. Это не хорошо и не плохо, они так считают.

— Совершенно точно сразу после новогодней ночи критики начнут обсуждать, что на ТВ опять одно и то же. А надо ли что-то менять? Может, это просто традиция такая?

— Мне хочется, чтобы все поменялось как можно быстрее. Может быть, все в прямом эфире должно происходить? Но тогда не будет радостных лиц артистов, они будут смеяться и улыбаться неискренне, не то, что сейчас. Но могут же быть прорывы! В этом году, например, 25 лет «Старым песням о главном». Это был очень неожиданный, интересный ход.

Мне кажется, вот таких ходов не хватает, все как-то думают: зачем мы сейчас будем что-то выдумывать, сделаем такой традиционный огонек, когда камера снимает сквозь бенгальский огонь, и все равно у этого зрелища будет определенный успех.

— В «Вечернем Урганте» у вас довольно смелые эксперименты.

— Да, мне нравится наша традиция праздновать Новый год 30 декабря, и в этом году мы снова так сделаем. Пытаемся что-то найти, придумать. Мы любим этот праздник.

— А вы внутри самой программы, с авторами, артистами собираетесь, отмечаете?

— Да, обязательно. Не знаю, как в этом году, но обычно у нас есть новогодний корпоративный праздник. И на него иногда приходит кто-то из артистов, из тех, кто работает или работал на программе. Мы всегда делаем «тайного Санту». Каждый тянет имя сотрудника передачи, которому он должен сделать подарок, и дарит ему что-то приятное, специально для него. А тот, кто получает подарок, не знает, кто ему это подарил.

Хочется быть искренним

— Знаете, у вас есть редкое качество. Вы находите точную интонацию, когда нужно что-то сказать об ушедшем человеке. В юмористической передаче это особенно тяжело. Вы так трогательно простились с Михаилом Жванецким… Почему у нас не очень умеют прощаться?

— Да и я не очень умею. Это мне всегда доставляет очень большие нравственные и человеческие страдания. Хочется быть максимально искренним, говорить то, что я действительно чувствую. А поскольку долгие годы я тщательно скрываю от зрителя свои чувства, то с этим возникают определенные сложности. Это я иронизирую, но на самом деле мне не так просто. Не хочется попасть в струю пафоса и формальности. Важно, чтобы было видно то, что мы по-настоящему чувствуем.

— Этой осенью мишенью для ваших шуток стал Дмитрий Хрусталев. (Несколько дней все СМИ писали, что ведущий в тяжелом состоянии, но сам Дмитрий ничего о своей болезни не рассказал. — Ред.) Он сам не против, что его личные проблемы на всю страну обсуждаются?

— Мы берем поводы из жизни. «Случай из жизни» — так бы мы назвали историю с Митей. Мы стараемся периодически обшучивать все, что происходит вокруг нас. И с нами.

— К вам приходят люди — та же Яна Рудковская, Лиза Арзамасова, которые обычно, перед тем как дать интервью, ставят миллион условий: про это не писать, про это не спрашивать. С вами герои обговаривают запретные темы?

— Честно говоря, редко. Последний раз такое было, когда пиар-менеджер певицы Дуа Липы попросил, чтобы телевизор с ней не держал на руках Митя Хрусталев. Это создавало комический эффект присутствия у певицы ног Дмитрия. Мы эту просьбу выполнили, хотя осадок, честно говоря, остался.

С близкими шутить можно как угодно

Телеведущий Иван Ургант. Фото
Телеведущий Иван Ургант. Фото: Степан Третьков

— Лидеры юмора в минувшем году — это программы Comment Out и «Что было дальше» (У этих шоу очень много просмотров на платформе Ютуб. Кстати, среди лидеров и программа «Вечерний Ургант». — Ред.) Там гости постоянно попадают в неловкие ситуации. А ведущие над ними просто издеваются. Вам такие форматы не близки?

— Если гостей и ведущих связывают по-настоящему теплые, близкие отношения, шутить можно как угодно. Ты чувствуешь, что человек не обижается, и тебе не становится неловко. Ни тебе, ни участникам этого веселого действия. Поэтому, мне кажется, такие эпизоды и являются самыми смешными, самыми популярными, не вызывают споров: зачем так жестко говорить, почему так ответил… Самое классное — это когда люди позволяют друг над другом довольно остро и, что самое главное, смешно шутить, но при этом не обижают.

— Как вы к хейтерам относитесь?

— Я отвечаю им взаимностью. Я их от всего своего широкого и доброго сердца ненавижу лютой ненавистью. Нет ничего хуже, чем бессмысленная, тупая, ничем не обоснованная ярость и злость.

— Вас удивляют мотивы этих людей?

— Не удивляют, а удручают. Я очень люблю добрых людей и очень не люблю злых.

— Сейчас на ТНТ выходит программа Talk, где четверка комиков шутит о том, что в голову придет. Очень похоже на «Прожекторперисхилтон». Как вам реинкарнация вашей знаменитой программы?

— Когда люди разговаривают друг с другом и делают это с той или иной степенью веселья, это прекрасно. Мне всегда интересно наблюдать и слушать, когда люди о чем-то интересном или смешном разговаривают так, что оторваться невозможно. А если еще эти люди испытывают друг к другу симпатию, то вообще замечательно. Поэтому передача Talk, я уверен, обречена на успех.

— Чего вы ждете от Нового года, чему хотите научиться?

— Планы у меня довольно непростые. Попытаться всеми силами делать так, чтобы ситуация не ухудшилась, а может быть, даже и улучшилась. Хочу так натренировать свое тело, чтобы мышечным усилием выталкивать из себя вирус COVID-19. Чтобы, может быть, он в меня и проникал, но я сильным сжатием мышц малого таза отправлял его обратно.

Новогоднее блюдо от Ивана

— Вы спросите о моем любимом блюде на Новый год? Я, пожалуй, ничего умного вам не скажу. Мне очень нравится оливье. У этого салата, кстати, есть разновидности. Моя жена готовит классный салат — он по наполнению, как оливье, но в нем отсутствуют майонез, колбаса и какое-либо мясо.

Вот рецепт: Белая рыба горячего копчения, например, сиг. Зеленый горошек, мелко нарезанные морковка и картошка, свежий лук, маринованный огурец, свежий огурец, можно даже чуть-чуть маринованного лука туда добавить. И все это под душистым подсолнечным маслом. Получается прекрасный салат.

«Вечерний Ургант. Чао, 2020!» 30 декабря, вечер