Алексей Чумаков и Юлия Ковальчук: «Человека меняет не брак, а любовь»

Супруги-музыканты объяснили, от чего им пришлось отказаться ради гармонии в семье.

Алексей Чумаков и Юлия Ковальчук: «Человека меняет не брак, а любовь»
Алексей Чумаков и Юлия Ковальчук. Фото: Кирилл Паньков

Алексей и Юлия вместе почти 13 лет, их дочери Амелии уже исполнилось три. Дружная музыкальнафя семья старается находить плюсы в том, как сложился для всех нас уходящий год, и с оптимизмом смотрит в год будущий.

«Видеть, как растет дочь, — невероятное счастье»

К Новому году все готово! Фото
К Новому году все готово! Фото: Инстаграм

— Сейчас, когда нет публичных выступлений, где вы черпаете энергию, эмоции? Есть ли какие-то плюсы во всей этой ситуации с карантином и ограничениями? И что дается тяжелее всего?

Ю. К.: — Чтобы чувствовать себя наполненной энергией, мне нужны не только публичные выступления. В первую очередь я женщина и мама, поэтому ощущения нужности и любви в кругу близких и мужа являются для меня первостепенными и заряжают самой мощной энергией.

В этом смысле карантинное время стало своего рода подарком и прекрасным шансом насладиться каждодневными совместными обедами и ужинами, прогулками, возможностью не упускать новые победы и открытия нашей доченьки, которые иногда из-за работы мы могли пропустить. В этот карантин мы стали еще ближе.

Что дается теперь тяжелее всего? До сих пор не отпускает чувство какой-то неопределенности в завтрашнем дне и неосознанной опасности, которая может подстерегать нас вне дома. И хотя уже есть определенные правила, по которым нужно жить, до сих пор кажется непривычной ситуация, когда нельзя кинуться при встрече в объятия знакомому человеку…

— Удалось сделать за этот период жизни в новом, более домашнем темпе что-то такое, что давно откладывали?

Алексей Чумаков. Фото
Алексей Чумаков. Фото: личный архив

А. Ч. — Нет, ничего не удалось. Часто повторяют: художник должен быть голодным. Так вот, пандемия показала — это не так. Творческий человек должен быть сытым, но любопытным, потому что творить хочется, когда на душе спокойно и когда не отвлекают мысли. На главе любой семьи в принципе лежит ответственность.

Но, когда пребываешь в стрессе от неведения, о творчестве думается меньше. Неизвестность может уничтожить любой творческий порыв. Самое страшное — непонятно, когда и как все это закончится. В этом году вообще ничего достойного не вышло в музыке. Это помимо того, что все боятся выкладывать новые произведения, потому что, пока песня на слуху, не успеют «отбить» ее турами. Плюс я думаю, что мало к кому приходит в таких условиях вдохновение.

Ю. К. — Если честно, то большую часть дня занимали бытовые заботы по дому, дела и мысли, связанные с воспитанием дочери, планированием ее свободного времени, и рабочие моменты, которые можно решить по интернету. Для творчества нужны тишина, умиротворение, а этого практически не оставалось.

Поэтому, когда я, замотанная, вечером бралась за гитару, рождалось что-то крайне редко. Хотя все равно появились песни, которые точно запомнятся временем своего рождения! Как раз сейчас я выпускаю трек «Пока», клип на который собиралась снимать весной, но из-за введения карантина съемки пришлось отложить на осень. Как говорится, всему свое время, поэтому теперь он получился особенно чувственным и по сезону грустно-томным.

— Кстати, Алексей, ваш концерт с ноября этого года перенесен на 7 марта 2021-го. Может, это к лучшему? Ведь количество зрителей, возможно, к тому моменту уже не будут ограничивать…

А. Ч.: — Безусловно, все, что ни делается, все к лучшему. Возможно, будет меньше риска, и мы с музыкантами, и публика будем спокойнее. Надеемся, уже разрешат привычное число зрителей — полный зал. Потому что иначе шоу не потянуть. Но, конечно, любой перенос — это потеря, либо эмоциональная, либо финансовая, либо энергетическая. Это как минимум портит настроение и зрителю, и артисту.

«Леша — наш главный защитник»

Алексей Чумаков и Юлия Ковальчук. Фото
Алексей Чумаков и Юлия Ковальчук. Фото: Кирилл Паньков

— Юля, знаю, что тем, кто в вашем Инстаграме хамит в комментариях, отвечает ваш муж, заступается за вас. Он вообще по натуре защитник?

Ю. К.: — Безусловно! И, по-моему, это одно из основополагающих качеств в мужчинах, которое так ценно для женщин. Тем более в нынешнее время все реже встречаются мужчины, готовые разорвать любого за свою семью. Что касается нападок на меня в Инстаграме, то он отвечает хейтерам очень саркастично и при этом интеллигентно. Я, кстати, часто смеюсь над его ответами и терпением, которого у меня не хватает.

— Алексей, вы производите впечатления человека, который не боится говорить то, что думает. Часто страдаете от этого?

А. Ч.: — Я не безрассудный. Думаю, когда говорю. Раньше был более безапелляционен. Наверняка страдаю от того, что не могу, так сказать, «лизнуть» там, где нужно. Порой, конечно, могу промолчать, но по моему поведению понятно, что я недоволен. Хотя возможно, поэтому не растерял уважения к себе.

— В новом году вы с Юлией на одном из развлекательных каналов будете вести юмористическое шоу. А в карьерном плане ТВ сейчас что-то дает музыканту или интернета достаточно?

Юлия Ковальчук. Фото
Юлия Ковальчук. Фото: личный архив

А. Ч.: — Да, это наша профессия — мы вели и, надеюсь, будем вести телепроекты. Что касается ТВ в музыкальной карьере… Сейчас телевидение уже не дает столько, сколько лет десять тому назад. И артист может общаться со своей публикой напрямую с помощью интернета. Сейчас с помощью сети, как мы видим, люди становятся настолько популярны, что их уже потом приглашает телевидение. Если человек появляется на федеральных каналах, он сразу становится статуснее. Но, поверьте, множество артистов, которые постоянно появляются в эфирах топовых программ на радио и на ТВ, не собирают залы.

Если честно, я часто отказываюсь от предложений по телевизионным эфирам, потому что сейчас очень мало действительно качественных программ, помогающих артисту показать зрителю, что он все-таки артист — и хороший артист. Но я благодарю бога, зрителя, ситуацию за то, что, приезжая в тот или иной город, собираю зал. Это не бравада — это факт. Я никогда не писал музыку для того, чтобы меня крутили в каждом утюге, иначе бы пел другое.

Пою то, что люблю, и свято верю в то, что если делать что-то отчаянно и искренне, то это придется по вкусу тем, кто близок тебе по энергетике. А именно такие люди и приходят ко мне на концерты. Надеюсь, что скоро они возобновятся.

«Дома лучше, чем в ресторане»

Этой осенью Алексей и Юля отмечали седьмую годовщину свадьбы. А вместе пара уже 13 лет. Фото
Этой осенью Алексей и Юля отмечали седьмую годовщину свадьбы. А вместе пара уже 13 лет. Фото: Инстаграм

— Говорят, что ребенок музыкантов сначала учит ноты, а потом уже азбуку. Амелия в этом плане не исключение?

Ю. К.: — Мне кажется, в таком юном возрасте совершенно непонятно, что в будущем будет увлекать ребенка, именно поэтому мы стараемся просто дарить ей счастливое детство и развивать во всех направлениях. Но, безусловно, в нашей семье без музыки никуда. Дома мы часто слушаем виниловые пластинки с джазом, соулом, фанком.

Дочь с огромным интересом впитывает наши пристрастия, часто танцует и подпевает, но при этом любимой музыкой Амелии все равно остаются советские «Чунга-Чанга», «Песенка Трубадура» и «Колыбельная медведицы». Из нашего репертуара ей немного ближе мое творчество, но это обусловлено тем, что она чуть больше привыкла к моему тембру голоса, так как каждый день с рождения слышит его с утра до ночи. Из папиных песен Амелии нравится «Небо в твоих глазах» — есть ощущение, что на подсознательном уровне она помнит ее, ведь мы снимали клип на эту композицию, когда я была беременна.

Пока мы с Лешей даже не пытаемся гадать, будет Амелия петь или нет. Она достаточно разносторонняя девочка, как и все детки в этом возрасте, любит и танцевать, и рисовать, и считать. Думаю, чуть позднее будет ясно, в каком направлении ей захочется развиваться, и вот тогда мы поддержим ее в любых начинаниях.

— Алексей, а как вы предпочитаете проводить время с дочерью, что больше всего любите делать?

А. Ч.: — Да все, что доставляет ей удовольствие! Возможно, во мне живет большой ребенок. Я получаю настоящее удовольствие от того, что мы собираем пазлы, решаем какие-то задачки, кувыркаемся по полу, играем в мяч, в прятки. Это все — моменты счастья.

— Как сейчас выглядит идеальный вечер в кругу вашей семьи?

Алексей Чумаков и Юлия Ковальчук. Фото
Алексей Чумаков и Юлия Ковальчук. Фото: личный архив

Ю. К.: — Идеальный вечер для меня — это, конечно, ужин со всей семьей и друзьями. Я хлопочу на кухне, слышу радостные визги и понимаю, что дом наполнен счастьем и любовью. Нескончаемые разговоры, дурашливые танцы с дочкой, настольные игры с друзьями, совместные прогулки…. Вот такой абсолютно обычный, домашний, семейный вечер, в котором столько теплоты и уюта, что это невозможно сравнить ни с одними посиделками в дорогостоящем ресторане.

— Алексей, вы согласны с тем, что вот такие семейные вечера и вообще женитьба продлевают мужчине жизнь, сохраняют здоровье? И что появление детей убеждает лишний раз этим здоровьем не рисковать?

А. Ч.: — Согласен, но только если эта женитьба — по любви. Поэтому я бы даже сказал, что не женитьба, а любовь меняет человека. А счастливая женитьба — это стационарная версия любви.

С появлением ребенка, безусловно, родитель становится внимательнее к себе. Но я никогда и не был сумасбродом, всегда был аккуратен со здоровьем. Не совершал безрассудных поступков — меня это не заводит.

— Под какие привычки друг друга вам в браке пришлось подстраиваться? Как вы изменились друг ради друга?

Ю. К.: — Мы так долго вместе, что уже и забываешь, какие привычки были твои, какие — мужа. Но, безусловно, в начале наших отношений нам приходилось аккуратно изучать друг друга. У Леши есть некоторые особенности, с которыми я уже свыклась. Например, он очень любит завтракать один. Это то время, которое ему нужно провести в одиночестве без лишних звуков и людей. Мы уважаем такое его желание и стараемся в это время не беспокоить по пустякам.

А. Ч.: — Как я изменился ради Юли? В принципе я — один человек, Юля — другой. Но когда люди живут много лет вместе, то они приобретают привычки друг друга. Плюс вынуждены подстраиваться под энергетику, под темп, под настроение другого человека. Это всегда большая работа. Это изменения. И я уверен, что Юля сделала меня лучше, чем я был до нее.