Михаил Шац: «Иногда стоял на сцене и думал: что я тут делаю?!»

Ведущий шоу «Дело было вечером» - о том, куда движется юмор и как он лечился от коронавируса.

Михаил Шац: «Иногда стоял на сцене и думал: что я тут делаю?!»
Сооснователь и участник культовых проектов из 90-х Михаил Шац. Фото: СТС

Сооснователь и участник культовых проектов из 90-х «Назло рекордам!», «О.С.П.-студия», «33 квадратных метра» Михаил Шац, на несколько лет пропавший с экранов, теперь увлекся стендапом и ведет шоу «Дело было вечером» (СТС).

— Чего стоит ждать зрителю от нового сезона шоу?

— Основная конфигурация та же: команды звезд, возглавляемые простыми людьми, соревнуются, выполняя задания конкурсов. Играют в разные игры в атмосфере, приближенной к домашней вечеринке. Все это сохраняется. Однако в каждом сезоне появляются новые конкурсы, которые освежают шоу. И самое главное — ротация звезд. Новые лица, участники программы. Это будут известные молодежной аудитории проекта герои. Несколько успешных тиктокеров, певицы — Манижа, к примеру, или группа «Моя Мишель», и так далее.

— Кто из гостей особенно удивил вас?

— Счастлив был видеть Игоря Чехова — комика из дуэта «Чехов и Кукота». Быстрая реакция, хороший юмор. Был еще и Пухляш из Little Big Дмитрий Красилов. Пластично двигался, был энергичен.

Михаил Шац (слева) в шоу «33 квадратных метра» - с Татьяной Лазаревой, Андреем Бочаровым и Сергеем Белоголовцевым. 1998 г. Фото
Михаил Шац (слева) в шоу «33 квадратных метра» — с Татьяной Лазаревой, Андреем Бочаровым и Сергеем Белоголовцевым. 1998 г. Фото: кадр из фильма

— В YouTube выходит масса шоу, буквально балансирующих на краю. В частности, проект Comment Out, где участники пишут провокационные комментарии в Инстаграме звезд. Это перебор или прощупывание новых границ юмора?

— Есть, грубо говоря, пуританское ТВ, а есть свободный YouTube — границ, в которые упакованы телепроекты, там нет. Поэтому ребята делают то, что хотят. Конечно, бывает, когда что-то зашкаливает и идет не по плану. Comment Out — не лидер на рынке экспериментов юмора. Есть шоу «Что было дальше» — еще более экспериментальная модель, внутри которой ребята докапываются порой и до самого дна. Так что я отношусь ко всему этому с пониманием и интересом. Это нормальная калибровка, выявляющая реакцию общества на глубины и границы юмора.

— Нет ощущения, что это может приводить к печальным последствиям? Как вышло с карикатурами «Шарли Эбдо». Там ведь тоже сатирики.

— Любая игра опасна. Можно получить серьезные травмы. Я не поклонник «Шарли Эбдо», просто не люблю такой юмор, построенный на жесткой провокации. Не мое. Никогда бы не стал читать этот журнал. Но более варварской стала реакция на шутки недовольных, которая привела к человеческим смертям. Это первобытная дикость и страшное Средневековье, конечно.

— Вы начали заниматься стендапом не так давно. А перед этим в вашей карьере возникла пауза. Не было мыслей уйти в другую сферу работы?

— Несомненно, это был непростой период. Многое пришлось переосмыслить. В определенный момент удалось понять некоторые вещи правильно. Не то, чтобы я был готов закончить. Мне было непонятно, что нового можно начать. Поэтому я искал формы дляпроявления себя. И стендап стал как раз такой формой. Именно в нем я нашел правильную интонацию, понимание того, что я хочу говорить.

— В финансовом смысле в тот момент было сложно? Жена с детьми в Испании, их надо было обеспечивать.

— С одной стороны, годы были непростые. Но мы с Татьяной много лет до этого успешно работали на ТВ. И говорить о том, что мы опустились на финансовое дно, было бы неправильно. Естественно, пришлось урезать ненужные расходы, пересмотреть бюджет. Так что это был полезный период.

С любимыми детьми (слева направо): Степан, Софья, Антонина. Фото
С любимыми детьми (слева направо): Степан, Софья, Антонина. Фото: Instagram.com

— Как принимала вас публика во время первых выступлений в стендапе?

— Первый опыт был удачный. Я получил удовольствие, люди реагировали хорошо. Это был важный момент. Мне надо было поверить в свои силы. Остальное пришло со временем: я пережил новые эмоции, ситуации, в которых не бывал никогда. Абсолютно новый вызов. Я шел с самых низов — выступал на «открытых микрофонах» (бесплатные концерты начинающих комиков). До сих пор я не могу назвать себя состоявшимся стендап-комиком, но опыт уже огромный. Я гораздо сильнее того Шаца на первом выступлении. Что рассуждать, пусть люди приходят на концерты! Скоро буду выступать в Питере (12 — 14 ноября в стендап-клубе Hop Head).

— Вы называете себя самым возрастным комиком России. Не было с ощущения неловкости, когда выходили выступать среди молодых и дерзких?

— Конечно, было. Иногда задавал себе вопрос: «Что я тут делаю?» Просто опыт — это как раз умение обращать слабости в сильные стороны. Я быстро прошел начальный этап. И сейчас осознаю, что занимаю нишу, в которой рядом со мной никого нет.

— В Инстаграме вы сообщили, что лежали с коронавирусом в больнице в Коммунарке. Как протекала болезнь?

— Течение моей болезни можно оценить как нечто пограничное между мягким и средней степени тяжести. Никому не желаю перенести это. Как человек, побывавший в Коммунарке, могу сказать, что врачи, которые работают там, имеют громадный опыт.

— С Татьяной вы поддерживаете связь? Как у нее дела в Испании с детьми?

— Они уже вернулись в Москву, все в порядке. Так сложились обстоятельства.

— А чем они заняты?

— Младшая Антонина учится в Англии — общее направление, говорить о специализации рано. В какую сторону она будет двигаться, пока непонятно. Ей всего 14 лет, так что все впереди. Старшему сыну Степану 25 лет, он занимается компьютерной графикой, 3D-моделированием, работает в Москве. Работы у него много. Средняя дочь Софья (22 года) после школы высшего образования не получила. Решила понять, чего ей хочется. При этом она много работает: продакшен, организация мероприятий, фестивалей, а еще в направлении веб-сериалов. Ищет сферу, в которой ей хочется задержаться. Пожалуй, это правильный путь.

Смотрите также

«Дело было вечером» по воскресеньям в 23.50 на СТС