Валерий Сюткин: «Четвертый ребенок в 62 года — это абсолютный космос!»

Наставник вокального проекта «Голос» - о пенсионных выплатах, конфетных песнях и родительских радостях.

Валерий Сюткин: «Четвертый ребенок в 62 года — это абсолютный космос!»
Валерий Сюткин. Фото: личный архив

«Король Оранжевое лето» Валерий Сюткин второй год подряд заседает в красных креслах «Голоса». И не зря — все-таки он профессор кафедры вокала, успешный артист и, что еще важнее, опытный отец, который знает, как найти подход к людям.

«Мы в России, надо петь на русском языке»

Валерий Сюткин. Фото
Валерий Сюткин. Фото: Максим Ли/Первый канал

— Валерий, в «Голосе» вы уже не новичок. Какие впечатления остались от предыдущего сезона шоу?

— Любой новый опыт всегда интересен. Поскольку у меня есть высшее педагогическое образование (окончил Московский государственный гуманитарный университет имени Шолохова, где сейчас руководит эстрадным отделением. — Ред.), работа была по профессии. «Голос» — не только энергозатратное, но и времязатратное мероприятие. Помимо съемок и работы с артистами, нужно и трудиться над подбором репертуара для них. Но теперь я уже знаю, как это работает, и в новом сезоне постараюсь действовать более экономично и эффективно. Команду уже набрал. Спасибо Первому каналу за доверие.

— В чем ваша стратегия как наставника?

— Я хочу, чтобы в эфире звучало как можно больше русскоязычных песен. Мы живем в России, надо петь на русском языке. По возможности. Яркие зарубежные песни будут, но не более 10% от общего числа. В моей команде так.

— Можно ли за такой короткий промежуток времени обучить артиста?

— «Голос» не для того. Работает так: прослушал, увидел сильные стороны, делаешь акцент на них, слабые стороны прячешь. Но самое главное — поиск репертуара! Представьте: девятый сезон, любая команда выдавала 35 — 40 песен в каждом из них, а команд четыре. И надо стараться не повторяться. К примеру, запрещено брать песни из восьмого и седьмого сезонов. Чтобы не было очевидных дублей.

Понимаете задачу? Нужно уметь выбрать песню и подобрать под артиста. Так что мне помогает мой аранжировщик Михаил Савин, иначе физически не справиться! Мне приходит в голову идея по поводу композиции, а он уже расписывает ее на оркестр, потом Сергей Жилин с «Фонографом» репетирует. Так что дым валит из ушей, когда переходим к прямым эфирам. Времени на принятие решений мало.

— Восемь сезонов «Голоса» позади. Но ни один победитель проекта не стал суперзвездой, как Полина Гагарина из «Фабрики звезд», например. Почему?

Валерий Сюткин. Фото
Валерий Сюткин. Фото: «Экспресс-газета»/Лариса Кудрявцева

— Поменялось время. И потом, на мой взгляд, примеры есть. Я бы отметил Антона Беляева (участник второго сезона «Голоса». — Ред.) — вырос в великолепного музыканта. Правда, поет на английском, но это потому, что они все сейчас хотят покорять мировые пространства. А в чем причина, что не становятся суперзвездами?

Думаю, проблема в поиске собственного неповторимого репертуара. В идеале человек должен создавать музыкальный материал сам — как Земфира. Так сформироваться, чтобы не зависеть от композиторов, поэтов, продюсеров. Если это ярко, все сами возьмутся за тебя.

— Но их же каждую неделю показывают в эфире Первого канала. Что может быть лучше для раскрутки?

— Время сейчас очень сжато. Вот их показывают, они в центре внимания, а что потом? Они должны выдать материал, заинтересовать слушателя. А этого не происходит, видимо. Так что причина в самих артистах. Нет резерва и потенциала, свежих песен, с которыми можно пробиваться.

Проблема вовсе не в деньгах, как думает большинство обывателей, и не в связях. Если сами не могут написать, надо найти людей, которые им напишут. Потому что не могут Максим Фадеев и Виктор Дробыш обеспечить музыкой всех желающих. При всем уважении к Сергею Волчкову и Дине Гариповой (победители первого и второго сезонов «Голоса». — Ред.) они базируются на песнях, которые до них уже исполняли. А авторского репертуара пока не нашли, увы.

Валерий Сюткин. Фото
Валерий Сюткин. Фото: instagram.com

— Пандемия усугубляет ситуацию?

— С одной стороны, да. Потому что концертов практически нет. С другой стороны, наоборот, появляется время поработать над собой. И над материалом тоже. Вот у меня за это время уже третий релиз выходит. Новая песня «Хочу твоего колдовства» на стихи Михаила Гуцериева вышла 28 августа. Взрослые композиции. Я ведь уже не молодой. И вроде как не должен выдавать по несколько песен в год. Но я же нахожу в себе силы! Значит, и молодым ребятам тоже можно. Тем более столько платформ в интернете! Отговорки «невозможно пробиться» не работают.

— Такая конкуренция и новый царь горы, который появляется раз в неделю, мешает развитию и творчеству?

— Информации стало больше. И она стала менее событийной. Жизнь песни стала короче по сравнению с тем, что писали давно. Но и творчества в этом стало гораздо меньше. Все на грани стеба, сиюминутного китча. А глубокие песни, которые пела и поет вся страна, перестали появляться. Это время, к сожалению, такое. Нам, представителям старой школы, конкурировать с молодыми в интернете практически невозможно. Делаем свое дело, собираем сотни тысяч просмотров. Но не миллионы. Эти площадки молодежные.

— Рэп, хип-хоп, Little Big — вас это интересует?

— На туристическом уровне. Понимаю, в чем энергетика рэпа. Но заниматься надо тем, что первично. Наш рэп — в лучшем случае вторичная музыка, как показывает практика, перепевки третьей или четвертой волны. Поэтому на мировой сцене наших артистов в принципе практически не видно. Даже «Тату» или «Парк Горького» — разовые удачи. Как по мне, надо исследовать то, что делали крутые исполнители с русским почерком.

И это вовсе необязательно должно быть с балалайкой, как многим кажется. Имеется в виду язык, энергия, стилистика. Возьмите шедевры Александры Пахмутовой — живут больше 40 лет. Да, сегодня есть много классных звуков, необычной музыки. Но это не главное. Песня — это то, что ты хотел рассказать. Чем ты хотел поделиться с этим миром? Текстовыми гэгами? Ну потому они столько и живут. Каждое время рождает музыку, которая ему соответствует. И я своим подопечным в «Голосе» это объясняю.

«Отношусь к ребенку бережнее, чем раньше»

Артист знает: если встать между двумя Виолами, дочкой (слева) и женой, все желания сбудутся. Фото
Артист знает: если встать между двумя Виолами, дочкой (слева) и женой, все желания сбудутся. Фото: instagram.com

— Из троих ваших детей — четвертого малыша пока не берем в расчет — никто музыкой не занимается. Почему так?

— На четвертого как раз и надеюсь. Дал ему музыкальное имя — Лео. По паспорту он Лев Валерьевич, это если научным сотрудником станет, но Лео Сюткин — это прямо имя для музыканта. Есть надежда. А остальные? Старшая дочь Лена стала мамой, у нее родилась прекрасная Василиса. Дочь Виолу интересует театр. Сын окончил геофак, его тянуло к путешествиям, он отлично трудится в этом бизнесе — развивает отечественный туризм.

Что я могу сделать? Не выбирать же профессию за детей. И потом я — ребенок времени, когда рок-н-ролл в исполнении Beatles, Creedence и других только вошел в мир. Это было как полет Гагарина. Вот меня и зацепило. Был погружен так, что это стало моей жизнью. Я воспринимаю музыку не как беглость пальцев по рифу и точно взятые ноты — это гораздо глубже. Это мой способ рассказать миру, о чем я подумал. Так что это и не профессия даже.

— Если не о чем рассказать, можно стать успешным артистом?

— Чтобы песни получались интересными, надо прожить насыщенную жизнь. Конечно, есть инкубаторские исполнители — Бритни Спирс, Джастин Бибер, — выросшие в тепличных условиях. Но и песни у них, знаете, конфетные такие. Обложка красивая, а глубины нет. А все ребята с пороками — Эрик Клэптон, Мик Джаггер, Тина Тернер — прошли тяжелый путь, знают, что такое предательство, неудачи, разочарования, немилость публики. У них и характер есть, и музыка глубокая.

В августе супруга музыканта подарила мужу малыша Лео. Фото
В августе супруга музыканта подарила мужу малыша Лео. Фото: instagram.com

— Каковы ощущения от рождения четвертого ребенка в 62 года? Настолько же острые и неповторимые, как и в предыдущие три раза?

— Это абсолютный космос! Я очень счастлив. Все по-новому, но все осознанно. Теперь больше боюсь за ребенка, чем в молодости. Смотришь, следишь, оберегаешь, чтобы тут не зацепил, там не упал, камушек с дороги убираю. Гораздо бережнее стал относиться к ребенку. В молодости все время хотелось побыстрее скинуть ребенка на родителей или нянь, а сейчас, наоборот, дорожу каждой минутой. Отказываешься от всего, только чтобы побыть рядом и наслаждаться, наблюдая, как он постигает этот мир. Так устроен человек: чем взрослее, тем мудрее, наверное.

— Трудно далось решение пойти за четвертым?

— Это очень осознанное и взвешенное решение. Долго мы ждали этого. В юности казалось, что все нормально, успеем, успеем, а потом понимаешь, что с возрастом дети даются тяжелее. Так что я очень рад, что у нас получился ребенок. Что символично, он родился через 24 года после рождения Виолы (средней дочери. — Ред.), тоже по гороскопу Крыса. Два цикла по 12 лет.

— Значит, все-таки музыкант? Не Лео Месси, а Лео Агутин?

— Он все-таки не Леонид, а Лев. Мы увидели взгляд и поняли: Лев! Жена говорит: «Классное имя». Потом, он рожден под созвездием Льва. Потом, еще есть Лео Фендер, создавший великие гитары (речь о знаменитом бренде Fender. — Ред.), на одной из которых и я играю. Не в его честь, но к нему тоже. Потом, в детстве, помню, была такая пластинка «Поет Лео Сейер» — та надпись мне дико понравилась. Простое и понятное имя. Так что Лев — царь своей жизни. Пусть чувствует, что все зависит только от него.

«Задача деда и отца — быть примером»

Для внучки Василисы Валерий хочет быть прежде всего примером. Фото
Для внучки Василисы Валерий хочет быть прежде всего примером. Фото: instagram.com

— Какой растет внучка Василиса? Вам как дедушке ее сдают на выходные?

— Трудно быть во всех местах сразу. Редко видимся, чувствую себя виноватым. Если б я был пенсионером, осознанно закончившим трудовую деятельность, другое дело. А я пенсионер на бумаге. Занятость повыше, чем в молодые годы. Времени не хватает. Но папа и дедушка — это прежде всего маяки. Что такое воспитательный процесс? Дети должны видеть, как папа относится к жизни, труду, людям. Моя задача быть примером. Стараюсь им быть.

— По старым законам вы еще успели стать пенсионером?

— Да! Оформлен, приходят какие-то выплаты. Не так много, как хотелось бы, но я не жалуюсь.

— Вирусологи опасаются второй волны пандемии. Время, проведенное взаперти весной, вас угнетало?

— В какой-то степени как раз спасло рождение Льва. Мы с женой постоянно были заняты и много времени проводили вместе. Но по работе это очень большой удар. Сейчас потихоньку идут мероприятия, но в основном закрытого толка: юбилеи, корпоративы. Кассовых концертов практически нет. Запрещены по медицинским соображениям. Рестораны открыли, а вот площадки — нет. Так что зарабатывать стало тяжелее в разы. Но надо — я же папа!

80-е, молодые Валерий Сюткин и Юрий Лоза поют в группе «Зодчие». Фото
80-е, молодые Валерий Сюткин и Юрий Лоза поют в группе «Зодчие». Фото: instagram.com

— В Инстаграме вы опубликовали фото с Юрием Лозой периода группы «Зодчие». Снимку 35 лет, но на нем Сюткин такой же, как сейчас. Разве что волосы короче. Как так? Чудеса генетики или швейцарских клиник?

— Я всем говорю: хотите хорошо выглядеть — не забивайте голову негативом, завистью, злобой. И характер выйдет на лицо. Со временем так и получается. Конечно, во многом это заслуга мамы и папы, которые подарили мне генетику и энергию. Но самое главное — отношение к жизни.

«Голос-9» Пятница/21.30