Виктория Толстоганова: «Знакомые говорили - хотели тебя задушить!»

Популярная актриса рассказала о съемках в новом проекте, о своих ролях и о сложностях карантина.

Иногда Питер - это не Питер. Так бывает, когда киношникам нужно придумать новую реальность. Реальность сериала «Чиновница» (его снимает «Киностудия КИТ» для Первого канала) - некий российский город с портом. И как во всех остальных российских городах, вне зависимости от того, есть там порт или нет, люди в своих бедах винят чиновников.

И у тех, судя по наличию заграничной недвижимости, особняков и брендовой одежды, и правда рыльце в пушку. Одну из таких дам и играет Виктория Толстоганова. Перед группой журналистов актриса предстала в строгом черном костюме. На фоне Волковского кладбища. Тут снимается одна из самых эмоциональных сцен проекта, но Виктория, к счастью, согласилась рассказать о своей новой работе.

- Виктория, вы сразу согласились на эту роль?

- Мне предложила сняться режиссер Оксана Карас, с ней мы уже работали в проекте «Выше неба». Я пробовалась и на главную роль, и на роль, которую сейчас играет Полина Кутепова. Прошли пробы, потом меня утвердили. Все как обычно.

- Сценарий понравился?

- Да, в нем есть что играть, эта роль такая объемная. Она большая и дает возможность сыграть, придумать, прочувствовать даже что-то недописанное в сценарии.

- В нашем обществе к чиновникам относятся заранее негативно...

- Соглашусь.

- Вы понимаете, что крайне сложно будет сделать так, чтобы зритель полюбил вашу героиню?

- Никакой нужды не испытываю в том, чтобы кого-то из моих персонажей полюбили. Мне важнее разобраться с собой в отношении этого человека и этой роли. Насколько я ее люблю, насколько я могу ее оправдать. Близкие мне люди смотрели сериал «Чики» и пишут: господи, как хотелось несколько раз тебя задушить. Ну о какой любви может идти речь по отношении к такой героине?

Но я ее любила очень и понимала, что такой человек есть, и мне прямо все про нее было понятно.

- С чиновницами сложнее?

- Мне лично сложнее. Я с вами согласна - уговорить наше общество и меня в том числе полюбить чиновницу очень сложно. К человеку, который избрал этот путь, у меня изначально сложное отношение. Казалось бы, чем может привлечь сериал под названием «Чиновница». Интересны мне как зрителю чиновницы? Нет. Но вот я фанат сериала «Озарк». Он про финансовые махинации. Интересны мне финансовые операции? Тоже нет.

А там вообще можно сойти с ума от счастья, потому что там куча всего. И у нас в сценарии очень много человеческого, отношений между людьми.

- Он скорее про женщину, чем про чиновницу?

- Да. Огромный плюс сценария в том, что, несмотря на такое в чем-то отталкивающее название, несмотря на пиджаковый образ героини, она... Она не очень понимает про любовь, не совсем это ее тема. И вот начинает разбираться, понимает, что могут быть такие отношения, сякие отношения... Все, что она делает, она делает не потому, что хочет много денег, а потому, что влюбилась в кого-то. И все преступления чиновников как-то проще понять, потому что они или для брата, или для мужа все это делают... Да, она прежде всего женщина, и в конце концов профессия ее отходит на второй план.

- Правда, что вы попросили режиссера переснять постельную сцену?

- Да, Оксана снимала эротическую сцену с героем Павлом, с моей любовью в начале сериала. И это вот прямо любовь такая, как ей кажется, она влюблена очень сильно, и все глупости, которые она совершает, она совершает на территории этой любви.

Оксана поставила эту сцену для нас с Максом Виторганом одной из первых. И я говорю: «Оксана, да, мы с ним знакомы, но как бы это не значит, что мы можем рыбкой кинуться в постель» (смеется). Но дело не в этом, тогда я еще не нащупала свою Арину, я с ней еще была не знакома. Это же не моя эротическая сцена, а героини. Не знаю, как получится, но было бы здорово ее переснять.

- Съемки на кладбищах на вас не давят?

- Да нет, совсем нет. Кладбище - это очень тихое и спокойное место, оно никогда не вызывало у меня отрицательных эмоций. Даже есть кладбища, на которых гулять хочется больше. Вот я живу рядом с Новодевичьим - это же счастье. Мне совершенно все равно. Я лишена каких-либо предрассудков.

- Чем занимались в изоляции во время карантина?

- Не знаю, как во сне все прошло… Я занималась домашним заданием со своим младшим сыном, который учится в третьем классе.

- На удаленке сложно пришлось?

- Ну я была совсем не на удаленке с ним. И для меня это была шоковая ситуация. Потому что в какой-то момент он был уверен, у него не возникало никаких вопросов, что раз я есть, будем вместе делать домашнее задание. Я - в смысле? А он шага без меня не делал. Даже не пытался это сделать самостоятельно. И если будет вторая волна, вот я не знаю… Я сбегу, мне кажется, куда-нибудь, потому что надо мной висит домашнее задание…

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал