Ольга Павловец: «Если достаток в семье зависит от женщины, мужчине это принимать непросто»

Популярная актриса - о новоселье, детях и необходимости постоянно работать.

Ольга Павловец: «Если достаток в семье зависит от женщины, мужчине это принимать непросто»
Актриса Ольга Павловец. Фото: Елена Канамина

В карьере Ольги Павловец было множество сильных женщин (вспомним ее роли в сериалах «Тайны следствия», «Склифосовский», «Ленинград-46» и многих других), однако ни одна из них с волей и витальностью самой актрисы сравниться, конечно, не в состоянии.

Ольга пережила трагическую гибель ребенка, дважды была замужем, и теперь сама воспитывает двоих сыновей. А еще у актрисы очередная главная роль — в проекте «Анонимный детектив», который выйдет в новом телесезоне на НТВ.

«Карантин вспоминаю с благодарностью»

Ольга и ее экранный супруг Олег (Дмитрий Лавров) в сериале «Анонимный детектив». Фото
Ольга и ее экранный супруг Олег (Дмитрий Лавров) в сериале «Анонимный детектив». Фото: кадр из фильма

— Ольга, что за героиня у вас в новом сериале? Неужели снова врач или следователь?!

— Следователей мне приходится играть часто, но в этот раз нет. Детективная история, в которой у меня роль Татьяны, жены главного героя, — вот он как раз сыщик.

Это основная женская роль. Обеспеченная женщина, на которой держится весь семейный заработок, — возможно, по этой причине и возникают некоторые конфликтные ситуации, ведь мужчине обычно непросто принимать ситуацию, при которой многое зависит от женщины, достаток в том числе.

Но моя героиня мужа за это не клюет. Она переживает за его безопасность. Детей у них нет, в чем тоже есть некая проблема, ведь вместе они много лет. Их ждет немало сложностей, включая угрозу для жизни и другие опасные вещи. Останутся ли вместе после всего — пусть посмотрит зритель.

— Часто приходится отказываться от однотипных персонажей, которых предлагают играть?

— От работы отказываюсь крайне редко. Пока есть возможность, надо сниматься. Я в этом смысле трудоголик, мне это важно. И потом, давно решила для себя: если предлагается стереотипная работа формата «это уже было», то, во-первых, все в мире уже когда-то было, а, во-вторых, так или иначе это все равно новый персонаж, новые обстоятельства, партнеры, съемочная группа. Многое будет отличаться.

Конечно, бывает: читаю такие сценарии, что аж тошнит. Недавно предлагали роль, прочитала: там как у Пушкина — «над вымыслом слезами обольюсь». Нет, говорю, извините, совсем не моя история (смеется). Такого не хочется. Героиня, которая неистово страдала и рыдала в каждом кадре.

Фото: Инстаграм

— Как прошел для вас карантин?

— Я не страдала депрессивными рефлексиями. Проводила время с семьей, детьми. Поскольку на близких у меня остается мало времени, когда я работаю, использовала это время с пользой и удовольствием. Да, были шероховатости. Когда находишься долгое время в одном пространстве с детьми, бывает сложно. Но сейчас, оглядываясь, вспоминаю это время с благодарностью: у нас была возможность побыть вместе.

Кроме того, поскольку у нас есть дача под Петербургом, получилось чередовать городскую жизнь с загородной. А что касается работы, я старалась поддерживать тонус прямыми эфирами в Инстаграме: читала произведения авторов, которые мне нравятся, — в удовольствие, без напряга.

— А еще жильем, говорят, обзавелись?

— Это еще год назад. Я купила квартиру в доме старого фонда, центр Питера, которая была в убитом состоянии. В течение последнего года там делала ремонт — и до сих пор не доделала. Это как стихийное бедствие! Сама, слава богу, ничего не ломала, не перестраивала, работала бригада профессионалов, но все равно — руководить и организовывать этот процесс крайне тяжело.

Бывает, что у всех разные мнения по поводу решений, начинается «лебедь, рак и щука», возникают даже конфликтные ситуации, так что ремонт редко кому удается пройти с легкостью. Одно дело, если обои в туалете переклеить, а совсем другое — глобальная перестройка, тут люди и разойтись могут (смеется).

«Возле ребенка с линейкой не стою»

Фото: Инстаграм

— Сыновья этим летом не заскучали? Чем занимались?

— Вовсе нет. Старшему, Макару (от брака с актером Иваном Шибановым. — Ред.), — 10 лет. Он увлечен футболом. Все остальное факультативно: английский и шахматы. Правда, шахматы тоже ему по-настоящему нравятся, у него получается. Младшему, Андрею (актриса отца ребенка не афиширует, отшучивается, мол, папа — Брэд Питт. — Ред.), в сентябре исполнится три, так что сложно сказать, что ему больше нравится. Любит юмор, смех, вкусно поесть!

— Какие у мальчишек отношения?

— Могу отметить, что старший очень хотел брата! Наблюдаю за ними сейчас: если возникают ситуации, когда младший может проявить характер — взбрыкнуть, заартачиться, старший относится к этому с пониманием. Занимает позицию взрослого человека, который любит брата. Пожалуй, из всей нашей семьи Андрей для Макара — самый уважаемый персонаж. Относится к нему с искренней заботой. Голову бы свернул, говорит, за Андрюшу. То есть даже бойцовские качества начинает проявлять, защищая брата. Мне это нравится. Дай бог, чтобы это выросло в крепкие братские узы. Младший за ним тянется, бегает и хочет, чтобы он с ним поиграл.

— Вы относите себя к категории родителей, которые растят олимпийских чемпионов, чего бы это ни стоило? Или вы за более творческий подход?

— Наверное, второй вариант. Но, поскольку у меня в характере заложена гиперответственность, и в детях мне порой хочется увидеть то же самое. Хочется, чтобы они получили хорошее образование, выучили английский язык, потому что сейчас это окно в мир и возможности. Вот в этом я буду, пожалуй, настаивать на своем. А остальное… нет. Даже в плане учебы мы довольно спокойны. Возле ребенка с линейкой не стою.

Иногда возникают конфликты на почве учебы, конечно, — Макар не из тех, кто после школы бежит скорее делать уроки, хочет и полениться, но все в пределах разумного. Без фанатизма. За оценки не ругаю, говорю: «Давай хотя бы начальную школу без троек, чтобы было куда потом скатываться» (смеется).

— Заключительный вопрос. Простите за него, но многим, к сожалению, тоже приходилось попадать в жизни в жуткие ситуации. В 2009 году вы потеряли четырехлетнего сына Прохора. Как, переживая трагедии, которые с нами случаются не по сценарию, не поставить на себе крест, найти силы, чтобы вернуться к реальности?

— Я не могу дать универсального ответа. Все это настолько индивидуально… Все люди разные, не существует рецепта от боли. Иногда жизнь выводит человека сама. Иногда нет. Могу лишь сказать, что всегда спасает стремление к свету. Для кого-то это Бог, вера, семья. Именно стремление к свету спасительно в любой ситуации.