«Не могу без боли смотреть!»: Александр Самойленко-младший о закулисных тайнах сериала «Родители»

Актер признается Teleprogramma.pro, что весь третий сезон «Родителей» мечтал прочитать книгу про «Гарри Поттера» своим детям.

«Не могу без боли смотреть!»: Александр Самойленко-младший о закулисных тайнах сериала «Родители»
До съемок доверительных отношений с отцом не было: Александр Самойленко -мл. о сериале «Родители», работе с папой и детях Фото: телеканал «Супер»

Не успел телеканал «Супер» завершить показ третьего сезона сериала «Родители», как поклонники облегченно выдохнули: начались съемки четвертой части, а значит, что спустя несколько месяцев можно смело ждать продолжение истории, которая близка каждой российской семье.

Актер Александр Самойленко-младший рассказал порталу Teleprogramma.pro, как менялся его персонаж, сложно ли играть на одной площадке с отцом и почему после съемок он задумался о собственных детях.

— Александр, как твой персонаж менялся от сезона к сезону? Чему ты смог у него научиться?

— Мы с моим персонажем совершенно не похожи. Часто во время работы над вторым сезоном у меня был внутренний конфликт. Я осуждал Тимофея за то, что он готов воспользоваться безвозмездной помощью прежде, чем что-то сделать самостоятельно. Он гораздо сильнее подстраивается под ситуацию, он подкаблучник. Однако со временем я научился понимать его логику, видеть положительные моменты в его действиях, его недостатки происходят от наивности, и эта наивность очень искренняя.

К третьему сезону Тимофей стал более взрослым, осознанным и любящим. Появился ответственный подход к семейной жизни, но при всем этом он может позволить себе порубиться в приставку с младшими братьями, пошутить по-дурацки, потому что в душе он остался таким же ребенком.

Съемки четвертого сезона сериала «Родители» уже стартовали
Фото: телеканал «Супер»

— Работа с отцом на одной съемочной площадке – это упрощает жизнь или делает ее сложнее?

— Прежде всего, хочу сказать, что папа никогда не исчезал из моей жизни, всегда помогал материально, но до съемок у нас особо не было доверительных отношений, как между отцом и сыном. Поэтому в первом сезоне из-за присутствия папы на площадке я страшно зажимался. Боялся, что он будет критиковать мою игру и был уверен, что не перенесу критики.

Сейчас понимаю, что сам себе создавал этот психологический барьер и это сыграло со мной злую шутку: не могу без боли смотреть на себя в первом сезоне. На съемках второго сезона я действовал совсем по другому, постоянно подходил к папе, спрашивал, как сыграл, что нужно исправить. Понял, что нужно пользоваться такой возможностью, раз она у меня есть. Папа отвечал честно, не щадил. Но уж если хвалил, я понимал, что действительно заслужил.

Александр Самойленко признается, что играть на одной площадке с отцом сначала было крайне сложно
Фото: телеканал «Супер»

— Что было интересного на съемочной площадке, что останется недоступно для зрителя?

— То, что зритель видит на экране — это верхушка айсберга, это процентов десять того, что происходит. За кулисами остается целый мир, когда ты приезжаешь на площадку, не выспавшись, идешь на костюм и грим, где из невыспавшегося человека делают персонажа из успешного сериала. Потом ты идешь на площадку, где декорация выстроена так, чтобы она выглядела и ощущалась, как настоящий дом, в котором живет семья. Там определенным способов выстроен свет, выстроен кадр. Это десятки человек, которые делают так, чтобы в итоге получилась одна цельная картинка.

На самом деле, на площадке происходит огромное количество ситуаций, начиная от относительно серьезных происшествий, над которыми мы годы спустя уже смеемся и заканчивая нелепыми казусами, которые являются смешными только в данный момент.

Например, я до сих пор помню, как в первом сезоне Леше Юрченко выбило зуб огромной камерой. Когда он случайно попался под ноги оператору и тот всем своим весом упал на бедного Лежу и отколол ему кусок зуба.

После рождения киношного сына, Самойленко-младший задумался о своих детях
Фото: телеканал «Супер»

Обычно атмосфера на площадке достаточно напряженная. Представьте себя на месте актера, которому постоянно в голове приходится держать десяток вещей. Ты загримирован, одет в одежду, которую нельзя помять или испортить, нужно войти в кадр так, чтобы попасть в свет.

Есть партнер по кадру, с которым мне нужно встретиться в определенной точке и обменяться фразами. При этом, нужно не забывать держать лицо, осанку, втягивать живот, наеденый за время карантина, думать о том, что ты говоришь, открываться для камеры, не закрывать партнера, стараться, чтобы партнер не закрывал тебя.

Во время съемок третьего сезона я играл сцену с отцом. Собрался, вжился, выхожу и говорю: «Папа, у нас засолило срив». Вместо фразы «Засорило слив». И вот в этот момент когда все напряженные, потные, когда все устали, на нервах, все смотрят на тебя, вот эта одна маленькая ерунда — это самое смешное, что может быть во всей Вселенной.

И я помню лицо папы, который начинает «раскалываться», глядя на меня, я начинаю ржать, все вокруг смеются так, что режиссер дает перерыв в несколько минут.

Александр признается, что сначала малыш пугал его, но на площадке оказалось сразу несколько многодетных родителей, которые подсказывали, как наладить контакт с крохой
Фото: телеканал «Супер»

— Как ты думаешь, в чем секрет счастливой крепкой семьи? 

— На мой взгляд во взаимопонимании. Все проблемы от того, что один человек не хочет быть до конца честным с другим. Порой, трудно взглянуть на себя со стороны и допустить, что ты в чем-то можешь быть не прав. Я вот, например, даже не задумывался раньше о детях, понимал, что меня это коснется, но очень не скоро.

А в третьем сезоне моя киножена была беременна и родила ребенка. После того, как в кадре пришлось работать с малышом, играть роль отца, я почувствовал то, чего раньше во мне никогда не было. Вдруг подумалось, с каким удовольствием мог бы читать книгу своему настоящему ребенку, как когда-то в детстве мне читали книги про «Гарри Поттера»…