Олеся Железняк: «На карантине отчетливее понимаешь, насколько ты нужен своим детям»

Звезда сериалов «Сваты» и «#СидЯдома» - об ужасах удаленки, семье и долгожданном отпуске.

Олеся Железняк: «На карантине отчетливее понимаешь, насколько ты нужен своим детям»
Олеся Железняк. Фото: КП/Евгения Гусева

Одна из самых органичных народных актрис России, Олеся Железняк, в скринлайф-сериале «#СидЯдома» (видеоплатформа Premier) снова блестяще воплотила образ типичной русской женщины: всепрощающую, добрую, заполошную и обвешанную детьми бухгалтершу Ильиничну, которая вопреки всему стремится к любви.

— Олеся, легко ли было театральной актрисе согласиться на новый компьютерный формат съемки?

— Было несложно. Позвонил Гоша Куценко, предложил поучаствовать в проекте. Я сразу согласилась, хотя совершенно непонятно было, что за формат. Надеялись, что получится веселое и забавное мероприятие. И время скоротать, и не загнуться на карантине.

У нас была прекрасная компания. Знаете, такое бывает в поезде: такая степень открытости, когда с попутчиками бываешь откровеннее, чем с людьми, которые долгие годы тебя знают. На ходу сочиняли серии, импровизировали, смеялись. Удивительная обстановка. Чудесные два месяца встреч. Скучаю.

— Как технически это проходило?

— Мы сначала выбирали локации, я фотографировала разные места у себя в доме, отсылала режиссеру Ольге Френкель, она выбирала. Потом все вместе выходили в Zoom, в окошках были и режиссеры, и сценарист, и актеры. Записывали на телефон сами.

Младшие сыновья Фома и Прохор в «#СидЯдома» сыграли самих себя (в кадре актрису целует герой Гоши Куценко). Фото
Младшие сыновья Фома и Прохор в «#СидЯдома» сыграли самих себя (в кадре актрису целует герой Гоши Куценко). . Фото: Канал PREMIER Online

— Фома и Прохор сразу согласились? Репетировали с ними?

— Разбирались по ходу работы. Несильно заранее, без глубоких репетиций. Скорее все проходило легко и в спонтанном режиме.

— Сложно было видеть себя на экране в тот же самый момент, когда вы произносите реплики?

— Пожалуй, только первое время. Как будто сам с собой играешь, немного непривычно. А потом принимаешь эту данность. Такие правила игры. Перестаешь об этом думать.

— Прохор и Фома блестяще отыграли вездесущих детей, которые не дают маме спокойной жизни. А Агафья и Савелий отказались?

— Они постарше, и было принято решение, что двоих моих мальчиков в кадре вполне хватит.

— Дни изоляции стали для вас окаянными?

— Разными. День на день не приходился. Сложно было от общей обстановки. Это же не каникулы, а вынужденная ситуация. К тому же неизвестность всегда угнетает: когда откроются театры, когда возобновятся съемки, до сих пор жду этого. Скучаю без работы. Было непросто. Дело даже не в пребывании с семьей, просто тотальная несвобода негативно воздействует на человека.

Старшие дети Олеси Железняк и актера Спартака Сумченко - Агафья и Савелий. Фото
Старшие дети Олеси Железняк и актера Спартака Сумченко — Агафья и Савелий. Фото: личный архив

— Нам это потом еще аукнется?

— Последствия, как мне кажется, будут потом. Вообще я верю в Божий промысел — все это, наверное, не зря. Все мы поближе узнали друг друга. Ведь в обычной жизни дети у меня с утра уходят в школу, потом я занимаюсь с маленькими, затем старшие возвращаются, и я начинаю собираться на спектакль. Поскольку играю каждый день, плотно побыть вместе не удавалось. А сейчас мы очень много общаемся, дети быстро растут, и я постоянно чувствую, насколько нужна им. Хорошо, что было это время. Но я буду счастлива, когда вернется нормальная жизнь.

— Это какая?

— Когда можно ходить по улице и не бояться, что заболеешь. Когда дети ходят в школу, а не сидят дома за дистанционным обучением. Это крайне сложная форма. По крайней мере для нашей семьи. Наверное, надо иметь более мотивированных детей старшего возраста, чтобы нормально учиться удаленно. Я — за живое общение. Сама работаю в театре, люблю зрительный зал и энергию. Совсем не против компьютеров, но я — за живое тепло. Здорово, когда учитель видит учеников. Никакой робот или компьютер этого не заменит.

— Долгое пребывание с семьей в четырех стенах давит? Положа руку на сердце.

— Мне несложно принимать свою семью. Понятно, что все со своими характерами. Разное настроение. Кто-то взбрыкнуть может. Но ничего особенного. Не могу сказать, что было кардинально непривычно. Разве что без работы скучала — люблю я свое дело. Но все время, что не снималась, убирала, готовила, училась с детьми. Мой карантин был в уходе за детьми и мужем. Такого, чтобы мы встретились и поняли, что чужие друг другу люди, а разлука нам раньше в этом помогала, — нет. Не было такого.

— Репетиции в «Ленкоме» по удаленке не шли?

Олеся Железняк. Фото
Олеся Железняк. Фото: личный архив

— Нет, не уверена, что это возможно. Это довольно интимная вещь. Когда ты знаешь вкус настоящего, сложно питаться суррогатом. «Ленком» сейчас в отпуске, в августе возобновляем репетиции старых спектаклей, которые мы начинаем вспоминать. В сентябре планируется открыть сезон. В октябре планируется премьера с моей подругой Татьяной Кравченко «Под одной крышей» по пьесе Людмилы Разумовской.

— Кравченко! Это же Валентина Петровна Будько. Когда нам возвращения «Сватов» ждать?

— Думаю, не в этом году точно. Мы отсняли почти весь сезон. Оставалось несколько серий. Большую часть сделали в Белоруссии. И, видимо, из-за вируса в этом сезоне уже сниматься не будем. А так, как только доделаем, сдадим.

— Есть ли планы по поводу отдыха после длительного домашнего заточения?

— Мы как раз сейчас это обсуждаем. У нас обычно это происходит спонтанно: собрались и поехали. Честно говоря, не знаю. Далеко никогда семьей не ездили. Думаем, что отправимся на машине. Но куда — еще не решили.

«#СидЯдома», видеоплатформа Premier.