Сергей Бадюк — о съемках в Голливуде: «У нас с Сильвестром Сталлоне был один гример»

Известный актер - о пользе железной дисциплины, самоизоляции и фатальной ошибке русских актеров.

Сергей Бадюк — о съемках в Голливуде: «У нас с Сильвестром Сталлоне был один гример»
Актер Сергей Бадюк. Фото: Инстаграм

Телеведущий, популяризатор спорта и мастер боевых искусств Сергей Бадюк времени на изоляции зря не тратит. Тренируется каждый день по несколько раз, пишет книгу и сценарии, а еще ждет выхода премьеры голливудского фильма «Найти и уничтожить», где сыграл главную роль антагониста — кровожадного украинского торговца оружием по фамилии Родин.

— Ваш герой — жестокий торговец оружием. Наверняка еще дерется и стреляет. Требовались каскадерские навыки для этой роли?

— В Голливуде очень четко разделяется труд каскадера и актера. Мы подписывали актерский договор, состоящий из целой кипы бумаг, в котором была жестко регламентирована работа в проекте. Я — актер. Значит, без трюков. Потому что риск травмы. Тем не менее в этом фильме у меня были сцены драк. И поскольку под меня сложно подобрать каскадера (190 см, 120 кг), а во-вторых, я сам начинал в кино с постановки драк и каскадерских трюков («Антикиллер»), мне разрешили работать самому. К тому же в проекте была одна из самых профессиональных каскадерских команд из тех, с кем мне приходилось сотрудничать. Ребята в полном составе работали во франшизе «Неудержимые» (боевик с голливудской дримтим: Сильвестр Сталлоне, Чак Норрис, Жан-Клод Ван Дамм, Джейсон Стейтем и др.).

— То есть от Бадюка до Сталлоне буквально один шаг?

— У меня работала гример Сильвестра! Съемочная команда ведь та же. Прекрасная болгарская женщина, хорошо говорящая по-русски с мягким акцентом, меня гримировала каждый день. Исполнители главных ролей проходят по отдельной категории — персональный ассистент, вагончик, лучший отель и так далее. В тех же условиях, в которых обслуживали Сталлоне, работал и я.

— Есть отличие в регламенте и механике работы российского и голливудского кино? Вроде бы принцип одинаков.

— У нас в картине снимался ребенок. К нему был приставлен специальный ассистент, который строго следил за графиком. Ребенку, скажем, положено сниматься два часа — потом перерыв. И вот мы только разгоняем сцену, у ребенка начинает получаться, но ассистент смотрит на часы: «Стоп! У нас перерыв». Все беспрекословно встали и сделали паузу на час. Ни минутой раньше, ни минутой позже ребенок на площадку не выйдет. И так у них во всем. Правила и порядок. Потому что это дорогой бизнес. Меня что поразило — снимаем третью неделю, а фильм уже начали монтировать. Параллельно! С колес. Понимаете уровень? Просто фабрика. Этим они принципиально отличаются от наших.

— Как решали с английским языком?

— Мне выделили женщину, репетитора. И каждый день, повторюсь, каждый, я отрабатывал 12-часовую смену, а потом мы проговаривали весь текст на следующий день. Репетировали. По несколько часов. И только после того как она говорила окей, меня отпускали. Один раз после смены я пошел насквозь через весь павильон к другому выходу. И что я вижу? Все звуковики, световики, абсолютно все на площадке. Размечают с вечера точки на следующий рабочий день! Каждый знает, где и какой прибор будет стоять во время сцены. Никто об этом не будет думать, придя с утра на площадку. Такой режим дисциплинирует невероятно.

— Может, поэтому никто из русских актеров так и не стал звездой в Голливуде?

— Говорить за всех сложно. Не думаю, что дело в повышенных требованиях, наши тоже пашут будь здоров. Дело, скорее всего, в стереотипах. Штампах. Русский — бандит, зло. Мы там никому по большому счету не нужны. Вот взяли меня на роль. Потому что им нужен был здоровый мужик, который умеет стрелять и драться, сыграет негодяя. И прорваться сквозь эти штампы невозможно. Надо родиться в США или хотя бы не в России.

— Но у нас же такая крутая театральная школа! Весь мир работает по системе Станиславского и Чехова.

— Вот. И это становится проблемой. Я снимался в Таиланде со Стивеном Сигалом в фильме Attrition («Последняя миссия»), и французский продюсер этой картины Матье Вешлер мне сказал: «Сереж, пожалуйста, не надо здесь включать русскую театральную школу. У вас, у русских, есть такая проблема — вы начинаете слишком много играть. Прекрасные актеры для театра, но западное кино — другое. Сделай вот так». Я сделал — всех устроило.

— Но почему мы остаемся для них врагами? Даже в современных проектах — «Родина», «Джон Уик», «МакМафия» — мы остаемся чудовищами.

— Это другой монастырь. Иная идеология. И мы не объясним никому и ничего. Мне предлагали роль в одной картине, но там был такой персонаж, что я отказался. Отъявленный зверь, офицер-подонок. Я понимаю, что это моя работа. Но я не смог через себя переступить. Внутренний тормоз. Я же офицер (Бадюк служил в спецназе ГРУ СССР. — Авт.).

— Вы профессионально занимались разными видами восточных единоборств, бодибилдингом, армлифтингом и так далее. Как в условиях изоляции проходят тренировки сейчас?

— Дома я оборудовал три спортзала — под разные виды нагрузок. Тренируюсь постоянно. Растяжка, железо, мешки, снаряды. Я уже сына Остапа замучил (смеется), хорошо, что есть куда разойтись. Изоляция — сложная история. Пишу сценарии для цикла документальных фильмов «Страна героев» про легендарных русских бойцов, воинов, пожарных. Дописываю книгу по карате.

Где смотреть: «Найти и уничтожить»,

с 19 июня на онлайн-платформах

(Apple TV/iTunes, Okko, ivi, Megogo, «КиноПоиск HD», Wink и др.).