Юлия Михалкова: «Как прекрасно, если рядом будет бегать сын или дочка!»

У Юлии Михалковой этим летом сплошные премьеры. Со следующей недели ежедневно по будням будет выходить «Детский КВН», который Юлия ведет с Михаилом Галустяном.

На подходе печатная и аудиоверсия первой книги Юлии. Мы поговорили с ней о причинах ухода из «Уральских пельменей», о девичьих мечтах и переезде из родного Екатеринбурга в столицу.

«Второй год живу в Москве»

- Где вы находились на самоизоляции, как проводили это время? Что из нового опыта оказалось полезным?

- Главный вывод за этот период, который я сделала: человек способен привыкнуть ко всему. Помню тот день, когда сказали: «Мы объявляем нерабочие дни, закрываем все, кроме аптек и продовольственных магазинов». Был шок. Но не прошло и трех дней, как жизнь наладилась. Стала заниматься спортом в домашних условиях, скачала книги, фильмы, настроила связь со всеми друзьями.

Я смогла усилить в себе самодисциплину. Невероятной силы был соблазн залечь на диван и курсировать только между ноутбуком и холодильником, постепенно превращаясь в нечто желе-образное. Но нет. Зарядка утром. Какое-то время отводишь работе, чтению и так далее. Не хочется, а надо! Постепенно втянулась. Через пару недель все перемены стали восприниматься как обыденность. Я думаю, что не только меня, но и многих людей история с коронавирусом заставила многому научиться, многое переосмыслить. Мы все стали другими людьми. Что именно изменилось? Думаю, чуть позже станут видны эти перемены.

- Женщины тосковали на карантине без косметологов и услуг красоты. Как выкручивались вы?

- Конечно, до карантина уход за моей внешностью был, скажем так, более технологичный. Нет, никакого ботокса и пластики у меня нет. Все свое, натуральное. Но разные ультразвуковые приборчики, кремы, массажи - это да. Дома у меня правило: следить за собой хоть по чуть-чуть, но каждый день. Ведь достаточно один раз полениться, забросить свои волосы на пару дней - и всё, восстанавливать придется неделю. Плюс у меня дома большой запас косметических средств. На месяц-полтора хватает.

Но главное средство красоты - спорт. Физические нагрузки помогают интенсивно гонять кровь по организму. Поэтому и кожа хорошая, и щечки румяные, и голова работает быстро.

- Вы сейчас по-прежнему живете в Екатеринбурге или переехали в Москву? Как устроена ваша повседневная жизнь? Живете за городом?

- Я второй год постоянно живу в Москве. Но и до этого фактически большую часть времени проводила в столице. Еще когда только начались съемки «Уральских пельменей» на СТС в 2013 году, один-два раза в месяц летала в Москву. За это время у меня здесь появились друзья, интересные и полезные деловые и творческие связи. Сегодня живу в самом центре Москвы, буквально в десяти минутах ходьбы от Пушкинского музея. Каждый день распланирован, но без фанатизма. Не так, чтобы каждая минута была расписана в четкий график, нет. Но и не бывает так, что сутками лежишь на диване. Москва - такой город, где всегда надо поддерживать темп, динамику. Творить, создавать, придумывать. В этом плане это идеальный город для творчества. Из увлечений - люблю время от времени ходить по театрам и музеям. Например, в Третьяковку. Туда, мне кажется, можно сто раз прийти и каждый раз найти для себя что-то новое, вдохновляющее. Интересуюсь выставками современного искусства. Понять его - та еще гимнастика для ума.

«Семья - великое дело»

- У вас премьера на СТС, «Детский КВН». Что в этой программе оказалось для вас самым неожиданным и сложным?

- Принципиальное отличие «Детского КВН» от «Уральских пельменей» - в уровне личной ответственности. Работая с «Пельменями», ты понимаешь: рядом с тобой взрослые люди, которые все прекрасно понимают про эту жизнь. Поэтому в процессе съемок можно никак не ограничивать себя ни в словах, ни в мыслях, ни в одежде. В «Детском КВН» ты работаешь с юными, прекрасными, чистыми созданиями, которые смотрят на мир широко открытыми глазами и с жадностью впитывают новые знания. Я прекрасно осознаю, что для многих из них являюсь неким примером для подражания. Мои слова и поступки могут стать для них руководством к действию. Они серьезно воспринимают мои советы. Особенно маленькие девочки. Одно слово, даже интонация со стороны взрослого человека может надолго определить их будущую жизнь. Причем как в лучшую, так и в худшую сторону. Это большая ответственность. Нужно очень внимательно думать над тем, что и кому ты говоришь, какие идеи, мысли вкладываешь в их светлые головы. Вот это действительно сложно.

- Вы мечтаете о детях, создании семьи?

- Мне кажется, любая женщина мечтает и о семье, и о детях. Даже когда она уверяет вас в обратном, прикрываясь карьерой или какими-то убеждениями, все равно в глубине души она нет-нет да задумывается: «Эх, как прекрасно было бы, если бы рядом бегал сын или дочка». Конечно, я думаю о семье и детях. Для меня эти два понятия неразрывно связаны. Но я не хочу создавать семью для галочки, под натиском общественного мнения, которое, тыча в часы, говорит тебе: «Пора-пора!» Семья для меня - это великое дело, это любовь, взаимоуважение, ответственность. Семья - это навсегда. Поэтому лучше позже, но лучше, чем раньше и «лишь бы как».

«Был один персонаж, который за мной следил»

- Вы помните ваш номер, эфир, после которого вас стали узнавать на улицах?

- Одного такого эфира не было. Все было постепенно. Начала работать на ТВ в Екатеринбурге - стали узнавать в городе. Начались эфиры «Пельменей» на СТС - стали узнавать в Москве и других городах. Большую роль в этом сыграли моя попытка стать депутатом и то, что выпуски «Пельменей» появились на YouTube.

- Почему вы ушли из проекта «Уральские пельмени» и насколько это было сложно?

- Конечно, сложно. На воле и ветры сильнее, и хищников больше. Но зато шире простор и природа разнообразнее. Основная причина ухода - творческая стабильность. Если, например, в экономике стабильность может быть полезна, то жизнь артиста всегда должна быть «встревоженной», в постоянном развитии, творческом эксперименте. Искусство - это вообще бесконечное пространство, в котором человеку можно и нужно развиваться каждый день. В «УП» было удобно и спокойно. Идеально отлаженный процесс: создание контента, шуток, потом репетиции, концерты. Я, как артист, превращалась в пусть и важную, но шестеренку отлаженного механизма. Одно и то же, одно и то же... Все это начинало приводить к угасанию, когда у тебя пропадает кураж, к печальным самоповторам. Сейчас я не принимаю никакого участия в деятельности «Пельменей», а то, что идет в эфире СТС с моим участием, - архив.

- Образ самой привлекательной, сексуальной женщины в КВН наверняка вдохновлял мужчин на то, чтобы познакомиться с вами. Как держали оборону?

- У меня есть два секретных оружия. Первое: талант растворяться в толпе. Вроде вот она я, сияю в самом центре зала, а потом - оп! - и нет меня. Второе: я занималась боксом! На самом деле защищать меня от кого-либо не надо было. У нас поклонники добрые, веселые, адекватные, среди них много детей - все они со мной на одной волне. Меня за все годы никто не обижал, и я не припомню случая, когда отказала кому-то сделать совместное фото. В онлайне пишут, конечно, гадости, но немного. Я смотрю на это философски, спокойно.

Хотя вспомнила! В «УП» была традиция, когда после концерта зрители поднимались на сцену вручить цветы, сделать фото, поговорить с нами. За всю историю был один персонаж, пожилой дядечка с окладистой бородкой, который за мной следил. Он сделал целый альбом, куда методично вклеивал все газетные статьи про меня, собственные рисунки, пожелания. Он часто приходил на наши концерты, подходил с альбомом ко мне, звал на свидание. Но даже он был скорее милым, чем опасным. Еще один пронырливый товарищ умудрился проскользнуть за кулисы и поучаствовать с коллективом в послеконцертных посиделках. Его спрашивали: «Ты кто, мил человек?» Каждому он отвечал, что чей-то друг или родственник. Кому-то сказал: «Я Юлин брат Вовка». Только через три часа выяснилось, что это посторонний. Но, уточню, совершенно миролюбивый. Кстати, брата у меня нет.

- С кем из «Уральских пельменей» общаетесь и дружите?

- Знаете, иногда отношения между близкими людьми переходят в такую стадию, когда частота общения уже не влияет на его качество. Можно хоть раз в год созваниваться, но при этом вы оба будете понимать, как дороги друг для друга и, если что, сразу придете на помощь. Или примете приглашение повеселиться в ресторане. Это совсем иной уровень взаимного доверия.

С бывшими коллегами по «Пельменям», с кем была близко знакома, примерно такая же ситуация. Мы мало общаемся. Я, конечно, лайкаю их в Инстаграме, поздравляю с днем рождения. Недавно Соколова поздравляла. Но мы не созваниваемся по выходным и не видимся раз в месяц. При этом я знаю, что даже если через пять лет встретимся, то обнимемся как дорогие друзья.

- Помимо «Детского КВН», вы ведете мероприятия, снимаетесь в рекламе. Что еще? Есть сферы, о которых массовая аудитория не знает?

- Для меня грандиозное открытие года - написание книги. Первой книги. Это стало для меня невероятно сложным, но увлекательным творческим вызовом. Я хорошо умею формулировать истории в коротких текстах. Люблю набрасывать пятиминутные сюжетики. Но большой текст - это совсем другой уровень. Он требует на порядок более объемной фантазии, колоссальной концентрации, внимания к деталям, памяти. Планировалось, что книга выйдет уже в марте, но из-за коронавируса решили с издателем перенести на лето.

«В качестве подарков мне всегда тащили алкоголь»

Отрывок из книги «Не говори мужчинам нет» Юлии Михалковой.

Вообще от корпоративов и гастролей была и другая польза: нам всегда что-нибудь дарили. Еду, напитки, вещи, даже предметы искусства. По странному стечению обстоятельств, Соколу до и после концерта всегда несли съедобные дары. Как человек умеренный в еде, он просто не представлял, что с ними делать. Один раз подарили 10 кг копченой рыбы, которой Дима благоухал еще две недели. Рыба, кстати, вкусная была. Всю съели.

У меня была другая специализация. В качестве подарков мне всегда тащили исключительно алкоголь: водку, виски, пиво, настойки, даже самогон. Для меня до сих пор остается загадкой, почему так происходило. Уж на кого-кого, но на человека, злоупотребляющего алкоголем, я точно не была похожа. В рамках разумного, с «Пельменями» - да, но не более. Тем не менее когда ко мне домой приходили друзья, то удивлялись, что у меня целая винная лавка - спиртное на любой вкус. Нам дарили картины, книги, икебаны и один раз бюст Ленина - причем опять Соколу. Он как магнит притягивал все странное и необычное».

Другие материалы
Подписывайтесь на наш канал