интервью

Андрей Григорьев-Аполлонов: Отдаю жене всю зарплату!

Андрей Григорьев-Аполлонов: Отдаю жене всю зарплату!

Солист группы «Иванушки International» признался журналу «Телепрограмма», что в жизни является таким же разгильдяем, как и на сцене.

Музыкант в этом году отмечает сразу два юбилея: 26 июля ему исполнилось 45 лет, а в ноябре группа «Иванушки International» устраивает концерт в честь своего 20-летия.

— Андрей, 45 лет как-то ощущаются?

— Перед юбилеем я полетел на Черное море, в свой родной город Сочи. И так мне там было хорошо и уютно, что я совсем не думал про возраст! В Сочи я возвращаюсь в свою беззаботную юность. Хотя она все-таки была относительно беззаботной. Я понял, что там ощущаю себя 22-летним парнем.

— Почему юность была лишь относительно беззаботной?

— Потому что я с 17 лет работал. Даже пахал! Я служил в сочинском театре моды — каждый день без выходных у нас шли спектакли и показы. Баклуши не бил никогда. И трудовая книжка, кстати, у меня открыта в 17 лет.

— Одно дело в 25 лет скакать на сцене с хитами «Иванушек International», и другое — делать то же самое в 45. Сейчас уже не так прыгается?

— Конечно, нет. Это уже не прыжки, а танцевальные «перетоптывания». Правда, иногда на кураже я вспоминаю какие-то па из наших первых хореографических постановок. При этом у нас с ребятами все довольно гармонично, мы уже не исполняем песен, из которых откровенно выросли. У нас в репертуаре то, что можно петь и через 10 лет: «Тучи», «Кукла», «Колечко», «Снегири» — они вне возраста. В начале карьеры у нас часто спрашивали: «А какими вы себя видите через пять лет?» Мы отшучивались, что сменим название на «Иван Иванычи». И вот кто бы мог подумать, что уже 27 ноября 2015 года группа отметит 20-летие. В «Крокус Сити Холле» состоится наш юбилейный концерт.

— Получается, в вашей трудовой книжке уже 20 лет не меняется последняя запись. Как она звучит?

— Я не знаю! Но зато у меня есть там интересная строчка: «Лучший манекенщик Советского Союза 1988 года» (смеется). В тот год в Москве проходил Всесоюзный фестиваль театров моды. Съехались ребята со всей России. Столицу представлял Театр моды Славы Зайцева. А я приехал от родного Сочи. В местном театре моды я одновременно занимал две должности — режиссера и манекенщика. В общем, был играющим тренером. Из всех сотрудников 30 театров меня выбрали лучшим артистом-демонстратором.

rizhiy_1
Пока Андрей поет в группе, его жена Маша взяла на себя заботу о сыновьях.Пока Андрей поет в группе, его жена Маша взяла на себя заботу о сыновьях.

«Маше слали письма с угрозами»

— На волне популярности «Иванушек» солистов группы атаковали фанатки. Они еще караулят вас в подъездах?

— Нет, сумасшествие прошло. Остался лишь костяк самых преданных поклонниц — их человек тридцать. Они знают мой номер телефона, иногда шлют СМС или звонят, спрашивают про концерты. Бывает, я их даже встречаю у входа перед выступлением, провожаю внутрь, если не могут пройти фейс-контроль. Все они люди разного социального статуса. Есть поклонницы на «Мерседесах», а есть девчонки, которые работают поварами в столовой. Объединяет их одно — они меня любят на протяжении 20 лет. Другое дело, что мне по-прежнему проблематично выходить в общественные места. Не могу спокойно погулять в парке, провести время с детьми. Если я прихожу на мероприятие с сыновьями, получается, что папа дает автографы, а дети бесконечно ждут. Однажды я понял, что каждый мой день начинается с фото и заканчивается им же.

— Устаете от этого?

— Я уже привык! Меня сложно вывести из себя, обычно я позитивно отношусь к таким просьбам. Вот на днях летел в Сочи. Подхожу к стойке регистрации — и все, коллапс. Девочка, которая занимается билетами, тут же просит с ней сфотографироваться. Очередь, которая стоит за мной, тоже включает камеры на телефонах. Минут десять я честно снимаюсь со всеми. Говорю: «Ничего, что я на самолет опоздаю?» Девушка мне: «Ничего, все нормально». «Вы успеваете», — говорит молодой человек в пункте досмотра на металлоискателе и тоже просит сфотографироваться на память. В общем, это продолжается безостановочно. Поэтому сам никогда не делаю селфи, потому что меня от этого просто трясет.

— Вы рассказывали, что, поменяв квартиру, первое время скрывали адрес, чтобы поклонницы вас не нашли.

— Помню период, когда после московских концертов за нами гнало сразу десять автомобилей с девчонками. Нас просто преследовали! Приезжали к подъезду, стучали в двери, просили автографы. Каждый день в 12 часов меня будили крики под окном: «Андрей, выходи!» Во дворе меня всегда караулили человек тридцать или пятьдесят. Но они знали, что раньше 12.00 кричать запрещено. А еще в какой-то момент у школьников, которые приезжали в Москву на каникулы, была традиция: посетить «рыжего Иванушку». Такое ощущение, что это вошло в обязательную программу: Исторический музей, Красная площадь, квартира Григорьева-Аполлонова. Клянусь, каждый день ко мне приезжал очередной автобус! Сегодня подъезд разрисовал класс из Волгограда, завтра примчался Ростов-на-Дону. Я уже стал говорить: «Так, девочки, сначала стены помойте в подъезде. Потом я с вами сфотографируюсь». И так было по кругу: изрисовывали, мыли, изрисовывали, мыли.

— Соседи вешались от такого нашествия?

— Да вроде никто не жаловался. И мне все это было прикольно. Вспоминаю тот период жизни как счастливое время. Помню, как-то ловлю такси, а за мной стоит 50 человек. Машу рукой на дороге, а водители проезжают мимо и еще пальцем у виска крутят: ты чего, мол, прикалываешься? Я им кричу: «Да один я еду! Один! Это меня провожают».

— Охрану приходилось нанимать?

— Нет. Охрана была только на концертах. Когда мы уходили с площадки, нас заключали в кольцо — всегда дежурила милиция или ОМОН. Именно после выступлений наши поклонницы впадали в самое опасное состояние, их накрывало волной эмоций. Ощущение, словно они попадали под гипноз. В первый год выезжали с площадки на огромной мебельной фуре, залезали прямо в кузов. На легковой машине выбираться было невозможно — мы просто не смогли бы до нее дойти. Да что говорить, нам поезда раскачивали! Я не шучу. Периодически нас на автобусах подвозили прямо к вагону. Вставали дверь в дверь, мы перепрыгивали с одной подножки на другую. И в это время поклонницы раскачивали и автобус, и вагон. Господи, да чего только не случалось! Но это было очень круто!

— Ваша жена как на все это реагировала? Первое время тяжело было?

— Не то слово! Ее тогда просто атаковали поклонницы группы, присылали письма с угрозами. А недавно я случайно подслушал ее разговор с подругой. Та приревновала своего парня в ночном клубе, рыдала в трубку, что он такой-сякой. А Маша (домашнее имя Марины. — Авт.) ей говорит: «Если бы я вот так вот напрягалась из-за каждой фотографии или объятия с Аполлоновым, давно повесилась бы или сошла с ума!» И правда, если в Инстаграме посмотреть хэштеги с моим именем, то такое впечатление, что я постоянно с кем-нибудь обнимаюсь или целуюсь. Обижаться на это просто нельзя. «Смех и радость мы приносим людям!» — это мой девиз.

— В школу на родительские собрания вы ходите?

— Иногда. У меня в этом плане активность минимальная. В основном всем занимается Маша. На собраниях я был, конечно, пару раз. Постоял на линейке 1 сентября, но не более того.

— Это все тоже заканчивалось массовым фотографированием?

— Или побегом. Как только я вижу, что надо мной сгущаются тучи, сразу делаю вид, что спешу куда-то, и бегом ретируюсь. Жена берет на себя максимальную нагрузку, делает все, чтобы сберечь мое психическое равновесие. Она не грузит меня тренировками детей, походами в школу. Да и потом, у меня же ночной образ жизни, провожать детей в школу для меня просто нереально. Концерты порой заканчиваются в три или четыре ночи. Так что Маша у меня героиня. Я ей очень признателен за это! Она знает мою жизнь изнутри, потому что первые три-четыре года ездила со мной на гастроли. В один прекрасный момент, правда, сказала: «Все, я больше не могу кататься с вами». Это нереальное испытание — и психическое, и физическое. Сейчас, когда наш коллектив ездит на гастроли за границу, Маша может сказать: «Я тоже с вами полечу. Потусуюсь заодно!» (Смеется.)

rizhiy_3
По словам артиста, он очень гордится своими мальчишками. Оба сына занимаются хоккеем и в мечтах папы когда-нибудь станут игроками НХЛ.

«Жена выдает мне деньги на расходы»

— Рано или поздно это все равно закончится. У вас есть запасной аэродром?

— Я живу одним днем. Не привязан ни к деньгам, ни к бизнесу. Другое дело, что вся моя жизнь так или иначе связана со сценой. Я не только пою, но и часто веду мероприятия — дни рождения, свадьбы, конкурсы, форумы. А ведущим можно оставаться много лет, до тех пор пока ты в состоянии ходить по сцене. Плюс у меня есть свое концертное агентство, которое я пытаюсь развивать. Сейчас еще придумали забавный телевизионный проект: снимаем в Сочи с моей сестрой Юлей и ее мужем реалити-шоу наподобие семейки Озборнов или Кардашьян. Мы ходим по сочинским развлечениям и пробуем все на себе. Я считаю своим долгом пиарить родной город, чтобы сюда приезжало как можно больше туристов. Пока готов пилотный выпуск. Скоро приступим к съемкам первых серий.

— А как жена относится к тому, что вы живете одним днем, ничего не копите?

— Так я ей всю зарплату отдаю! Получаю деньги, прихожу домой, протягиваю Маше: «На, держи!» У моей семьи достаточно много трат: мальчишки занимаются хоккеем, а это дорого. Плюс надо платить зарплату водителю. Еще есть няня, есть женщина, которая делает уборку в доме. В общем, все это накладно. Маша контролирует процесс, выплачивает зарплату. Мне остается только принести ей денег.

— И из них она выдает вам часть на карманные расходы?

— Я говорю: «Мать, дай мне пару тысяч рублей, я пойду в кафе посижу». На полном серьезе!

rizhiy_2
— Мы не могли расстаться ни на минуту. Очень любили друг друга. И продолжаем любить, — признался Андрей в интервью в чувствах к любимой жене.

«На письма поклонниц отвечал папа»

— Ваши сыновья занимаются хоккеем. Играют в одном клубе?

— Нет, в разных — просто так сложилось. Развозить их в разные части города невероятно трудно! Младший играет в ЦСКА, а старшего отдали в другую спортшколу — там был самый сильный тренер для детей его возраста. Вообще этим тоже занимается жена. Она, кажется, знает уже всех тренеров Москвы.

— Почему вы выбрали именно хоккей?

— Так захотели сами сыновья. Я-то, конечно, был за музыку. Но Маша сказала: «Никакого шоу-бизнеса! Я детей ни в коем случае не отдам в артисты. Мне хватает одного сумасшедшего в семье». И я не стал с ней спорить.

— Ваше детство не было беззаботным. А своих детей отправите работать в 17 лет?

— Посмотрим. Не знаю. Вот честно! По крайней мере, я им говорю: «Учитесь хорошо, чтобы быть умными и обеспеченными, чтобы ваш папа на пенсии ничего не делал». Не зря говорят, что лучшее вложение средств — это дети. Я все вкладываю в своих ребят. Они у меня талантливые. И, кстати, в творческом плане это тоже проявляется — оба отлично танцуют, поют. И в хоккее их тренеры хвалят. Всесторонне развитые личности растут!

— Но ведь вряд ли оба станут хоккеистами?

— Да кто знает? Надежды пока есть. Я бы хотел, чтобы они стали профессиональными спортсменами и играли в НХЛ! (Смеется.)

— Как вы считаете, вы сами оправдали надежды своего отца?

— Безусловно. Хотя он, конечно же, хотел, чтобы я стал врачом, как и он сам. У нас вся семья медики. Но я благодарен отцу за то, что он не стукнул кулаком по столу когда-то: «Я сказал, что ты пойдешь в медицинское училище!» Он отпустил меня туда, где я хотел учиться. Последние три года своей жизни он провел со мной. Ждал, когда я приеду с гастролей, периодически сам со мной ездил. Отвечал на письма поклонниц от моего имени — я только автограф ставил. Его любили все мои коллеги, которые часто приходили в гости. И отец очень мною гордился!

— Ваши сыновья уже дают вам поводы для гордости?

— Старший учится без троек. Младшему всего 7 лет, а он уже легко собирает конструктор для детей от 13 и тренируется в самой сильной спортивной школе Москвы. Даже я не понимаю, как он это делает. Так что все круто! И я очень надеюсь, что сыновья не подведут меня.

Личное дело

Андрей ГРИГОРЬЕВ-АПОЛЛОНОВ родился 26 июля 1970 года в Сочи. Окончил Сочинское педагогическое училище по специальности «учитель младших классов», а также Российскую академию театрального искусства. Работал манекенщиком в сочинском театре моды «Мини-Макси». С 10 ноября 1994 года участник группы «Иванушки International». Хиты: «Тучи», «Где-то», «Кукла», «Поверь, мне тоже очень жаль», «Тополиный пух», «Снегири», «Золотые облака», «Безнадега точка ру» и др. Вел программы «12 злобных зрителей» (MTV), «Полундра» (СТС). Жена — Марина Григорьева-Аполлонова. Сыновья: 11-летний Иван и 7-летний Артемий.

Стиль — Jeans Symphony и Befamilylook.  Прическа и макияж: Анвар ОЧИЛОВ.
Благодарим за помощь в организации съемки ТРИО-Интерьер.

Фото: Дмитрий МАКАРОВ.