Интервью

Эвелина Сёмина-Блёданс: «Я уже не та, что была раньше!»

Известная телеведущая и актриса пояснила журналу «Телепрограмма», зачем сменила фамилию в новом проекте НТВ «Все будет хорошо

Известная телеведущая и актриса пояснила журналу «Телепрограмма», зачем сменила фамилию в новом проекте НТВ «Все будет хорошо!»

В марте на канале НТВ стартовало новое ежедневное ток-шоу «Все будет хорошо!» с Эвелиной Сёминой-Блёданс. Главная цель проекта — соединить тех, кому нужна помощь и тех, кто готов ее оказать.

77-2015-03-04-09— В каждом выпуске нашей программы будут твориться добрые дела, — рассказала «Телепрограмме» Эвелина. — Мы будем оказывать помощь конкретным людям. Причем истории у нас самые разные. Например, о многодетной семье, после пожара оказавшейся на улице. Прямо в студии они получают ключи от новой квартиры. В другой программе мастер-самоучка рассказывает о своем изобретении, а мы делаем все, чтобы помочь найти спонсора, который примет участие, чтобы воплотить идею в жизнь. В общем, цель нашего ток-шоу не только рассказать о бедах и проблемах людей, но и искать тех, кто готов прийти на помощь.

— Впервые вы представлены в эфире как Эвелина Сёмина-Блёданс. Почему решили сменить фамилию?

— Причины две. Во-первых, у меня действительно теперь двойная фамилия: Сёмина я по мужу. Причем заметьте, что Сашина часть — на первой позиции. Я семейный человек и хочу подчеркнуть это. Конечно, отношения в семье, любовь, взаимопонимание и крепость уз совершенно не зависят от фамилии у тебя в паспорте. Люди вообще могут жить нерасписанными, но при этом быть счастливой семьей. Но тем не менее в моем случае возникла вот такая история. Есть и второе объяснение, которое мне нравится даже больше. Сёмина — это как принадлежность младшему сыну Семёну. Я — Сёмина мама. Именно с появлением сына произошло мое перерождение. Я уже не та Эвелина, что раньше, а новая женщина — с иными взглядами на жизнь и приоритетами. Я делаю вещи, о которых та, прежняя Блёданс, даже не задумывалась. Я жила припеваючи в прекрасном мире, где не было ни болезней, ни проблем. Не сталкивалась с детьми-инвалидами, не знала, что такое синдром Дауна. Наверное, я сама на тот момент могла назвать какого-нибудь нерадивого парня дауном. А сейчас горло перегрызу любому, кто произносит это слово, желая кого-нибудь обидеть. Даже серьезным людям, которым, может, не стоило бы перечить, я указываю на эту ошибку.

— Почему тем не менее взяли двойную фамилию, а не стали просто Сёминой?

— Блёданс — это уже некий бренд, наработанный за долгие годы. И потом, в действительности моя жизнь, как и фамилия, состоит из двух важных частей. Я помогаю семьям, где растут дети с синдромом Дауна, веду странички в соцсетях и сотрудничаю с фондом «Даунсайд Ап». Но осталась и другая Блёданс, которая играет в театре, поет, ведет программы и участвует в различных телешоу. Проект «Все будет хорошо!»  на канале НТВ, мне кажется, станет отдельной и очень важной частью моей жизни.

77-2015-03-04-07— Понятно, что выпусков снято немного, но, может, была уже какая- то история, которая особенно вас зацепила?

— В одной из программ нам удалось фактически восстановить семью. К нам обратилась девушка с просьбой найти родного отца. Когда героине было около года, ее мать погибла под колесами автомобиля, она осталась под опекой бабушки, и так получилось, что связь с отцом была полностью потеряна. Мы нашли его — оказалось, что других детей у него нет. У нас в студии он не только увидел дочь, но и узнал, что уже стал дедом.

— Вы участвуете в огромном количестве разных проектов. Как справляетесь?

— Сейчас все вокруг стонут: «Боже мой! Кризис. Как жить?» А я отвечаю: «Ребята, да я дышать не успеваю!» Просто какой-то кошмар. Живу как в забытьи. Приехала с гастролей — не спала, не ела, нос не дышит, горло не говорит — но уже пою на репетиции. Потом опять бегу куда-то, веду очередное мероприятие. Ритм бешеный Пришла уже к тому, что стала отказываться от некоторой части работы, от гастролей. Кажется, пора уже немножечко себя пожалеть.

— Сейчас вы очень востребованы. Как считаете, с чем связан сегодняшний успех?

— Я не буду лукавить: думаю, это все- таки связано с Семёном. Отношение зрителей ко мне поменялось. В телевизоре должны быть люди, которым доверяют, чья жизнь интересна обывателям. Нужно жить по-настоящему, не создавать вокруг себя мифов. Иногда они бывают полезны для карьеры: мол, у одного жабры выросли, другая вышла замуж за Копперфилда. Но рано или поздно это заканчивается.

— Выходит, ваш образ женщины-вамп был с точки зрения карьеры менее продуктивным?

— Просто так сложилось, что мой образ медсестры из «Маски-шоу» оказался настолько сильным и ярким, что прилип ко мне на долгие десятилетия. Может, я и хотела бы из него вырваться, но возможности не было. Потому что меня хотели видеть именно такой. Да, сексуальная привлекательность для актрисы очень важна, это один из самых важных манков для зрителя. Если актрису хотят, то это уже половина ее успеха. А когда тебя «хотят», но при этом еще и верят тебе, считают хорошим человеком и мамой — эта адская смесь и есть самый настоящий секрет успеха.

77-2015-03-04-06«СЕМЁН СТАЛ ВСЕОБЩИМ ЛЮБИМЦЕМ»

— Как такую занятость совместить с воспитанием ребенка? Тем более что Семён наверняка требует больше внимания, чем обычные дети?

— Я стараюсь максимум времени проводить с Семёном. Он мне необходим как воздух, и я ему, естественно, то- же. По субботам-воскресеньям малыш всегда со мной. На днях прилетела из Ростова — Семён встречал меня в аэропорту. Мы с ним поехали тусоваться в торговый центр, гуляли там, отдыхали. Потом вместе отправились на спектакль. Пока я гримировалась, он был рядом. Обычно сын смотрит спектакль и обязательно дарит мне цветы. Аплодисментов срывает больше всех. На другой день утром мы поехали с ним на «Мосфильм», на репетицию. Семён пел и плясал вместе со мной. Затем мы пообедали и поехали на очередной спектакль. Поспал он по пути — в автокресле. Семён уже привык к такому образу жизни — он всегда был моим хвостом, пока не начал по будням ходить в детский сад.

— У сына детсад особенный?

— Нет, самый обычный, но, конечно, хороший. Сегодня, когда я забирала Семёна, видела, как он самостоятельно ест, потом относит посуду, вешает на место фартук. В общем, делает все то же, что и другие дети.

— Но в будущем ему ведь все равно нужна будет специальная школа?

— Безусловно, отставание в развитии у Семёна есть, хотя и небольшое. Его сверстники уже вовсю болтают предложениями, произносят какие- то мудрые детские фразы. Мы пока этого не умеем. Семён очень мало говорит, у него небольшой словарный запас. Абсолютно все понимает, исполняет все просьбы и указания — отнести, принести, взять, снять, надеть. Но сам сказать не может. Мы надеемся на то, что он очень скоро наверстает это. А насчет школы пока не загадываем. Мы с мужем ратуем за инклюзивное образование — когда дети с особенностями учатся вместе с обычными. Начнем с простой школы, а дальше будем смотреть, насколько сын успевает.

— Вы много делаете, для того чтобы изменить отношение общества к необычным детям, рассказываете о том, как с таким диагнозом можно и нужно жить. Чувствуете плоды своих трудов?

— Действительно, общество меняет свое отношение к детям с синдромом Дауна. У Семёна в Instagram порядка 130 тысяч подписчиков, и каждый день приходят новые. Семён стал всеобщим любимцем. Важно перевернуть сознание людей, которые рядом с тобой, — тех, кто с тобой гуляет во дворе, играет на одной площадке. А дальше поменяется отношение и жителей нашей страны. Я верю в то, что социализация детей с синдромом Дауна все-таки произойдет, они смогут учиться, работать. Мы надеемся на хорошие результаты.

— Семён, как вы говорите, ходит в обычный садик. А раньше подобного ребенка взяли бы туда?

— Нет, конечно! Таких детей родители боялись даже вывести на детскую площадку у дома, на них показывали пальцем. И большинство людей из-за своего невежества думали, что это заразно или что дети с синдромом Дауна агрессивны, поэтому лучше держаться от них подальше. И, конечно, речи о каком-то совместном обучении не было. Только какой-нибудь героический директор садика, который был волею судеб связан с такими детьми, мог лояльно относиться к ним. Да что говорить, и сегодня далеко не все садики и не все родители хотят видеть рядом таких детей. Мне пишут люди из разных городов о том, что их детей не берут в садик даже на пару часов. С другой стороны, в одном из городов, где я была на гастролях, мне показали местную статистику: раньше родители, как правило, оставляли малышей с синдромом Дауна в детдомах, а теперь редко их бросают. Линия на графике просто взлетела! Такие примеры, конечно, очень радуют и вдохновляют.

— Каков вклад папы в воспитание сына?

— Александр очень много работает, у него постоянные командировки. Но, конечно, он старается все свободное время проводить с сыном. Сёма очень любит танцевать, он бегает, прыгает, скачет на диване — и включает в свои игры папу. Саша играет ему на гитаре или фортепиано — и они вместе поют. Это эксклюзивная история отца и сына.

77-2015-03-04-08(1)«НАШУ СЕМЬЮ МНОГИЕ СЧИТАЮТ ЭТАЛОНОМ»

— Как поживает ваш старший сын Коля?

— Он по-прежнему живет в Израиле, служит там в армии. Ему пришлось пройти через настоящую войну. Слава богу, сейчас обстановка стала немножечко помягче. В Израиле ребята служат три года — Коле осталось совсем немного до конца. Раньше он думал о том, чтобы в будущем выбрать карьеру военного, ему все это очень нравилось. А сейчас стал сомневаться. Коля очень сдержан в эмоциях, он не любит рассказывать подробности. Но, увидев реальные боевые действия, он пересмотрел свои взгляды. Коля в принципе поменял свою жизненную философию: например, стал веганом — полностью отказался от мяса и молочных продуктов. Дошло до того, что, когда недавно он попросил меня купить ему новый ремень, выдвинул условие: ни в коем случае не кожаный. Для него стало неприемлемым убивать живое существо даже ради еды или каких-то других нужд.

— Каким вы видите будущее своих сыновей?

— У Коли есть планы, но он предпочитает держать их в секрете. Он вообще не любит, когда я о нем рассказываю. Что касается Семёна, то, безусловно, его будущее — быть рядом с нами. Думаю, он займется творчеством — рисовать, играть на музыкальном инструменте или что-то сочинять. А может, станет актером. Мы с мужем мечтаем построить Театр драмы и комедии имени Семёна Сёмина. Родившись инвалидом, он смог всколыхнуть страну и превратить свою жизненную драму в комедию. Семёна все обожают. А нашу семью многие считают эталоном. Сын сейчас купается в любви. Каждый хочет его потискать, поцеловать, поиграть с ним. Люди постоянно передают Семёну подарки, книжки, игрушки. Когда я езжу на гастроли, привожу целый чемодан гостинцев. У него уже есть постоянная армия поклонников.

— Вы говорили, что хотели бы родить Семёну брата или сестру. Учитывая ваш график жизни, эти планы еще актуальны?

— Мы с Сашей мечтаем еще об одном ребенке. Но специально ничего в этом направлении делать не будем. Надеемся на то, что все произойдет само собой…

77-2015-03-04-08(2)ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Эвелина СЁМИНА-БЛЁДАНС родилась 5 апреля 1969 года в Ялте. Окончила актерский факультет ЛГИТМиКа, а также Театральный центр классического американского мюзикла имени Юджина O’Нила. С 1991 года была участницей комик-труппы «Маски». Сыграла более 30 ролей в кинофильмах и сериалах: «Проклятый рай», «Гитлер капут!», «Одна за всех», «Любовь в большом городе-2» и др. Участвовала в шоу «Последний герой-6» на Первом канале. Ведет программы «Человек-невидимка» (ТВ- 3), «Присяжные красоты» («Домашний»), «Все будет хорошо!» (НТВ). Участница шоу «Один в один» («Россия 1»). Замужем за режиссером и продюсером Александром Сёминым. Два сына — Николай (20 лет) и Семён (почти 3 года).


Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Эвелина Сёмина-Блёданс: «Я уже не та, что была раньше!»
Интересно?
Поделись с друзьями: