Наргиз: «Мой главный страх — потерять доверие детей и внука»

Певица рассказала «Телепрограмме» о том, что сейчас заботит ее больше всего.

Наргиз: «Мой главный страх — потерять доверие детей и внука»
Певица Наргиз. Фото: Persona stars

После скандального разрыва контракта с продюсером Максимом Фадеевым у певицы началась другая жизнь — новый продюсер, новые песни, одна из который, «Через огонь», вышла буквально на днях. Но все это касается  профессиональной деятельности артистки, а в личном плане все неизменно — дети, внук, мама.

«Принцип «Преображенский — Шариков» не для меня»

Сейчас Наргиз не может видеться с живущим в США внуком, но это не мешает ей давать Ною уроки русского языка по видеосвязи. Фото
Сейчас Наргиз не может видеться с живущим в США внуком, но это не мешает ей давать Ною уроки русского языка по видеосвязи. Фото: Личный архив

— Как считаете, артисту без продюсера никак нельзя?

— Артист может существовать и без продюсера, примеров этому много. Но сейчас мы говорим именно об артистах, а не о бесхребетных детках, которые далеки от сцены и имеют в основном только красивые внешние данные, а не талант. Им без продюсера, конечно же, никак. Сложностей в работе без продюсера по большому счету никаких. Моя команда существует уже шесть лет, и за спиной у нас около 700 сыгранных концертов.

— Но у вас все же появился новый продюсер — Виктор Дробыш…

— Наши отношения с Виктором можно назвать скорее сотрудничеством. Я взрослая женщина, бабушка, в конце концов, имеющая многолетний опыт работы на абсолютно разных сценах. Моя династия состоит из творческих людей: актеры, художники, режиссеры, певцы.

Выросла я практически на сцене. Все дело в том, что именно в России отношения между продюсером и артистом порой строятся по принципу «Преображенский и Шариков».

То есть к профессору приходят уличные бездарные существа, не умеющие не то что петь, но и говорить. Этих Шариковых отмывают, кормят, поят, реанимируют и каким-то чудесным образом превращают в «звезд». При этом, подписав заветный контракт, существо становится питомцем продюсера.

Виктор Дробыш и певица Наргиз. Фото
Виктор Дробыш и певица Наргиз. Фото: личный архив

В нашем же с Виктором случае совершенно иная история. Мы заинтересованы создавать интересные проекты, записывать дуэты с состоявшимися артистами как в стране, так и за ее пределами, организовывать рок-фестивали с участием западных звезд. Моя задача не зацикливаться на достигнутом, а все время развиваться, и в этом мы с Виктором очень схожи. Поэтому и приняли решение поработать вместе. Виктор открыт к экспериментам и не боится идти наперекор сложившимся многовековым устоям музыкальной конъюнктуры под названием «пипл хавает».

— «Страха больше не знаю…» — это строчка из вашей новой песни «Через огонь». С какими страхами вам сложнее всего было справиться?

— Мой самый главный страх — потеря доверия и уважения детей и внука. Мои отношения с ними были предельно доверительными, начиная с их совсем раннего возраста. И по сей день они делятся со мной самым сокровенным, советуются. Для меня совершенно дико и чуждо, когда дети годами могут не общаться с родителями, нелестно отзываться о них, вообще их ненавидеть. Это страшно. Это, пожалуй, и есть мой единственный страх — потерять духовную связь со своими детьми. В сравнении с этим все остальное просто ничтожно.

«Коронавирус не вывел из зоны комфорта»

Певица Наргиз. Фото
Певица Наргиз. Фото: личный архив

— Чем заняты ваши дети в Америке? Какие у них увлечения?

— Старшая дочь, Сабина, воспитывает сына, моего внука. Хлопот у нее достаточно, тем более Ной пошел в школу. Ее истинное призвание, как оказалось, быть Мамой. Я пишу это слово с большой буквы, когда речь идет о моей дочери — она заслуживает этого. Средний сын, Ауэль, блистательно окончил Американскую академию кино и сейчас работает по профессии — снимает документальные фильмы, пишет стихи. Иногда Ауэль играет в театральных постановках. Помимо этого, сын очень погружен в политику: с пятилетнего возраста было у него к этому пристрастие. Он у меня мятежник: участвует во всевозможных маршах и акциях за справедливость. Волнуюсь, конечно, из-за этого, но ничего не поделать. Я сама такая.

Младшая, Лейла, все никак не определится, чем хочет заниматься. Много у нее талантов: есть и актерские задатки, и поет, и танцует, и рисует. Профессионально владеет искусством макияжа, умеет сделать интересный дизайн ногтей или прически. Творческая у меня детвора! Главное, с ними не соскучишься. Солнечные они у меня и очень позитивные. Любимые, любящие, внимательные, обласканные мной и моей мамой.

Певица Наргиз. Фото
Певица Наргиз. Фото: личный архив

— Внес ли коронавирус корректировки в ваш рабочий график и обычную жизнь? Ведь ваши родные живут в другой стране…

— Скорее в рабочий график, так как у меня отменены все концерты в ближайшее время. Как, собственно, и у всех артистов не только в стране, но и по всему миру. В обычной же жизни я не вижу ничего, что может вывести меня из зоны комфорта. Я очень люблю находиться дома. Тем более мой дом очень располагает к этому. Книги, фильмы и всевозможные хлопоты по дому — это мои привычные и любимые занятия. Дети, внук и мама в Америке проводят время вместе. Ни у меня, ни у моей семьи нет склонности к панике. Мы не можем контролировать сложившуюся ситуацию, но можем принять все меры безопасности.

— Вы говорили о том, что готовы усыновить ребенка. Вы рассуждали чисто теоретически или уже решили? Прошли уже школу приемных родителей?

— Желание усыновить ребенка возникло у меня давно, задолго до приезда в Россию. Это очень серьезный шаг, и я к этому должна быть максимально подготовлена. Что же касается школы приемных родителей, то у меня есть такое ощущение, что я смогла бы смело стать преподавателем в такой школе. Я вырастила троих замечательных детей, которыми безмерно горжусь. Также в моем доме жили и их друзья из неблагополучных семей. Эти ребята уже сами обзавелись семьями и детьми, но по сей день называют меня мамой.