Виктория Толстоганова: «Благодаря своим детям я стала намного глубже, тоньше и умнее»

Популярная актриса в интервью «Телепрограмме» рассуждала о профессиональных трудностях и семейных радостях

Виктория Толстоганова: «Благодаря своим детям я стала намного глубже, тоньше и умнее»
Актриса Виктория Толстоганова. Фото: Михаил Рыжов

Мы сидим с Викторией в кафе на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве. Ласковое солнце светит в глаза, мы увлеченно поедаем местный похожий на мороженое йогурт. Позади Дни российского кино в Тель-Авиве, на которых Виктория представляла свою новую работу — фильм Григория Константинопольского «Гроза» по классической пьесе Островского, в котором она остро, смешно и бесстрашно исполнила роль Кабанихи, одного из самых малоприятных персонажей русской литературы.

— Честно скажу, я не Кабаниха в жизни, — говорит Виктория. — Мне кажется, она страшный человек. Я ее боюсь. Я могу быть жесткой, неправильной, несправедливой. Но я не Кабаниха. Во мне ее нет. Хотя… а вдруг кому-то из моих детей так не кажется?

Эти въедливость и самокопание — важные черты Виктории как актрисы. Как и желание пускаться во все тяжкие, ошибаться и рисковать. У нее внешность и психофизика большой европейской актрисы, но звездная болезнь ей нисколько не свойственна.

Она играла у лучших отечественных режиссеров — от Кирилла Серебренникова (в театре) до Никиты Михалкова (в кино), но охотно снимается у дебютантов, находясь в постоянном поиске достойного ее драматического материала, который в российском кино так непросто найти.

«До сих пор влюбленав Михалкова. Как в режиссера»

Кадр из сериала «Палач»
Кадр из сериала «Палач»

— Ты очень критично к себе настроена. А есть роли, которыми ты довольна по-настоящему?

— Есть. Например, в сериале «Палач». Я довольна этой ролью. Я ее люблю. Мы сделали ее вместе с режиссером Вячеславом Никифоровым. Мне кажется, в ней мне удалось саму себя удивить. Знаешь, когда кто-то мне говорит «Ах, мне так понравилась эта ваша роль!», для меня это практически ничего не значит. Для меня в этом вопросе важно только мое мнение. Ну и режиссера, с которым я работаю. Главное, чтобы я сама внутри себя что-то открыла…

— Только одна роль?

— Еще есть фильм Вадима Абдрашитова «Магнитные бури». Я там еще многого не умею. Но мне настолько нравится это кино, что я и на себя там могу смотреть. Если бы этот фильм вышел сейчас, его бы больше зрителей увидели и поняли… Наверняка есть еще куски в других фильмах, которые мне нравятся.

— А от отрицательных ролей ты получаешь удовольствие?

— Конечно. Я, например, полностью оправдывала для себя героиню «Палача». Это страшно звучит, но это так. Я с ней находилась в любви. Иначе невозможно такое играть. Вообще чем лучше сценарий, тем меньше в нем чисто положительных или отрицательных персонажей. Люди все очень сложные.

— Кто бы что ни говорил сейчас про Михалкова, все артисты мечтали бы с ним поработать. Ты снималась в «Утомленных солнцем 2»…

Актриса Виктория Толстоганова. кадр из фильма «Утомленные солнцем 2»
Актриса Виктория Толстоганова. кадр из фильма «Утомленные солнцем 2»

— Было офигенно. Было прямо очень хорошо. Я была тогда намного моложе и была в него влюблена. Я до сих пор остаюсь в него влюблена как в режиссера. Он обожает актеров.

— Если бы у тебя был выбор, с кем из режиссеров ты хотела бы поработать?

— Я бы предпочла великим мастерам сегодняшних режиссеров. Не у Бергмана бы хотела сниматься, а у Финчера, например. Не у Феллини, а у Соррентино. Я бы хотела сниматься в корейском, в китайском кино. Или исландском!

— Есть ощущение, что материал, который тебе предлагают, мягко говоря, не всегда соответствует тому, на что ты способна.

— Для меня это очень трагично. Несмотря на то что я улыбаюсь, никому никогда не жалуюсь, никого ни о чем не прошу… Иногда кажется, что надо подойти и попросить. Но мне это очень тяжело дается.

— Катрин Денев не стесняется это делать.

— Я просила один раз. Я попросила у Павла Чухрая роль в «Водителе для Веры», которую потом сыграла Алена Бабенко. Он предложил мне роль подруги, от которой я отказалась. Я не против того, чтобы просить. Или встретить случайно в нужном месте Ларса фон Триера. Просто иногда я не нахожу в себе сил это сделать. Я не считаю, что это правильно. Правильно ровно так, как судьба выведет. Или не выведет… Вообще я очень хочу ролей. Я не всегда бы так сказала. Разные были периоды жизни. А сейчас действительно чувствую в себе очень много силы, чтобы работать. Хочется реализовать то, что накопилось внутри. Мне кажется, что если очень чего-то хочешь, то все случается. Я в этом смысле очень позитивно настроена.

«Рожать — это очень круто!»

Актриса Виктория Толстоганова с сыном Федором. Фото
Актриса Виктория Толстоганова с сыном Федором. Фото: ЭГ/кудрявов Борис

— Как ты совмещаешь напряженную работу и семейную жизнь?

— И тем и другим я периодически жертвую. Жертвовала многими проектами, когда пыталась родить детей. Мой первый ребенок, Варвара, дался непросто. И есть целый список проектов, от которых я отказалась, потому что беременность была намного важнее. Сейчас пришло другое время, дети уже подросли, и теперь я жертвую ими. И, конечно, чувствую свою вину. Мне мой маленький сын Иван говорит: «Лучше бы ты работала на такой работе, которая начинается в девять часов утра и заканчивается в пять». Я переживаю по этому поводу очень сильно. И упускаю что-то наверняка. Дочери 14 лет, мне так боязно что-то пропустить. А я очень часто уезжаю из Москвы сниматься. С другой стороны, они к этому привыкли, и я привыкла. Это моя жизнь. Всегда приходится чем-то жертвовать.

— Актрисе вообще нужно иметь детей?

— Слушай, женщине повезло, что она может рожать. И пренебрегать этой возможностью — неправильно. Это круто, это открывает для женщины особые горизонты. Я точно могу сказать, что, когда у меня появились дети, я стала намного глубже, тоньше, умнее. У Мерил Стрип четверо детей, она никогда в жизни не отказывалась от них в пользу кинематографа. Они всегда ездили вместе с ней. Я тоже считаю, что все можно совместить. Ко всему подстроиться. Не успевать что-то в жизни, не иметь свободного времени — мне кажется, это радость. Востребованность — это счастье. В свою жизнь нужно запихивать все что возможно!

— Недавно ты снялась в фильме «Выше неба». Он о том, что дети, взрослея, напоминают родителям об их возрасте, и за это родители подсознательно их ненавидят. Это же дичь, нет?

— Конечно, дичь. В моем понимании — дичь. Я считаю, что дети и родители могут взрослеть параллельно. Но я поздно родила детей, они у меня еще маленькие. Представить себе не могу, что я мать двадцатилетней лбины!

— Представление о возрасте сейчас очень изменилось. Ты это чувствуешь?

— Очень. Посмотрела «Фаворитку» и влюбилась в Рэйчел Вайс! А ей, оказывается, скоро 50 лет. Это даже в голову не может прийти. И не должно приходить. Она такая крутая, такая молодая, такая желанная!

«Порой наша профессия портит людей»

Режиссер, актер Алексей Агранович и актриса Виктория Толстоганова. Фото
Режиссер, актер Алексей Агранович и актриса Виктория Толстоганова. Фото: ЭГ/Кудрявов Борис

— У вас с Алексеем Аграновичем уникальная семья. Актерских семей много, но у вас какая-то удивительная. Ты долгое время была единственной звездой в вашей паре, теперь вас двое…

— Чуть-чуть привру, что на внутренних отношениях это не отразилось. Но совсем чуть-чуть. Вообще я не люблю слово «актер». Точнее, то, что за ним стоит. Я знала в своей жизни сравнительно немного мужчин, которые, будучи актерами, смогли остаться мужчинами. А вообще с этими людьми очень непросто. Актерская профессия, с одной стороны, очень счастливая — когда все сходится, когда ты успешен.

Люди моей профессии испытывают такие минуты счастья, которые я пожелала бы всем. И в то же время, это профессия несчастная, очень. Связанная с ожиданиями, разочарованием, зависимостью — она мучит, портит людей.

Мужчины переживают зависимость сложнее, чем женщины. Поэтому не могу сказать, что сбылась моя мечта, когда Алексей вернулся к актерской профессии. Он ведь окончил ВГИК, но по профессии почти не работал. Он правильно все сделал в свое время, когда стал зарабатывать деньги, ставить отличные церемонии, руководить прекрасными фестивалями — мне кажется, он великолепный продюсер.

Думаю, что все приходит вовремя. Когда Кирилл Серебренников пригласил его на главную роль в спектакле «Обыкновенная история», он был к этому абсолютно готов. Накопленный жизненный опыт, желание играть, великолепная роль у прекрасного режиссера — все сошлось! Конечно, я была очень рада, что у него так все случилось, что его мечта сбылась!

Он сейчас находится в таком возрасте, у него такая внешность, в герое такого возраста такая потребность в нашем бедненьком кинематографе, что неудивительно, что его стали активно приглашать сниматься.

При этом Алексей не оставил других своих дел, ему хватает ума отказываться от каких-то предложений и ждать хороших ролей. Он может позволить себе выбирать, поскольку не должен зарабатывать актерским трудом на жизнь. Но, знаешь, мне кажется, что я во всем этом сыграла не последнюю роль. Не потому, что я что-то для него сделала или кому-то что-то сказала. А потому что, встретившись со мной, он окунулся в эту профессию. Вдруг в эту сторону настроились его радары. И он повзрослел, что ли… В общем, я считаю, что моя заслуга в его успехе тоже есть.

Личное дело

Виктория Толстоганова родилась в Москве в семье инженера и преподавательницы английского языка. В школьные годы занималась в театральной студии при Дворце пионеров. Окончив ГИТИС, была приглашена в труппу Московского театра имени Станиславского, где проработала до середины 2000-х годов. Дебютировала в кино в 1997 году. Была замужем за актером Андреем Кузичевым, сейчас — за актером и продюсером Алексеем Аграновичем. Дети — Варвара (2005 г. р.), Федор (2008 г. р.), Иван (2011 г. р.).

Пять лучших фильмов Виктории ТОЛСТОГАНОВОЙ:

«Магнитные бури» (2002)

«Утомленные солнцем 2» (2011)

«Шпион» (2012)

«Палач» (2014)

«Движение вверх» (2017)