Интервью

Даниил Страхов: Играть антигероя — это интересно!

Даниил Страхов: Играть антигероя — это интересно!
Известный актер сыграл грабителя-авантюриста в многосерийном телефильме «Ленинград 46»

Известный актер сыграл грабителя-авантюриста в многосерийном телефильме «Ленинград 46».

Телезрители со стажем знают Даниила исключительно с положительной стороны. В первую очередь, конечно, вспоминают будущего Штирлица в «Исаеве» — с пронзительным взглядом, полным любви к Отечеству, и барона с храбрым сердцем в «Бедной Насте». Так что очень может быть, что новая телероль Страхова станет для них довольно неожиданной — в многосерийном телефильме канала НТВ «Ленинград 46» он играет особо циничного, наглого бандита, готового ради большого куша на что угодно.

Между тем поклонники театра знают актера по ролям Дориана Грея и Калигулы, а особо памятливые никак не забудут его Чикатило в скандальной  антрепризе. Так что вживаться в образ личностей разной степени сомнительности ему не впервой.

Героем Страхова в «Ленинграде 46» движет жажда наживы.

— Даниил, а почему у вас персонального сайта нет? Актеры обычно любят, чтобы красиво было, торжественно: биография, творческий путь, фотосессии.

— Ваша ирония закономерна. Актеры по сути своей нарциссы, и самолюбование определяется технологией профессии: семьсот человек пришли смотреть на одного. Мне официальный сайт был бы нужен только для трансляции какой-то позиции по тому или иному вопросу, но для этого социальной сети достаточно. Меня и там нет. Может, это ошибка, но мне кажется, что артист должен оставаться на некотором удалении от социума. Пусть эта удаленность — иллюзия, она может дать артисту определенный объем. Впрочем, может и не дать. А про «путь и биографию» можно почитать на сайтах неофициальных, их несколько, они разные, на всякий вкус.

— В России, наверное, два главных телевизионных фильма про поимку преступников. «Место встречи…» и, конечно, «Ликвидация». Но в принципе таких фильмов много. Какие у вас предчувствия по поводу «Ленинграда 46»?

— Прогнозами пусть занимаются синоптики, они часто ошибаются. Работа огромная — от создания сценария до окончательного монтажа прошел не один год, в картине занято множество актеров, моя роль, кстати, не самая большая. Знаю одно: режиссер картины Игорь Копылов, оператор Дмитрий Плюснин, все в группе, поверьте, отдали себя проекту целиком, работали как один человек.

— Как вы придумывали своего героя? Понятно, что есть сценарий. Вспоминали каких-то известных авантюристов, может, опирались на личный опыт?

— Придумывать героя было нелегко по нескольким причинам. Во-первых, группа уже снимала, и снимала давно, около года. Мой герой появляется не в первой серии. И поскольку он — уголовник, то, конечно, меня потянуло оттолкнуться от каких-то внешних черт. И здесь, что бы я ни предлагал Игорю, все подходящие манки были уже разобраны другими артистами до меня. И слава богу, потому что благодаря этому стадия поиска «внешнего» быстро закончилась и мы перешли к главному — к характеру. Общение с режиссером еще затруднялось тем, что он снимал в Петербурге, я был в Москве, да и времени было, честно говоря, в обрез. Но убежденность Игоря, его знание материала покорили меня. Тут, знаете, тот случай, когда долго думать не надо — надо пробовать. Само вхождение в работу было в известной степени авантюрой, и это прекрасно.

— Одну из главных ролей сыграл Сергей Гармаш, его герою противостоит ваш персонаж. Как вам работалось с Сергеем Леонидовичем?

— Сергей — честный, внимательный партнер, без актерских заболеваний, скажем так.

Даниил Страхов и Мария Леонова вместе со студенческой скамьи.

«НЕ НАДО СУЕТИТЬСЯ, ЕСЛИ АВТОГРАФ БЕРУТ НЕ У ТЕБЯ»
— Кстати, в «Ленинграде 46» актерский состав вообще звездный, что для нашего телекино не слишком характерно. По-вашему, это важно для успеха проекта?

— Для картины важно все: сценарий, точный кастинг, тандем режиссера и оператора, правильно существующая группа. Как буфет работает на площадке. На конечный продукт, извините за гастрономический термин, влияет в кино все.

— А вы сами телевизионные фильмы смотрите? Может, знаменитые американские, европейские?

— Я смотрю, конечно, многое. Могу выделить «Фарго», «Настоящий детектив», «Босс» и «Карточный домик». Это работы, которые, начиная с появления Breaking Bad, стерли границы между кино и телевидением. Напротив, зачастую говорить о чем-то серьезном стало проще с телеэкрана. Кино все больше уходит в попкорн-культуру, оставляя маленькую возможность для создания таких замечательных картин, как «Ида». Сколько зрителей соберет эта работа? В любом случае, думаю, в интернете их будет в разы больше.

— Теле- и кинопродюсеры все чаще жалуются на экономический кризис. Вы на себе еще не испытали его влияния? В чем лично для вас разница между текущей обстановкой и кризисом 1998-го?

— Лично у меня в 1998 году не было денег, чтобы доехать на метро до Театра Гоголя, где я тогда репетировал свою первую роль. А сейчас вы берете у меня интервью в связи с выходом новой работы. Так что лично у меня все не так плохо. Думаю, что эти два процесса — звенья одной политической цепи, концы которой так глубоко спрятаны в землю, что правды мы никогда не узнаем. Но это большая политика, и ставки там не измеряются гуманитарными поставками.

— Вы внутренне делите свою фильмографию на два списка: тут снимался по велению души, а здесь — заработка ради?

— Мне везло: жизнь никогда не загоняла меня в угол настолько, что я не мог отказаться от работы из-за денег. Если я понимал, что шансов нет, никакие гонорары меня не заставляли передумать. С другой стороны, судьба была милостива ко мне и, когда деньги были действительно нужны, давала мне интересную работу.

— После «Бедной Насти» и «Исаева» вы стали особенно популярны. Но, вместо того чтобы заслуженно купаться в лучах славы, мелькать в шоу на ТВ, вы словно бежали от популярности. Слава приносила вам душевный дискомфорт? Но разве актеру не важно чувствовать себя любимым?

— Мне кажется, что участие актеров в телешоу разбавляет профессию. Все становятся всеми: актеры -циркачами, циркачи — певцами, певцы — танцорами. Этакий балаган, в котором уходит ценность каждой отдельно взятой профессии. Я никогда не был синтетическим актером, мне повезло. Это уберегло меня от соблазна.

— Приходилось ли вам фиксировать, что актерская известность — это синусоида: вышла удачная картина — стали больше узнавать, не вышла — подзабыли? И является ли это причиной некоторых душевных терзаний?

— Когда эта синусоида ползет вверх-вниз не в первый раз, перестаешь замечать. Как сердце — главное, чтобы билось. Но будет ложью утверждать, что никогда не было тревожно. Было и, надеюсь, будет. Мне кажется, надо ясно осознавать свое место, искать его, если оно не найдено, верить в себя и не суетиться, если в магазине автограф взяли не у тебя.

Персонаж Сергея Гармаша — бывший преподаватель, после войны основавший банду.

«ПРО СОРОКАЛЕТИЕ ПОГОВОРИМ ЧЕРЕЗ ГОД»
— Важно ли актеру время от времени находиться если не в депрессии, то в состоянии некоторого душевного беспокойства, смятения, чтобы не зачерстветь, состояться как актер, быть в определенной степени одиноким, пусть и в метафизическом смысле?

— В метафизическом смысле мы все одиноки. Конечно, очень важно это сознавать. Не важно, в кино ты снимаешься или продал квартиру и уехал на Бали. Мне дорого мое чувство одиночества, оно раньше было оброком, теперь становится преимуществом. Очень многое зависит от того, кто с тобой рядом.

— Когда-то вы на театральной сцене сыграли Чикатило. Сыграть патологическую, деструктивную личность сложнее, чем нормальную? И кого из негодяев вы бы не прочь сыграть еще?

— Сложнее, проще — я избегаю таких категорий. Никогда заранее не знаешь, как сложится работа. В частности, в «Ленинграде 46» персонаж, казалось бы, тянул именно в обрастание внешними приспособлениями, а в результате мы с режиссером занимались только его внутренними мотивациями. Впрочем, так и должно быть. Отвечая на второй вопрос про негодяев, скажу, что хотел бы сыграть Зилова (главный герой пьесы Александра Вампилова «Утиная охота». — Авт.). С позиций многих он негодяй. Если говорить про мировое зло, то здесь, кого ни возьми, сыграть всех интересно. Была бы история и режиссер.

— Вам исполнилось 39, на будущий год — 40. Это особая дата? И честны ли вы перед самим собой, если говорите себе же: «Ну что 40? Возраст и возраст…»

— Поговорим через год… В метафизическом смысле.

77-2015-03-18-06ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Даниил СТРАХОВ родился 2 марта 1976 года в Москве. Окончил Высшее театральное училище имени Щукина, работал в ведущих драматических театрах Москвы, сыграл более 50 ролей в кино и сериалах. Особую известность Страхову принесли роли в сериалах «Бедная Настя» (2003 — 2004) и «Исаев» (2009). Женат на актрисе Марии Леоновой.


Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши! Комментировать
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Даниил Страхов: Играть антигероя — это интересно!
Интересно?
Поделись с друзьями: