Александр Галибин: «Читаю Пелевина, Сорокина… А упоения нет…»

Актер и режиссер  - о театре, кино и о том, как вырастить хороших детей.

Александр Галибин: «Читаю Пелевина, Сорокина… А упоения нет…»
Александр Галибин. Фото: Екатерина Цветкова.

В мае на фестивале «Виват, кино России!» состоялась премьера фильма Александра Галибина «Сестренка». Картина о послевоенном детстве.  

Галибин  - ведущий актер театра «Школа современной пьесы». В театре он ведет проект «Кафедра», в котором участвуют студенты его мастерской в ГИТИСе. В общем, на работе Александра Галибина окружает молодежь. Дома ждут дети. Поэтому главной темой разговора стало воспитание подрастающего поколения. 

Александр Галибин. Фото: Инстаграм.
Александр Галибин. Фото: Инстаграм.

— Вы ведете проект «Кафедра», в котором молодежь из ГИТИСа ставит спектакли на сцене театра «Школа современной пьесы». Правда, что раньше выпускники театральных вузов стремились попасть в кино и сериалы, а теперь их мечта - попасть в театр? 

— Театр всегда был поставщиком актерских кадров. Большие, настоящие актеры, с внутренней культурой, владеющие профессией, выходили и выходят из театра. Театр давал огромную возможность для творческого проявления. Со временем, конечно, это все стало уходить…

Не могу сказать, что актеры сильно стремятся в театр. Мои студенты стремятся, про других мне сложно сказать. Я говорю студентам, что этой профессией надо заниматься не потому что вы не можете работать кем-то другим, а потому что вы не можете не заниматься этой профессией. Тут дело даже не в деньгах, а просто тебе хочется выходить на сцену, быть рядом с товарищами… 

— Но кормить семью все равно нужно. Вы ведь сами в молодости ушли из театра по этой же причине? 

— Это было очень давно, и да, я уходил из театра с большим сожалением. У меня уже родилась дочь, и я должен был как-то семью обеспечивать. Потом я очень жалел. Но я все время хотел быть в театре, потому что понимал, что театр воспитывает. Ты приобретаешь какие-то другие навыки, можешь экспериментировать. Кино разъедает, съедает…  

Я знаю, что сейчас многие актеры, которым уже под сорок и больше, хотят вернуться в театр, где каждый день репетиции, общение с коллегами. А если тебе еще попадется толковый режиссер, так ты вступаешь на сложный путь получения новых знаний в этой профессии. 

Александр Галибин. Кадр из фильма «Ослинная шкура»
Александр Галибин. Кадр из фильма «Ослиная шкура»

— Дети часто заявляют родителям: «Хочу быть актером!» В какие кружки ходить на пробы и в каком возрасте?  

— Сейчас огромное количество студий и много возможностей проверить ребенка. Есть студии, где занимаются с детьми 5 — 6 лет, и занимаются довольно интересно. Родителям нужно проверять, чтобы не попасть в одну из бездарных компаний, где выкачивают деньги, проводят примитивные тренинги. Жульничества везде хватает.

Я занимаюсь детьми уже несколько лет. Снял картину «Золотая рыбка» о послевоенном детстве - тогда первый раз через меня прошло огромное количество детей. А сейчас я снял уже вторую картину - «Сестренка» по повести Мустая Карима, и там тоже дети после войны.

Нужно ребенку кино или нет - это вопрос к родителям. Они должны ловить моменты, чтобы разглядеть интересы ребенка. Это самое сложное - понять, надо ему это или что-то другое. У кого-то есть технические способности, у кого-то творческие…

У меня сыну четыре года, и у него, очевидно, есть какие-то творческие способности. А может, у него есть и способности спортсмена. Нужно, чтобы прошло какое-то время, чтобы это разглядеть и понять, какой шаг в каком направлении делать. И он должен быть очень осторожный.

Поэтому сына никуда не отдаю пока. Он ходит в детский сад, в котором есть все, что нужно: занятия спортом, творчеством. 

— Выходит, самый сложный вопрос для родителей и детей - куда пойти учиться. А соцопросы показывают, что большинство мечтают стать артистом. 

— Сложный и индивидуальный. Вот набирали мы первый курс (ГИТИСа), приходили и 17-летние дети, и взрослые люди. У меня на курсе девочка окончила физико-математический по настоянию родителей, а потом поняла, что это не ее, и сказала маме с папой: «Все, я сделала, как вы хотели, теперь я сделаю так, как хочу я!» Таких случаев очень много. В мою мастерскую студенты шли сознательно. У меня заочное обучение. 

Александр Галибин. Кадр из фильма «Мастер и Маргарита».
Александр Галибин. Кадр из фильма «Мастер и Маргарита».

— Большой конкурс у вас? 

— Может быть, человек 150 на место. 

— Конкурс больше, чем в МГИМО! 

— Это не только в нашу мастерскую, но и на очное отделение ГИТИСа, и во МХАТе то же самое, и в Щуку… 

— Вы много общаетесь с детьми. Как их уберечь от ненужного влияния? Что запрещать, а что разрешать? 

— У меня две дочери и сын. Со старшей дочерью было так - я изучал то, что ей было интересно, чтобы были какие-то общие вещи для обсуждения. И среднюю дочь (ей 15 лет) тоже стараюсь понять. Запретами ничего нельзя добиться.

Моя средняя дочь Ксения много читает, ходит на выставки, занимается творчеством. Она делится с нами достаточно откровенно тем, что с ней происходит. Мы ей всегда доверяли, никогда не обманывали и никогда не запрещали ничего, поэтому и она всегда доверяла нам.

Если говорили чему-то нет, то не потому, что хотели насильно отвадить. В какой-то период мы подсовывали книжки ребенку, читали сами. На ночь читали, днем читали, заставляли бабушек читать, воспитывали в определенной среде. Смотрели вместе кино.

Надо лавировать и индивидуально общаться с ребенком. Воспитание детей - это тяжелейший труд.

Александр Галибин. Фото: Globallookpress.
Александр Галибин. Фото: Globallookpress.

— А ведь ваши родители наверняка книг по психологии не читали, как теперь.  

— Но они много читали. Папа особенно, потом я стал очень много читать. Помню, что читал все подряд, запоем, под одеялом, в туалете с фонариком, ночью, при дневном свете. Я все время читал. У нас была маленькая библиотека ЖЭКа через лестничную площадку, но там было все, и я это все прочитал. 

— Сейчас из современных авторов кто-то вас серьезно заинтересовал? 

— Выходят бестселлеры, обязательно читаю - эта привычка у меня осталась. Но вот, знаете, читаю Сорокина или Пелевина, или Быкова… И нет упоения от этой литературы. Может быть, я уже устарел для всего этого, а может, мои интересы сместились в другую сторону. А классиков с удовольствием перечитываю. 

— Сейчас театры экспериментируют, чтобы привлечь нового зрителя нестандартными ходами. Вот, к примеру, к вам в «Школу современной пьесы» не так давно приглашали играть Анастасию Волочкову. Это обязательно? 

— Театр ищет пути для того, чтобы к нему пришел зритель. И эти пути иногда бывают удачными, иногда неудачными. Был период, когда в театре работали Глузский, Миронова, Петренко, Филозов.

Наш мудрый руководитель театра Иосиф Леонидович Райхельгауз почувствовал тот период. Сейчас другой период и Иосиф Леонидович по-прежнему экспериментирует. А почему бы и нет?

У Волочковой есть своя аудитория, и это привлекло в театр новых зрителей. Хорошо, когда есть возможность привлекать новых людей. 

Интересно? Поделись с друзьями:
Хочешь обсудить? Пиши!
Загрузка...
Flipboard
Сейчас ты
читаешь:
Александр Галибин: «Читаю Пелевина, Сорокина… А упоения нет…»
Интересно?
Поделись с друзьями: