Андрей Державин: «Музыка нужна в любые времена!»

Новости постепенно перестают напоминать сводки военного времени. Коронавирус сдает позиции. Но концерты и публичные мероприятия по-прежнему запрещены. «Как вы выживаете без возможности выступать?» – с этим вопросом мы обратились к академику Российской национальной музыкальной премии «Виктория», композитору и исполнителю, лидеру группы «Сталкер» Андрею Державину.

Андрей Державин: «Музыка нужна в любые времена!»

Конечно, грустно, что мероприятия, которые были запланированы, перенесли или отменили. Но я думаю, что формулировка «как выживаете», здесь не совсем уместна. В нашей стране немало нуждающихся людей. Тех, которые действительно с трудом сводят концы с концами. Я бы спросил иначе: «Как живете без возможности выступать?».

— И как же живете, Андрей?

Живу так же, как и жил, стараюсь ко всему относиться философски. Ведь времена не выбирают, тем более – не выбирают обстоятельства. Для меня и моей группы в сегодняшней ситуации главное – сохранить музыкальную форму. Коллектив – это ведь живой инструмент. В музыке, как и в спорте, очень важно держать форму. И хотя мне нравится шутка «Репетирует только тот, кто играть не умеет», в жизни все иначе. Поэтому мы с ребятами периодически собираемся в студии, общаемся, повторяем фрагменты концертной программы, придумываем что-то новое, чтобы в любой момент быть готовыми выйти на сцену. А концерты… Безусловно, они снова будут. Какие-то из них перенесены на осень и зиму, какие-то даже на будущий год, но радует то, что звонки с приглашениями не прекращались даже во время карантина. Так что жизнь продолжается!

— На ваш взгляд, как быстро восстановится музыкальный рынок? Как он изменится?

— Сложно сказать. Мне кажется, музыкальный рынок подвержен тем же тенденциям, что и любой другой. Очевидно, что сейчас он переживает не лучшие времена. Но я уверен: все обязательно наладится, и снова зазвучит музыка. Какая она будет и сколько ее будет – вот это уже вопрос. Но музыка – это то, что сопровождает нас всю жизнь изо дня в день. Поэтому она была, есть, и будет нужна во все времена, независимо ни от каких катаклизмов!

На фото: Андрей Державин

— Может ли статься, что кризис откроет дорогу новым артистам и изменит устоявшуюся картину мира?

— Любой кризис – это как шторм, турбулентность. Выживают сильнейшие, плюс всегда появляется что-то новое. Однако не думаю, что у российского слушателя в ближайшее время произойдет кардинальное изменение музыкальных пристрастий. Трудно представить нашу с вами жизнь без песен Юрия Антонова, Аллы Пугачевой, Александра Розенбаума, Леонида Агутина, Земфиры или «Машины времени». Их не может смыть кризисной волной, потому что они являются частью культурной основы нашего времени, в который раз помогая людям преодолевать трудности. Убежден: по-настоящему хорошие песни останутся, а все напускное уйдет как пена. И на этом фоне новое, безусловно, получит прекрасную возможность быть замеченным. Думаю, что скоро мы увидим много интересного.

Показательный момент: статистика утверждает, что во время кризиса на стриминговых платформах серьезно «просели» продажи топовых альбомов и треков (не буду называть имена и жанры, чтобы никого не обидеть). А классическая музыка стала продаваться в разы лучше. Видимо, во время длительного домашнего карантина люди инстинктивно потянулись к разумному, доброму, вечному.

— А как вы проводите вынужденные каникулы? Чем занимаетесь?

— Занимаюсь тем же, чем и всегда, но без повседневной суеты. Появилась замечательная возможность больше читать, больше гулять, заниматься любимыми делами, до которых раньше не доходили руки. Много хожу пешком по Москве, она прекрасна. Машин стало меньше, город продуло ветром, гулять по этим красивым улицам, наслаждаясь видами  и погодой, – одно удовольствие!

Поначалу мы проводили концерты в прямом эфире – никак не могли остановиться, продолжая находиться с моими музыкантами в привычном «гастрольном» ритме. Да и наши подписчики этого очень хотели. Однако делать регулярными такие прямые эфиры не стали, потому что все-таки живой контакт в зрительном зале – это совсем другое.

Я пересмотрел многие свои музыкальные наброски, лежавшие «на дальней полке», какие-то из них вдруг увидел совершенно по-новому. И уже в очень скором времени выпущу две песни. Одна из них на стихи Юлии Соломоновой @sola_monova. А вторая на стихи Сергея Кострова, моего постоянного соавтора со времен группы «Сталкер». Так что ждите!

И, конечно стал больше времени уделять семье. Мы столько всего успели друг другу рассказать в эти дни, столько нового узнали друг о друге! В общем, все как у людей.

На фото: Андрей Державин

— Трудно пришлось со школьными уроками? Как вы, кстати, оцениваете плюсы и минусы дистанционного школьного обучения?

— На мой взгляд, сложнее было преподавателям. Пока рано делать выводы о плюсах и минусах такого вида обучения. Но выбора ни у кого не было. А главное – нельзя было расслабляться. Моя дочь всегда ответственно подходила к учебе. Поэтому когда образовался вынужденный вакуум в расписании, она по инерции стала заниматься самостоятельно. А потом ввели дистанционное обучение. Поначалу было сложно с коммуникацией: кто-то вел уроки в zoom, кто-то в WhatsApp. К тому же одно дело усваивать новый материал, сидя в классе за партой, и совсем  другое – лежа дома на диване с телефоном в руках. Поэтому мы с дочкой решили, что правильнее будет заниматься онлайн за своим рабочим столом, и выглядеть внешне более-менее по-деловому. В общем, быстро освоили дистанционку, и учебный год закончили хорошо.

На фото: Андрей Державин

— Давайте вернемся к музыке. Были ли за последнее время работы, вас поразившие?

— Я стараюсь быть в курсе событий, благо есть Интернет. Другой вопрос, что быть там с утра до ночи нет ни возможности, ни желания. Вот уже много лет мой личный плейлист пополняется не по принципу места в чартах, а по принципу «зацепило – не зацепило». Когда это происходит, песня или музыка сразу же попадает в мой плейлист, я ее слушаю снова и снова, чтобы понять, как это сделано. Что поразило в последнее время? Недавно я записывал новую песню в одной студии с Александром Розенбаумом и случайно услышал фрагменты его новых песен. Мне просто снесло крышу. Это потрясающе красиво, поверьте! А еще меня поразили работы моего собственного сына. Играть и сочинять он начал даже раньше, чем говорить. Но если его детские творения просто умиляли меня как отца, то сегодняшние работы, на мой взгляд, заслуживают большого внимания. Некоторые из них я даже выложил у себя в Instagram.

На фото: Андрей Державин

— Вы академик Российской национальной музыкальной премии «Виктория». Насколько, на ваш взгляд, нужна артистам профессиональная музыкальная премия?

— Безусловно, премия – это очень почетно. Думаю, для многих она является большим стимулом. Профессиональное признание – серьезная штука. Но самое главное, чтобы все это потом было нужно людям.

На фото: группа «Сталкер»

— Вы считаете, это важно для всех артистов, независимо от их популярности?

— Однажды мы сидели на церемонии вручения премии «Виктория» в Кремле рядом с Леней Агутиным, и его вызвали на сцену объявить номинацию за кого-то, кто не приехал. Он стал отказываться, но мы – Вячеслав Добрынин, Михаил Шуфутинский, все, кто рядом сидел, – его уговорили. И вот он выходит на сцену, зачитывает список номинантов в категории «Лучший поэт года», открывает конверт с именем победителя, а там его имя, представляете? Надо было это видеть, видеть его радость! Он тогда победил абсолютно заслуженно, с песней «Отец рядом с тобой». Удивительно проникновенная песня! Каждый раз, когда слышу ее, мурашки по коже. Леня – очень талантливый человек.

— А лично для вас важнее оценка слушателей или коллег?

— Если честно, никогда не спрашиваю мнение коллег по поводу своих работ. Гораздо больше меня занимает реакция родных и близких по духу людей, которые могут искренне похвалить или прямо сказать: «Какая гадость эта ваша заливная рыба!» А наивысшая оценка – признание слушателей.