тв-проекты

Алла Сигалова: «Уход мужа не пережила до сих пор. Но падать с моста не имею права»

Алла Сигалова: «Уход мужа не пережила до сих пор. Но падать с моста не имею права»
Судья шоу "Танцуют все!" — о роскошных взятках от учеников, рэпе, детях и потере супруга

Заслуженная артистка РФ, всемирно прославленный хореограф Алла Сигалова в этом году специально прилетела в Россию из Европы, чтобы поучаствовать в съемках шоу «Танцуют все!» (производства компании «Вайт Медиа». Профессор и лауреат премии «Золотая маска», Сигалова честно и открыто указывает танцорам на недостатки в их работе, отчего некоторые потом даже плачут. В преддверии финала проекта Алла Михайлова поговорила с teleprogramma.pro.


— Танцевальные телешоу вы судите не первый год: «Танцы со звездами», теперь «Танцуют все!». Не устали еще?

— Это моя профессия. Занимаюсь танцами с 6 лет. Мне это нравится, я это люблю, это дело моей жизни. Танец, хореография, театр.

— Талантов всегда огромное число, но выдающимися артистами становятся единицы. Можете ли вы визуально оценить перспективы танцора? Будет он звездой или нет. Буквально по походке или пластике…

— Хороших актеров я угадываю. По тому, как они входят в дверь. Танцовщиков могу угадать с нескольких движений.

— За счет чего?

— Колоссальный опыт и огромное количество работ, которые я сделала (Алла Сигалова ставила спектакли на лучших мировых площадках — Мариинский театр, Королевская опера в Брюсселе, Ла-Скала, Гранд-Опера и др. — Авт.).

— В шоу «Танцуют все!» были ребята, которые вас поразили?

— Зависит от того, что они танцуют. Можно сделать номер, который раскроет человека или группу танцовщиков. А можно — наоборот, который погубит. Все зависит от того, кто репетирует и ставит танцы. В нашем проекте было много ребят, проявивших себя прекрасно.

— Что касается судейских оценок, как бы не были они объективны, зачастую артисты реагируют крайне эмоционально. Плачут, расстраиваются. Это вас не смущает?

— У меня нет задачи сделать так, чтобы кто-то заплакал. Я должна грамотно и профессионально оценить. Как это будут проживать исполнители, их дело. Мне не хочется никого обижать, но профессионалы должны понимать, что сделали не так и над чем надо работать.

— Среди судей шоу «Танцуют все!» вы единственная женщина. Мужчины не давят на вас?

— На меня невозможно давить. Просто не получится. Тем более, у Егора Дружинина и Владимира Деревянко.

— Как вы отбираете учеников? И на что уходит больше всего времени?

— Есть две кафедры, которыми я руковожу: современной хореографии и сценического танца в ГИТИСе; пластического воспитания — в МХТ. Я выстраиваю главную линию методологии преподавания. Но самая главная работа — не столько преподавательская, сколько постановочная, которая бурно присутствует в моей жизни: спектакли в Ла Скала, Гранд-Опера, Зальцбургский фестиваль, оперный театр «Ла Моне» в Брюсселе и так далее.

— Как часто вы уезжаете в Европу для постановок?

— В последнее время меня не было в России восемь месяцев. Вот и считайте. Приехала в страну на съемки проекта «Танцуют все!».

— Есть ли отличия между зарубежными артистами и нашими? Ментальные, технические, психологические.

— И там есть таланты и бездарности, и у нас тоже. По сути никаких отличий.

— Если в МХТ поступает не очень одаренный артист, но вам все равно надо с ним работать, как вы это делаете?

— Существует определенная методология работы. А вообще, вы наверное расстроитесь, но бездарных людей в МХТ не принимают. В большей или меньшей степени это талантливые люди.

— Ученики пытаются оказывать на вас влияние как на женщину? Цветы, комплименты, подарки.

— О да! Конечно. Обычно пытаются делать подарки. Но я их категорически не принимаю. Так что на меня практически невозможно воздействовать.

— Подарки какого рода?

— Любые. И машины предлагали.

— Как вам удается соблюдать дистанцию?

— Опыт и талант педагога.

— Помимо зарубежных театров, вы работали в ведущих московских театрах. «Сатирикон», Театр наций, «Новая опера», Почему их было так много?

— Никаких конфликтов не было. Я просто не люблю быть привязанной. Я свободный человек и берегу эту свободу. Это мой путь, я никому не навязываю такой подход.

— Как вы относитесь к современным музыкальным направлениям — рэп, хип-хоп, электроника?

— Отлично отношусь! И студенты, и дети информируют меня о новой музыке. Стараюсь быть в курсе событий. Это часть моей профессии. Мне все интересно, слушаю с удовольствием, но не могу сказать, что меня что-то потрясло.

— Можно ли считать, что современная музыка выросла из классики? Рахманинов и Шостакович были первыми рокерами и рэперами одновременно.

— Ничто не вырастает на пустом месте. Любые процессы в музыке взаимосвязаны. В этом мире все переплетено и диффузирует.

— А за конкурсом «Евровидение» вы следите?

— Нет. Меня это никак не интересует.

— Вы вели не одну программу на канале «Культура», а сами что смотрите?

— Сериалы, в которых играют мои любимые артисты.

— Какие, например?

— Не могу сейчас вспомнить. Но вообще смотрю телевизор не очень часто.

— В театр вы сами ходите?

— Очень много. В последний раз меня очень впечатлил спектакль Алвиса Херманиса в Новом Рижском театре.

— С вашим графиком удается совместить общение с дочерью, сыном и внуком?

— Я с ними все время на связи. Через вотсап, вайбер, скайп. Куда без этого?

Алла Сигалова с дочерью Анной

— Чем они занимаются?

— Сын Михаил увлекается телевидением и учится на оператора в Вашингтоне. У дочери Ани собственное строительное дизайнерское бюро. Так что все занимаются красивыми делами.

— Когда вы их воспитывали, передавали семейные традиции, заложенные у вас?

— Вы абсолютно правы. Обязательно. Книги, манеры, правила этикета, посещение концертов и музеев. Довольно широкий спектр занятий.

— Многие считают вас «железной леди», сдвинуть с места которую невозможно. Но в 2010 году вы потеряли мужа, режиссера Романа Козака, с которым прожили много лет. Насколько сильно потеря повлияла на вас? В одном интервью вы говорили, что от боли человек мудреет.

— Помимо мужа в тот же год у меня ушли мама и еще важные для меня люди — друзья…Так что удар был связан не только с уходом Ромы. Как справляться? Каждый ищет собственный путь. Я не могу дать совета.

— Что стало громоотводом для вас? Что помогло справиться?

— Почему вы считаете, что я справилась?

С Романом Козаком хореограф прожила долгую счастливую жизнь

— Вы живете, работаете, не оставляете детей и внука.

— А я не имею права падать с моста. Не я дала себе жизнь, и не мне ее забирать.

— Есть ли у вас любимые места, в которых вы можете отключиться от работы и выдохнуть?

— Конечно. Это может быть что угодно: выходной, когда рядом дети и любимые люди. Я же живой человек.

«Танцуют все!», Россия 1, воскресенье, 18.00