тв-проекты

Нас «Утро» встречает прохладой

Нас «Утро» встречает прохладой

Как работает передвижная студия самой ранней программы Первого канала.

«Бу-бу-бу» для бодрости

10-2309-DobroeUtro10-1
«Доброе утро» снимают 6 камер. Одна из них — высокого полета. На фото — ведущие Анастасия Трегубова и Сергей Бабаев.

Хмурый сентябрь, раннее утро. На Университетской площади перед высоткой МГУ на Воробьевых горах никого, разве что жилетка дворника промелькнет вдалеке или прошелестит кроссовками редкий бегун.

Из синего фургона у кромки площади выходят ведущие «Доброго утра» Сергей Бабаев и Анастасия Трегубова. Бодрые и веселые (Анастасия так и вовсе в ослепительно жизнерадостном желтом пальто), они красиво диссонируют с сонным ландшафтом. И занимают точку у цветущей клумбы — следующее включение будет на открытом воздухе.

С недавних пор московская версия программы «Доброе утро» выходит в эфир из «Останкино» только первые два часа. Затем эстафету перехватывает передвижная студия — каждую неделю синий фургон переезжает на новую позицию. Уже были эфиры с ВДНХ, Манежной площади, из усадеб Коломенское, Царицыно, Кусково, с площади трех вокзалов.

— Я встал сегодня в 4.30, а в пять уже был тут, — говорит Сергей. — Эфир у нас с семи, но к нему же надо еще подготовиться.

— А я проснулась в четыре, мне ехать дольше, — улыбается Анастасия.

— Энергетики, наверное, уважаете?

— Никаких энергетиков! Это опасный путь, — предупреждает Сергей. — Сноровка приходит с опытом. Пока идет сюжет, ты можешь разваливаться на части, но к его концу должен снова собраться.

— Мне помогают кофе и разминка артикуляционного аппарата, — признается Настя. — Едешь в машине, делаешь речевую гимнастику и постепенно просыпаешься.

— Это когда двигаешь языком сначала по часовой стрелке, потом слева направо и вверх-вниз, — с готовностью сдает профессиональные секреты напарник. — Еще можно повторять слоги: «Ба-ба-ба! Бу-бу-бу!» И дикция улучшается, и бодрит.

10-2309-DobroeUtro8-1
Пока идет сюжет или реклама Сергей Бабаев может сгонять на кухню.

Магия телевидения

Поднимаемся в фургон. На первом этаже комнатушка с мониторами и пультом с множеством кнопочек и тумблеров — это аппаратная. Здесь режиссер выпуска выдает в эфир изображение с той или иной камеры — сигнал уходит на спутник, оттуда его перехватывает «Останкино», благополучно переправляя его в наши телевизоры. Камер, кстати, шесть — включая камеру-кран на улице и квадрокоптер. Последний — предмет особой гордости: показать Москву с птичьего полета можно в любой момент.

Идем по лесенке наверх. По пути замечаем кухоньку площадью буквально метра полтора. Сергей Бабаев по-быстрому заливает пакетик чая горячей водой из кулера: пара глотков — и можно бежать в кадр. Чай обычный и сахар тоже. И стаканчики пластиковые. Неприхотливые они, звезды утреннего эфира.

10-2309-DobroeUtro5-1
Прозрачный задник можно, конечно, заменить видеоэкраном или подложить фон на компьютере. Но эффекта присутствия, как сейчас, не было бы.

Еще выше гримерная. Настя присела перед зеркалом на несколько секунд. Макияж безупречен, к тому же в студии всегда дежурит гример с кисточками наготове.

Студия, кстати, на удивление скромная. Кругом куча проводов, стол чуть ли не из фанеры, и в целом все кажется довольно хлипким. И фотообои с травкой на вид самые обычные — видел похожие в хозяйственном магазине. Но в кадре все это выглядит более чем респектабельно. А все она — магическая сила телевидения.

Главная фишка — прозрачный задник, обеспечивающий живую панораму Москвы за спинами ведущих. Теоретически, пока идет эфир, вы можете добежать до места, где установлена передвижная студия, и прогуляться в зоне видимости камер, дополняя собой утренний пейзаж. А родные и близкие будут на вас смотреть в телевизоре. Но махать им не стоит: охране съемочной площадки это может не понравиться.

10-2309-DobroeUtro7-1
Скоро в кадр: у Насти еще есть время, чтобы довести макияж до совершенства.

Сосиска-танк

Синий фургон, напичканный оборудованием, съемочная группа любовно именует сосиской. Никто не знает почему:  сосиска — и все. Весит она 39 тонн.

— Примерно как танк, — доходчиво объясняет технический директор Дирекции утреннего вещания Первого канала Андрей Артамонов.

Длина фургона — 14 м, ширина — 6 м, высота — 5,9 м. Чтобы проехать под мостами и не задевать провода, фургон умеет складываться по высоте и временно становиться одноэтажным.

10-2309-DobroeUtro1-1
1. Передающая станция. 2. Студия (на втором этаже фургона). 3. Дизель-генератор. 4. Операторский кран.

Когда-то этот фургон использовался для съемок велогонок «Тур де Франс» и работал на французскую телекомпанию TF1. Потом «сменил гражданство» и получил боевое крещение на Олимпиаде в Сочи. Второго такого в России нет.

Но одна «сосиска», даже такая высокотехнологичная, сама по себе бесполезна. Поэтому к ней прилагается станция спутниковой связи (микроавтобус с тарелкой на крыше), два дизель-генератора мощностью 100 киловатт. И даже автономный туалет с электронным замком.

— Работать здесь совсем не то, что в «Останкино», — откровенничают после эфира ведущие. — Тут больше импровизации. Ты видишь, как разгорается день, может пойти дождь…

— А как же выходить в эфир с улицы в дождь?

— Так у нас же зонтик есть!

10-2309-DobroeUtro4-1
Это аппаратная — сердце передвижной студии. Справа — рабочее место оператора телесуфлера, с которого ведущие читают подводки к сюжетам.

Программа «Доброе утро» заканчивается в девять. Ведущие, разбудив Москву, отправляются по домам — отсыпаться. Домашние предупреждены: ходить можно только на цыпочках, дверьми не хлопать и говорить шепотом. Потому что, когда столица опять уснет, ведущие, напротив, поедут на работу. Разрывая осеннюю мглу в клочья и готовясь заражать зрителя бодростью и энтузиазмом.

«Доброе утро» на Первом канале
По будням/5.00 — 9.00 (эфир из передвижной студии с 7.00)

Фото: Евгения ГУСЕВА.

Кстати

Пока работают «передвижные» ведущие, их страхуют коллеги из студии в «Останкино», которым отвели первые два часа программы. Техника есть техника — вдруг сигнал пропадет? Тогда режиссер оперативно выдаст картинку из «Останкино». На практике такое происходит крайне редко, но ведущие все равно находятся в основной студии при полном параде, готовые в любой момент выйти в эфир. Два часа напряженного ожидания, представляете?