тв-проекты

Участник шоу «Голос» Влади Блайберг: «Мой отец оказался классным мужиком»

Участник шоу «Голос» Влади Блайберг: «Мой отец оказался классным мужиком»
Кроме новых поклонников, вокалист с помощью вокального проекта обрел папу.

«Интеллигентный» — слово, которым Влади Блайберга (кстати, его настоящее имя — Владимир Иванов) сразу охарактеризовали наставники «Голоса». И оно действительно лучше всего подходит ему. Спокойный, вежливый и в очках. Вместе с Торнике Квитатиани он создал лучший номер «Голоса-5»: песню «Помолимся за родителей» тандем спел так, что зритель рыдал. Оно понятно: оба парня росли без отцов. Но если Торнике потерял папу навсегда, то Влади, наоборот, нашел, и именно благодаря «Голосу».

— Это не первый мой телепроект, — признается журналу «Телепрограмма» Влади. — В Израиле я участвовал в аналоге шоу American Idol. У нас оно называлось «Рождение звезды» — реалити-шоу, как «Фабрика звезд». Я занял в том проекте второе место. Идти после этого на израильский «Голос» мне не хотелось. Зато я принимал участие в отборе на «Евровидение»: в 2010, 2012 и 2013 годах.

— От Израиля?

— Да, и в трех попытках дважды занимал второе место. Один раз мне не хватило лишь одного балла, чтобы поехать на конкурс.

Как и Александру Панайотову!

— Да? Не знал. А ведь мы с Сашей давно знакомы. Он тоже родился в Запорожье… Но у нас не всегда были отборочные туры на «Евровидение». Один раз выбор делала профессиональная комиссия — между мной и другим вокалистом. И именно тогда мне не хватило балла. В другой раз был конкурс — мы пели, нас оценивали. Тогда я тоже стал вторым.

Первая реакция от встречи с папой — слезы. Дистанции не было, я сразу почувствовал родного человека

— Когда Первый канал показывал квартиру в Тель-Авиве, где живет ваша семья, у вашей мамы на столе лежали газеты с вашими фото. Вы действительно так популярны в Израиле?

— Было время, когда я не мог спокойно выйти на улицу. Это правда! У меня тогда были длинные волосы, и каждый узнавал меня. Реалити-шоу, в котором я занял второе место, шло на главном канале страны на протяжении 22 прямых эфиров. За мной охотились папарацци, фотографировали, брали интервью, и это продолжалось два года. Я выпустил два сингла и, пожалуй, исчерпал все возможности в Израиле. Пробовал построить карьеру в Европе. Но потом понял, что больше всего мне нравится петь на русском или иврите. Потому и приехал в Россию. Все-таки в Израиле популярна восточная музыка, я люблю ее, но мне нравится поп-культура, слежу за российской эстрадой, давно хотел открыть новую аудиторию. К тому же цифра пять — счастливая для меня. Потому и пришел на «Голос-5» (смеется). Сейчас я счастлив — люди в России подходят на улице, фотографируются и желают удачи. А еще с помощью проекта сбылась моя мечта.

— Какая?

— Я нашел отца. И после этого события моя жизнь разделилась на период до и после. Мы с мамой говорили о нем, когда мне было уже 25 лет. Но цели найти его не было. Однако в прошлом году ушел из жизни мой отчим, и я начал переосмысливать жизнь заново. Мне захотелось найти отца — замкнуть этот круг. Понять, кто он и где он, чем живет. Это было внутреннее рвение. Начал искать его через соцсети, показывал фотографии «претендентов» маме, но по всему Запорожью мужчин по имени Сергей Калинин было много, и она никого не узнавала.

Участник шоу «Голос» Влади БЛАЙБЕРГ с отцом

На программе вокалист впервые в сознательном возрасте увидел отца. Фото: Первый канал

— Вы с Торнике Квитатиани сделали один из самых пронзительных дуэтов на «Голосе». Он едва сдерживал слезы и делал глубокий выдох после каждой строчки. А когда вы пели «Помолимся за родителей», мысли, что отец услышит, бродили в голове?

— Я всегда надеялся на лучшее. И когда мы пели, думали не столько о том, как будем выглядеть или петь. Старались передать состояние — показать нас, настоящих людей, которые росли без отцов. Несмотря на то, что мы взрослые, это все равно очень сложно.

— Когда вы узнали от мамы, что отец ушел из семьи, обиды на него не было?

— Никакой. Мама родила меня, когда ей было 19 лет. По сути, она была ребенком. И до того, как мы переехали из Запорожья в Израиль, меня воспитывали бабушка и дедушка. Никакой обиды не осталось. Просто я не осознавал, что эта история происходит со мной. Видел подобные сюжеты в кино. Потом понял, что это — реальная история моей жизни. Я люблю маму и никогда ни за что не осуждал ее. Отца тоже.

— Вы встретились с ним в эфире «Пусть говорят» или чуть раньше? Расскажите о своих эмоциях.

— Да, именно в программе «Пусть говорят». Его нашли редакторы шоу. Моя первая реакция — слезы. При этом внутренне никакой дистанции не было. Я не видел этого человека, то есть не помню его совсем. В последний раз он видел меня, когда мне было три года. Но энергетически я почувствовал родство, сидел рядом с близким человеком, будто мы общаемся давно. Все прошло гармонично. Мы не знали никакой информации друг о друге, однако ощущали общность. Вообще мой отец оказался классным мужиком! Мы общаемся до сих пор, при первой же возможности поеду к ним. Например, на новогодние праздники. А папина жена в начале декабря приедет к нам — в Израиль.


Сергей Калинин, отец вокалиста:

— Честно говоря, я ничего не знал о том, что сын участвует в телешоу. Узнал, что у меня есть такой талантливый ребенок, благодаря его матери Свете. Я общался с ней вплоть до ее переезда за кордон. Мы восхищались Владиком, так как в детстве он уже был звездой местного телевидения. Я, Света и моя супруга работали раньше на одном предприятии, мы пели со Светой в одном ансамбле. Когда я узнал, что подруга в положении, она уже вышла замуж за Сашу, который и воспитывал Владика. Она просто не хотела выносить сор из избы. Александру надо отдать должное: он знал, что я — отец Влади, и все равно они прекрасно жили со Светой. Даже приходили к нам в гости.

«Голос»
Пятница/21.30, Первый

Комментарии
или войти с помощью: