тв-проекты

Вадим Глускер: Каждый вирус запатентован и имеет своего владельца

Вадим Глускер:  Каждый вирус запатентован и имеет своего владельца

В воскресенье в рамках еженедельного цикла «НТВ-видение» — премьера документального фильма Вадима Глускера «Зараза». В нем европейский корреспондент НТВ попытается разобраться — действительно ли стоит бояться вирусов и эпидемий, которыми нас пугают с завидной регулярностью.

Фото: архив пресс-службы

Фото: архив пресс-службы

В воскресенье на НТВ покажут фильм «Зараза» из нового документального цикла «НТВ-Видение». Снял его европейский обозреватель Вадим Глускер. В этой ленте он попытается ответить на вопрос, так ли реальны вирусные угрозы, которыми нас пугают с завидной регулярностью.

— Зараза — это первый мой фильм из целой серии, который я бы условно назвал «Мировая закулиса», — делится Вадим. — Идея серии фильмов появилась довольно давно. Года полтора назад.  Мы с коллегами обсуждали события, происходящие в мире, и пришли к выводу, что многое, что кажется, на первый взгляд, совершенно обыденным, случается не просто так. Есть что-то или кто-то, кто этим руководит. Эдакая «теория заговора». Но нам эту теорию захотелось не просто выдвинуть, но доказать и обосновать. Мы «накидали» где-то около двадцати тем. Затем выбрали пять основных. «Зараза» — это первый фильм. Второй фильм об индустрии красоты выйдет в конце июня. И еще три темы мы поднимем осенью.

 

Кровь выживших от вирусов людей «растекается» по лабораториям всего мира

— Что касается фильма «Зараза»… Когда мы начали готовить этот фильм, то заметили такую тенденцию. К примеру, появляется официальный представитель, скажем, Всемирной организации здравоохранения и говорит на весь мир: началась эпидемия. Через какое-то время он снова появляется и говорит, что эпидемия завершилась. Но! Все это происходит с завидной цикличностью: где-то раз в полтора-два года. И ни одна из эпидемий не пересеклась с другой: Эбола отдельно, атипичная пневмония — отдельно. С этого мы и начали распутывать цепочку.

Мы поехали в Уганду. Эбола, лихорадка Зика пошли оттуда. В Уганде находится одна из основных мировых лабораторий, которая изучает вирусы. Раз в 2-3 недели переболевшие той или иной болезнью люди обязаны сдавать кровь, которая затем «растекается» по лабораториям всего мира. И что мы выяснили? Оказывается, каждый вирус в этом мире запатентован той или иной компанией или корпорацией. Например, лихорадка Зика «принадлежит» фонду Рокфеллера еще с 1947 года. А борьбу с птичьим гриппом контролирует компания бывшего министра обороны США Рамсфельда.

То есть существует некая схема.  И насколько та или иная эпидемия — реальное заболевание, а не локальная вспышка, помноженная на психоз, на котором зарабатываются миллиарды — большой-большой вопрос. На который мы стараемся ответить в фильме.

 

Кто спасет мир от красоты?

— Следующий наш фильм будет посвящен индустрии красоты. Он выйдет в эфир в конце июня.

Это — целая империя, в которой каждый бенефициар — от раскручивающих модные бренды блогеров до крупных косметических компаний — получает свои дивиденды.

Мы, например, побывали на крупной итальянской фабрике, где производят косметику. Представьте огромный чан, в котором изготавливается тональный крем. А потом это все разливается по баночкам разных брендов. Из одного чана! Но вам в магазине постараются «впарить» тот крем, который подороже и раскрученней.

Почему пластическая хирургия так активно пошла в массы? Кто навязывает этот культ красоты, но замалчивает риски? Раньше людей не портили в таких масштабах. А сейчас любой салон может получить лицензию на те же уколы ботокса, которые могут привести на самом деле к тяжелейшим последствиям.

В погоне за красотой люди тратят бешеные деньги. А эффект? Эффект зачастую сомнительный. Мы встретились с создателем липосакции Джорджио Фишером, который изобрел ее в 1974 году. Знаете, кстати, как? Он увидел, как нефтяные вышки выкачивают нефть из земли и подумал, а почему бы таким же методом не выкачивать из людей жир.

Я у него спросил: я сам же крупный достаточно человек. Можно ли из меня сделать Аполлона?

— Конечно! Вам понадобится 6-7 операций, которые сделают в течение 3-4 лет.

— А дальше? — Спрашиваю я.

— А дальше вы всю оставшуюся жизнь будете поддерживать этот эффект, периодически ложась под нож.

Вот вам и эффективность. Но есть же люди, у которых чуть больше комплексов, чуть меньше уверенности в себе, и они подсаживаются на операции и процедуры, которые, порой, угрожают их жизням.

 

НТВ, <Зараза>, 22 мая/16.20

 

Комментарии
или войти с помощью: