TV

Валдис Пельш опять покоряет Гималаи

Валдис Пельш опять покоряет Гималаи

После прошлогодней неудачи ведущий пытается доснять свой фильм

Съемочная группа Валдиса Пельша в Гималаях. Фото: соцсети.
Съемочная группа Валдиса Пельша в Гималаях. Фото: соцсети.

В прошлом году землетрясение помешало Валдису Пельшу и его группе провести полноценные съемки в Гималаях. Проделав больше половины пути, группа была вынуждена вернуться: правительство Непала закрыло гору для восхождений из-за риска схода лавин.

Нынешние майские праздники Пельш вновь проводит в горах. Как он сообщил в своем Фейсбуке, 2 мая группа выдвинулась в направлении Северного Седла Эвереста высотой более 7000 м (высшая точка горы составляет 8848 м).

Свой документальный фильм Валдис Пельш снимает по заказу Русского географического общества.
«Это рассказ о специфике восхождения, — рассказывал в прошлом году Валдис Пельш журналу «Телепрограмма». — Когда я начал над этим фильмом думать, то представлял себе процентов пятнадцать из тех сложностей и рисков, с которыми сталкиваются альпинисты-высотники. Из лагеря в точке 8300 м до вершины Эвереста по вертикали всего 548 м. Но идти придется 6 км, причем по сложным участкам. Хотелось рассказать, например, о том, что, если кто-то садится в снег, другой проходит мимо, потому что ничем помочь не может. Это одна часть фильма. А во второй хотели показать восхождение российской группы. У нас были те, кто занимается высотным альпинизмом давно, и это их не первый Эверест, а был альпинист, который в 2014-м приехал штурмовать гору, но простудился, его вернули вниз. Тогда он купил тур в этом году, но за три месяца до поездки сломал позвоночник. И все это время был на терапии, пытался привести себя в форму. Человек с очень большой силой воли, полон решимости в следующем году все-таки дойти до вершины.

Валдис Пельш
Валдис Пельш во время восхождения в 2015 году. Фото: соцсети.

Валдис Пельш не планировал лично покорять восьмитысячник:

— Нашей основной целью было Северное Седло Эвереста — 7100 м, откуда открылся бы вид, ради которого мы шли. У нас группа делилась на две части: известные альпинисты, операторы-высотники Иван Душарин и Денис Провалов. И съемочная группа, для которых это был первый опыт восхождения: я, режиссер Кристина Козлова и оператор Саша Кубасов. Я не был готов подвергать риску ни их жизни, ни свою. Мы ведь не настоящие сварщики, что называется. Ребята, которые были с нами, сказали, что не ожидали, что мы взойдем с ними так далеко. Постоянно раздавались фразы типа «Какой дебил придумал это кино?!». Причем половину этих фраз произносил я.

Во время первой экспедиции съемочная группа пережила землетрясение, но никто не пострадал:
— Было неприятно. Единственная опасность, которая могла реально нам угрожать, это если бы земля разошлась аккурат между нашими ногами. Потому что шпагат я не держу. Еще до того, как земля начала ездить, мы почувствовали удары снизу: тдж-ж-ж, дж-ж-ж, дж-ж-ж! И ты не понимаешь, что это. И потом, когда вот все начало ходить ходуном… «Землетрясение», — смекнули мы. Тропу, по которой мы поднимались в монастырь Ронгбук, завалило очень прилично. Если бы мы оказались на ней в момент землетрясения, мы рисковали попасть под камнепад с очень крупными камнями.