тв-проекты

Алексей Поборцев: «Очень важно, чтобы об «атомных людях» не забывали»

Алексей Поборцев:  «Очень важно, чтобы об «атомных людях» не забывали» Contaminated zone near Chernobyl nuclear plant. April 2006. Pripyat. Ukraine On the picture: Ferris wheel

О судьбах людей, живущих в зоне радиации, расскажет новый документальный фильм

Алексей Поморцев. Фото: Первый канал
Алексей Поборцев. Фото: НТВ

Алексей Поборцев уже снимал фильм о жертвах Чернобыля в России десять лет назад. Больше всех регионов нашей страны пострадала Брянская область. Сейчас, к 30-летию катастрофы выходит новая версия «Атомных людей».

Припять. Фото: Global Look
Припять. Фото: Global Look

— Мы решили съездить по старым адресам, к героям первого фильма, — рассказывает автор. — Только большинства из них уже нет в живых. Здесь остались люди, которым кажется, что уже тридцать лет прошло, бояться нечего. А на самом деле от цезия и стронция эта земля очистится только в 2209 году. А от плутония — через 24 тысячи лет! Повзрослевшие дети героев первого фильма с задором говорят: «Радиация нас не берет». Действительно, ее же не видно. И изменений, которые она вносит в организм, тоже. Но статистика — дама упрямая, и она говорит, что изменения на генном уровне уже произошли.

— Какие?

— В основном, онкология. Рак щитовидной железы, например. Его провоцирует избыток йода-131. Многие не понимают, почему этот вид рака здесь так распространен. Период полураспада йода-131 всего восемь дней. А прошло 30 лет. Но, то что травило родителей, теперь уже генетически передается многим молодым. Еще один бич местных — радиоактивный остеопороз. Они же живут натуральным хозяйством. Овощи, фрукты, домашний скот заражены стронцием. И люди все это едят. А стронций замещает кальций в костях. И со временем у них кости становятся очень хрупкими, словно стеклянными. Очень много мутаций происходит еще в утробе матери. На юго-западе Брянской области в каждом районном центре работают генетики. Они отслеживают состояние плода 7-9 недель. Если на этом сроке не обнаружено сильных пороков — дают добро, обнаруживают — аборт по медицинским показаниям. И все равно пропускают многие вещи. Наша съемочная группа, например, помогает сейчас одной из героинь фильма — Жене. Она родилась с сильными пороками мочеполовой системы.  Врачи долгое время ее выхаживали. Но сейчас у Жени отказали почки. И мы пытаемся найти донора.

— Резонный вопрос — почему люди не уехали оттуда сразу?

— А это вопрос к Советской власти. Припять начали эвакуировать через 34 часа. А здесь, в поселках, получивших очень серьезный удар, долгое время ничего не делали. В Святске и Заборье, например, счетчики зашкаливают до сих пор. Но после катастрофы там ничего не предпринимали четыре года! Наоборот активно развивали инфраструктуру! Сюда приезжали рабочие из Санкт-Петербурга. И есть фотографии, где строители ходят в костюмах химзащиты, а на их фоне мамочки в купальниках картошку сажают… Когда поняли, что ситуация аховая, уже поздно было. Многие жители решили, что им терять уже нечего и остались.  А то, что радиация накапливается в организме, не все понимают. Они едят зараженную пищу, пьют зараженную воду. В деревнях, где нет газа, топят дровами. А деревья накапливают радиацию в коре. Так вот когда дрова в печи потрескивают, знаете, как трещит счетчик Гейгера?

Припять. Фото: Global Look
Припять. Фото: Global Look

Приехали мы в одну деревушку, встречает нас женщина: «Вы что ли с НТВ и вам тут поумиравших показать надо?». И показывает так называемую «аллею механизаторов»: здесь муж, сват, брат мужа, свидетель на свадьбе… Все умерли в 2011-2015 годах. Землю пахали, пыль поднималась, они ее вдыхали.

— Ну, хоть что-то в этих районах делается, чтобы как-то помочь людям?

— В 90-х годах появились программы, с помощью которых власти начали помогать местным жителям. Например, «Чистые продукты», когда людям доплачивают, чтобы они покупали продукты без радионуклидов. Но это не избавит от уровня радиации вокруг, который превышает нормы во много раз. В 2007 году заработала федеральная программа по выкупу у местных жителей домов, чтобы они могли получить приличные деньги и переселиться.  Но деньги быстро закончились из-за не чистых на руку дельцов, пытавшихся продавать государству дома местных жителей по сильно завышенной цене.  Здесь шутят, что у хороших программ быстрый период полураспада. Конечно, нужно просвещать население. Чтобы, например, проверяли продукты перед тем, как их есть. Почаще навещали врачей. И очень нужно, чтобы об этих людях не забывали. И именно для этого мы сняли наш фильм.

«Атомные люди-2», НТВ, воскресенье/16.20