тв-проекты

Ведущий программы «Открытие Китая» Евгений Колесов: «Дети с нетерпением ждут переезда в Россию»

Ведущий программы «Открытие Китая» Евгений Колесов: «Дети с нетерпением ждут переезда в Россию»

Бизнесмен, ставший телеведущим Первого канала, в эксклюзивном интервью сайту teleprogramma.pro рассказал о ближайших планах на переезд в Россию, к чему он так и не привык в Поднебесной, как они с сыном «попали в телевизор» и надо ли воспитывать из детей вундеркиндов.

Ведущий программы «Открытие Китая» Евгений Колесов
Фото: Первый канал

Документальный проект «Открытие Китая», который несколько недель назад стартовал на Первом канале, интересен не только своими открытиями. Программа уникальна уже одной историей появления на экранах. Ведет ее российский бизнесмен Евгений Колесов, который уже двадцать лет живет и работает в Китае. Несколько лет назад он стал снимать любительские ролики о жизни в стране. Все, что Евгению казалось любопытным, он выкладывал в Youtube. Ролики в считанные дни набирали сотни тысяч просмотров.

Но самая главная гордость Евгения — его старший сын Гордей (всего у бизнесмена четверо детей), с которым он периодически делает свои открытия. Мальчик — настоящая знаменитость в Китае. В прошлом году он победил на местном Шоу талантов. Гордей говорит на пяти языках, владеет искусством каллиграфии, знает наизусть 555 китайских идиом. После его выступления ведущий Шоу талантов буквально упал с дивана. Это видео, кстати, тоже выложили в Youtube. И оно набрало почти десять миллионов просмотров!

В эксклюзивном интервью сайту teleprogramma.pro Евгений рассказал о ближайших планах на переезд в Россию, к чему он так и не привык в Поднебесной, надо ли воспитывать из детей вундеркиндов и о многом другом.

Открытие Китая
Фото: Первый канал

«Кто не ест острого, тот не революционер»

— Евгений, как вы переехали жить в Китай? Повлияли «лихие 90-е»?

— Вырос я в Хабаровске, в славном городе основанном Ерофеем Павловичем Хабаровым. В детстве даже не думал, что окажусь в Москве или тем более в Китае. Но вот сейчас вспоминаю, что китайцев в Хабаровске тогда было много, было много китайских ресторанов. Мой переезд, пожалуй, можно назвать стечением обстоятельств. В Китае впервые я побывал в 1994 году вместе с группой челноков. Я хотел купить себе велосипед, а вышло так, что на заработанные деньги смог купить сразу несколько, которые затем продал в России. В ту поездку я выучил первые китайские слова. Язык мне понравился, и я решил, что обязательно вернусь в эту страну и выучу китайский. После окончания школы я поступил в Северо-восточный сельскохозяйственный университет города Харбина на экономический факультет. Спросите почему сельхоз? Там было самое дешевое обучение, денег у нас в семье было не так много. Название вуза меня не смущало. Родители всегда мне говорили: не важно, где ты учишься, главное, чтобы было усердие. Так я и оказался в административной столице провинции Хэйлунцзян. Параллельно я учился на юрфаке в России. В Китае остался, потому что мне предложили работу – сначала на Хайнане, потом в Шэньчжэне, из которого я переехал в Гуанчжоу.

— Как Китай вас принял?

— Бывали сложности, но где их нет? Мы жили в общежитиях по два человека. Китайцы жили в таких же комнатах, но по восемь человек. При этом у них всегда было дружно и шумно. Я смотрел на условия, в которых жили китайские студенты, и думал, что нам — иностранным студентам — очень даже повезло. Так что желание сетовать на жизнь напрочь пропадало. Я с головой окунулся в изучение китайского языка. Так было здорово, когда китайцы начали меня понимать и и отмечать: «У тебя отличный китайский». Ох, уж эта китайская дипломатичность! (Смеется). Я не думал, что останусь в Китае на такое длительное время. Но так вышло – сперва получил предложение по работе, потом ещё одно, а затем решил попробовать силы, открыв свою компанию. Всё неплохо развивалось, на горизонте возникали новые проекты и новые перспективы. Здесь я познакомился со своей женой. Сейчас она занимается воспитанием наших детишек. Кстати, по образованию она педагог.

— А в быту возникли какие-то сложности?

— Мне было сложно отвыкнуть от русской кухни и привыкнуть к китайской. Мы часто говорили русскую еду в общежитии. Но обеды, как правило, проходили в студенческой столовой. И поначалу были такие конфузы: вроде выглядит по-нашему, картофель, например, но он в таком соусе, что с непривычки и не съешь. Казалось бы, курятина она и в Африке курятина, а пробуешь – и есть невозможно. Я до сих пор не научился есть острое. Мы недавно были на съемках в провинции Сычуань, местные китайцы перец едят буквально ложками! В такие моменты я всегда вспоминаю слова Мао Цзэдуна: «Кто не ест острого – тот не революционер». Они меня успокаивали, поскольку я не революционер, я больше человек созидательный (Смеется).

Открытие Китая
Фото: Первый канал

«Я вышел из офиса и стал показывать улицы Китая»

— Когда вы начали снимать ролики о Китае? И зачем?

— Это было хобби. Какое-то время я писал статьи. А потом решил записывать ролики. Сперва это был формат «головы» — я просто сидел за столом и делился своими мыслями на разные темы. Получал много отзывов, люди стали предлагать свои темы. А однажды я решил, что сюжеты можно сделать более убедительными, если показать то, о чём я говорю. Так, в прямом смысле, я вышел из офиса, и стал снимать то, что было на улицах Китая. Буквально все, что попадалось на пути.

— Что для вас лично стало открытием в Поднебесной?

— Такие вопросы всегда ставят в тупик. Не потому что ничего не удивляет. Как раз наоборот. Но просто так происходит, что ты чему-то удивился сегодня, а уже через некоторое время это становится чем-то привычным. В данной связи у нашей программы удивительно точное название — «Открытие Китая». Ведь и я каждую программу открываю для себя новые грани страны. Вот, к примеру, мы снимали китайскую деревню. Люди там живут в гротах, выдолбленных прямо в горах. И это в XXI веке! Конечно, это не типичная китайская деревня, это скорее исключение из правил. Китайская деревня как массовое явление — это отличные дороги, это Интернет, это люди, которые не хотят оттуда уезжать или, уехав на заработки, обязательно планируют туда вернуться.

— Вы не раздумывая согласились на предложение Первого канала делать программу?

— Да. Однажды мне позвонили продюсеры канала. Сказали, что те ролики, которые мы делаем, интересны и предложили делать то же самое в рамках федерального эфира. Через день мы встретились с Константином Эрнстом, пообщались. Он подробно расспросил меня, кто я и чем занимаюсь, и дал задание готовить программы. Уверенности мне придали слова, что менять ничего не нужно. И он категорически запретил мне посещать какие-либо курсы или мастер-классы, сказав, что главное сохранить самобытность.

Кстати, может, я вас немного удивлю, но я сейчас ещё работаю над книгами. Одно издательство сделало мне предложение работы над интересным проектом. Не буду лукавить – это сложно.

— Как бизнес-партнеры относятся к тому, что вы теперь телеведущий?

— После премьеры у меня сел телефон. А у меня, между прочим, старая модель телефона, которая держит заряд несколько дней. Все звонили, поздравляли, говорили, что такая программа сейчас нужна. Даже люди, которые работают с Китаем по 10-15 лет говорят, что открывают для себя новое.

Открытие Китая
Фото: Первый канал

«Я не знаю, как воспитать вундеркинда. У меня вундеркинда нет»

— Ваш сын Гордей благодаря своим знаниям стал местной знаменитостью в Китае. Вы его развивали по каким-то методикам?

— До рождения сына я прочитал массу книг, но ответа на вопрос, по какой методике развивать ребёнка я не нашел. Взял здесь кое-что, там немного. Мы аккуратно применяли это, наблюдая за реакцией ребёнка, следя в первую очередь за тем, что ему интересно и отсекая то, что неинтересно.

— Не ревнуют ли остальные детки к тому, что Гордей своего рода звезда? Какие таланты вы развиваете в них?

— А Гордей не звезда. У него все как было, так и есть. Он также играет с сестрёнками, дурачится во дворе. Он по-прежнему, бежит сломя голову на испанский, играет в любимые шахматы. Ему нравится его учитель английского, и смешной испанец, они могут заниматься на уроках, чем хотят — играют, смотрят фильмы про героев. Девочки помимо языков и русской школы у нас занимаются большим теннисом. У Гордея упор на шахматы, а у девочек – на теннис. Или у нас с супругой? (Смеется) Тут сложно сказать. Мы им предложили, а им понравилось. Вот так друг друга и поддерживаем. Вообще мне сложно понять, как у маленьких детей может быть зависть. Они играют с друг другом, поддерживают друг дружку.

— Кем вы видите своих детей в будущем?

— У меня нет жестких требований. Самое главное, чтобы они выросли образованными, сильными, здоровыми, интересующимися людьми. А что они выберут, кем они будут – это им решать. Мы с супругой их будем поддерживать в любых добрых начинаниях.

— В России сейчас очень модно развивать детей чуть ли не с пеленок. Множество разных методик. Как вы к этому относитесь?

— К развитию ребёнка с пелёнок отношусь отрицательно. Малыша надо развивать, когда он ещё в утробе матери. Разговаривать с ним, смешить, дурачиться. Хорошее настроение матери — это залог того, что ребёнок вырастет здоровым. Методик много. Но важно почувствовать самое главное, к чему у ребёнка появляется интерес.

Открытие Китая
Фото: Первый канал

— Системы образования в Китае и в России сильно различаются? Где по-вашему лучше?

— В России я пока не сталкивался с системой образования для детей, а сам учился давно. А в Китае у меня дети на домашнем обучении. Мне кажется, это эффективно. Я не хочу перекладывать ответственность за обучение своих детей на детский сад, школу, но признаю, что социализация очень важна. Но её можно строить через спортивные секции, художественные кружки, игры во дворе.

— Как воспитать вундеркинда? И нужно ли это?

— Я не знаю, как воспитать вундеркинда. У меня вундеркинда нет. Когда мне говорят, что Гордей – вундеркинд, я это опровергаю. Он обычный мальчик, которому многое интересно. Да, он знает 5 языков, Кандидат в мастера спорта по шахматам, увлекается кубиком рубика, но это потому, что привили любовь к знаниям. Да, он одаренный малый, но его три сестры не уступают ему в стремлении к знаниям.

— А как вообще привить ребенку любовь к учебе, к познанию? Возможно ли это?

— Интерес ребёнка сформировать очень просто. А вот поддерживать, давать постоянно что-то новое, хвалить за успехи и поддерживать в неудачах, — вот это и есть главный дар родителя. Я часто вспоминаю статью о маме Павла и Валерия Буре. Она по утрам возила их на тренировки через всю Москву. У неё были и домашние обязанности, и работа, при этом тренировки они не пропускали, невзирая на погоду, на настроение. И её дети выросли в звёзд хоккея первой величины. Не сетовать на сложности, а уделять детям достаточно времени – вот это здорово, и правильно.

— Ваши детишки считают себя русскими или китайцами?

— Конечно, они считают себя русскими. Здесь даже и говорить не о чем. Я открою Вам секрет: мы собираемся переезжать в Россию. Дети с нетерпением этого ждут. Во-первых, большая часть любимых игрушек уже дожидается их в Москве. Потом в Китае им очень не хватает общения с русскими сверстниками. А по мнению моей дочери Миланы, главная причина — это снег. В Китае его практически не бывает. И Милана так и говорит: «Нет снега – нет Нового года». Но следующий Новый год у нас будет самый настоящий!

«Открытие Китая»
Первый канал, воскресенье/12.15

Комментарии (всего 1)
  1. Сержант

    Город Хабаровск основал граф Муравьев-Амурский и назвал в честь первопроходца Хабарова. Стыдно это не знать.

или войти с помощью: