сериалы

Александр Якин: «Не понимаю, почему все хотели стать космонавтами»

Александр Якин: «Не понимаю, почему все хотели стать космонавтами»

Актер рассказал о детских увлечениях, романтических поступках и съемках в шестом сезоне сериала «Восьмидесятые».

Александр в центрифуге чувствовал себя комфортно. Фото - канал СТС

Александр в центрифуге чувствовал себя комфортно.
Фото — канал СТС

Для современного телезрителя символом последнего советского десятилетия стал именно этот паренек, Ваня Смирнов — симпатичный, неглупый, застенчивый, отчаянно ищущий себя в стране, которая вот-вот перестанет существовать. Актер Александр Якин хоть и не жил во времена СССР, но для роли типичного советского студента словно совершил экскурсию на машине времени и подсмотрел всё, что необходимо для успешного выполнения режиссерской задачи. Александр в образе Вани порой чересчур робок и нерешителен — в плане уверенности в себе ему далеко до своего однофамильца и экс-тренера его любимого «Спартака» Мурата Якина. Но в критической ситуации Смирнов способен собраться с духом и совершить поступок. Например, отправиться за любимой девушкой на космодром Байконур в далекий Казахстан, как это случится в шестом сезоне «Восьмидесятых», который стартует на канале СТС в конце мая. Именно на съемках байконурских эпизодов, декорациями для которых выступил Звездный городок, и состоялась беседа актера с корреспондентом teleprogramma.pro.

Отношения Вани с Ингой (Наталья Земцова) становятся все более запутанными.

Отношения Вани с Ингой (Наталья Земцова) становятся все более запутанными.

— В конце пятого сезона Ваня и его девушка Саша (Арина Постникова — Ред.) хотят уехать на полгода на Байконур, — объясняет артист ситуацию, в которую попал его герой. — Сашу отправляют в командировку, а Ваня не хочет ее оставлять и собирается устроится там фотографом или еще кем-нибудь. Хоть космодром подметать — он на все готов, чтобы быть с Сашей. И вдруг ему приходится делать выбор между Сашей и Ингой (Наталья Земцова — Ред.), его бывшей девушкой, внезапно вернувшейся в его жизнь.

— И в итоге он все же едет на Байконур?
— Да, но уже позже, чтобы объясниться с Сашей, с которой у него произошла размолвка. Он пробирается на космодром под видом человека, приехавшего на экскурсию, потом прячется в центрифугу, чтобы отстать от своей экскурсионной группы. И тут эта центрифуга начинает вращаться, потому что экскурсовод хочет показать, как тренажер работает и запускает его. Естественно, Ване внутри становится очень плохо. Он с трудом вылезает, практически падает. Но сцена не слишком сложная, особенно если ее надо играть после обеда, когда хорошо поел и даже немного поспал (улыбается)

— Многие в СССР мечтали попасть в Звездный городок, посмотреть, как все тут устроено, ведь все хотели быть космонавтами…
— А я был здесь, когда еще учился в школе, нас возили с экскурсией. Естественно, я почти ничего не помню. Но центрифугу нам точно показывали, только не так близко, откуда-то сверху. Сегодня вот внутри побывал. Круто, конечно! Сразу начинаешь думать, какие выдающиеся люди в этой центрифуге сидели, и как потом они очутились там, наверху, в космосе… Но совсем уж восторженных эмоций — ах, я в Звездном городке, в центрифуге! — не было. Наверное, потому, что я в детстве стать космонавтом не мечтал.

— И даже покрутиться по-настоящему в этой штуковине не захотелось?
— Нет, представьте себе! (смеется) То есть я прошел курс подготовки с помощью этого тренажера примерно на одну десятую — открыл дверь, посидел, вышел.

— Ради одной лишь встречи со своей девушки Ваня готов на многое — например, билет на экскурсию на Байконур он добывает, обменяв на него свой любимый фотоаппарат. В реальной жизни вы совершали что-то подобное? Или, может быть, девушки ради вас на такое шли?
— Что, крутились в центрифуге? (смеется). На самом деле и ради меня что-то подобное делали, и я подобные поступки совершал ради любимого человека. Но рассказывать подробности я бы не хотел, все-таки это вещи очень личные.

— Что еще, помимо приключений на Байконуре, зрители увидят в шестом сезоне «Восьмидесятых»?
— Сюжет будет закручен вокруг отношений Вани, Саши и Инги. Такой вот любовный треугольник. Они пытаются как-то прояснить свои непростые отношения — кто кому больше нужен, кто кого больше любит и любит ли вообще. И Ване все же придется выбирать между Сашей и Ингой.
А еще будет Ваня работать барменом в баре — сначала вместо Сереги (лучший друг Смирнова, которого играет Дмитрий Белоцерковский — Ред.), потом вместе с Серегой, потом его вообще уволят. В общем, событий хватает.

— Вы сказали, что, в отличие от большинства советских детей, космонавтом стать не мечтали….
— Да, я мечтал стать дальнобойщиком. Думаете, странная мечта? Не знаю, а мне кажется, нормальная. Причем она появилась еще до того, как вышел сериал «Дальнобойщики» и прославил эту профессию. Возможно, тяга к ней была связана с тем, что я в детстве думал о больших машинах, ночных дорогах, видел во всем этом романтику… А ведь знакомых дальнобойщиков у меня не было! С другой стороны, почему вдруг все стремятся в космонавты? Покрутились бы в центрифуге — думаю, одного раза было бы достаточно, чтобы отбить все желание (смеется).

Свою любовь к футболу и "Спартаку" Якин отразил в сериале "Счастливы вместе".

Свою любовь к футболу и «Спартаку» Якин отразил в сериале «Счастливы вместе».

— А футболистом быть не хотелось? Знаю, вы спорт номер один любите.
— Конечно, и футболистом хотелось. Да еще много кем. А получилось так, как получилось (улыбается).

— Увлечение футболом продолжается до сих пор?
— Да, я сам играю, стараюсь три раза в неделю тренироваться, хотя во время съемок не всегда получается соблюдать график. И, конечно, слежу за результатами, ведь за «Спартак» болею с семи лет.

— Движение футбольных фанатов расцвело как раз в 80-е. Может, вам как болельщику стоило посоветовать авторам, чтобы они это как-то отразили в сценарии?
— Ну, во-первых, мы в футбол в кадре в одном из предыдущих сезонов уже играли с Димкой Белоцерковским. Он, кстати, очень хорошо играет, лучше чем я. Тренируемся мы тоже вместе. Ну а насчет советов — понимаете, я же 90-го года рождения! Поэтому, как бы я футбол не любил, все же не мое это дело — советовать сценаристам, что стоит добавить в сюжет сериала о 80-х.

Комментарии (всего 1)
  1. У каждого свои восьмидесятые

    Советские карусели весьма напоминали центрифуги и при том начиная с детской площадки во дворе или пансионате. Это несколько сдерживало поток экскурсантов в Звёздный ))))
    Корни порывов в космос у всех были разные, и «хотели стать космонавтами» (а это подразумевает полный объём подготовки и работу минимум на орбите) — слишком громко сказано. Некоторые просто слушали песни, какие были, такие и слушали:

    «Эх, хорошо и на луну слетать,
    Эх хорошо все книжки прочитать,
    Все рекорды мира перегнать!
    Перед нами все двери открыты:
    Двери ВУЗов, наук и дворцов»,
    и были непрочь слетать на Луну, но с подготовкой на уровне двора.
    Весной 1985 вышла на экраны «Гостья из будущего», многим мини-сериал показался скучным, иным шапкозакидательским, либо детсадовским, некоторые выключили на первых минутах; часть досмотревших до финала, сочли его навязывающим концепцию «дети, сидите смирно и не рыпайтесь, в 2084г школы ещё будут, а до телепортаций вы не доживёте»; но тема космоса всё равно присутствовала.

или войти с помощью: