top5

Леди Годива: как английская аристократка разделась для народа

Леди Годива: как английская аристократка разделась для народа Леди Годива. Полотно Джона Кольера, 1898 г.
10 июля 1040 года в английском городе Ковентри произошло небывалое; сейчас это бы назвали первым в истории обнаженным перформансом.

Участница в скандальной акции была всего одна. Зато какая! Первая красавица Мерсии – западной области центральной Англии. Супруга эрла Леофрика, правителя края, леди Годива. И поехала она по городу без всякой одежды, как утверждает легенда, не забавы ради, а потому, что хотела помочь простым людям, которых ее муж не считал достойными того, чтобы с ними считаться.

Слово не воробей

Эрл Леофрик, согласно историческим документам, управлял Мерсией в первой половине XI века.

Кстати: Титул эрла, свидетельствовавший о принадлежности к высшей аристократии, возник в Англии в XI веке, когда страна подвергалась нападениям датчан: это производная от древнескандинавского слова «ярл» (Jarl) — один из высших титулов в средневековой Скандинавии.

Леофрика упоминали среди самых могущественных и жестоких людей в стране. Подобно абсолютному большинству политиков того времени, он не церемонился с подданными, когда нужны были деньги на новые «проекты». Поднял налоги – и очередная дыра в казне закрыта.

Неудивительно, что жители Мерсии стонали от непрекращающихся податей. Не выдержав, они решили обратиться за заступничеством к супруге лорда, леди Годиве. Она, помимо своей красоты, которую мог лицезреть каждый, славилась еще и добротой, великодушием и набожностью, и, как правило, не отказывала в помощи тем, кто за ней приходил.

Выслушав несчастных простолюдинов, Годива прониклась к ним искренним состраданием и стала убеждать эрла смягчить бремя податей. Леофрик, привыкший со всеми говорить на языке силы, только отмахивался. Однако Годива не отступала. Однажды, когда в замок эрла прибыли гости и Леофрик сидел с ними на пиру, она прилюдно начала просить мужа о милосердии к подданным.

Изрядно выпивший к тому времени лорд придумал остроумную, как ему показалось, шутку: он заявил, что выполнит просьбу жены, если та разденется догола и проедет верхом обнаженной по улицам Ковентри. Любой аристократ понимал: ни одна дама высшего света не решится добровольно на такой позор – предстать в голом виде перед простолюдинами.

Но леди Годива неожиданно заявила: «Да, я сделаю это». Ее слова слышали все гости на пиру, так что Леофрику брать свое обещание назад было совсем не с руки.

И вот 10 июля 1040 года жена правителя Мерсии пришла в конюшню, разделась, села на лошадь – и отправилась в свое путешествие по улицам Ковентри.

Леди Годива. Полотно Эдмунда Лейтона, 1892 г.
Леди Годива. Полотно Эдмунда Лейтона, 1892 г.

А был ли Том?

Легенда утверждает, что позора волевой женщине все же удалось избежать. Слух о «споре» Леофрика с Годивой в мгновение ока разнесся по городу, и жители, понимая, что решение вопроса об облегчении налогового бремени сильно зависит от них самих, постарались сделать все, дабы их обожаемая леди смогла осуществить намерение.

В назначенный день горожане попрятались в дома и наглухо закрыли ставни, чтобы не смущать Годиву, к которой они испытывали огромную любовь и уважение. Видя, что улицы пусты, леди спокойно проехала по ним и вернулась в замок; Леофрику же ничего не оставалось, кроме как исполнить обещание.

С течением столетий, однако, легенда дополнилась любопытной подробностью. Авторы «новой версии» стали утверждать, что среди горожан нашелся-таки один, который соблазнился взглянуть на неодетую леди. Был он портным, и звали его Том. Поджидая прекрасную всадницу, он укрылся за ставнями одного из домов. Однако, стоило ему увидеть обнаженную красавицу, как судьба покарала его и Том моментально ослеп.

Некоторое время историки гадали, откуда в легенде взялся этот персонаж, и пришли к такому выводу: скорее всего, дело в сюжете картины, которую заказал в 1586 году приглашенному художнику городской совет Ковентри. На полотне, изображающем подвиг леди Годивы, был в числе прочего нарисован и субъект, наблюдающий за происходящим из окна. Сюжеты с подглядываниями вообще были популярны у живописцев; кроме того, художник таким образом мог изобразить самого Леофрика, следящего, как его жена держит слово. Но именно после появления картины, по мнению исследователей, легенда о Годиве и украсилась историей «подглядывающего Тома».

Молитва леди Годивы. Полотно Эдвина Генри Лендсиера, 1865 г.
Молитва леди Годивы. Полотно Эдвина Генри Лендсиера, 1865 г.

Дотошный король

Легенду о той, которую жители Ковентри уже много веков считают покровительницей города, первым записал и сохранил для потомков монах Роджер Вендровер. Произошло это в 1188 году; к тому времени сама леди Годива уже сто с лишним лет была мертва. Вендровер же указал в своей хронике и точную дату знакового события: 10 июля 1040 года.

Столетие спустя, в XIII веке, английский король Эдуард I, услышав историю о произошедшем в Мерсии в нескольких вариациях, заинтересовался и пообещал себе узнать, как же все было на самом деле.

Из авторитетных летописей правитель выяснил, что в середине XI века налоги в Ковентри действительно отменили. Правда, случилось это в 1057 году, через 17 лет после даты, указанной монахом Роджером. Но главное – ни одна из официальных хроник почему-то не упоминает об обнаженной аристократке.

При этом сведения о реальных Годиве и Леофрике в летописях сохранились. Источники гласят, что в 1043 году эрл построил в Ковентри бенедиктинский монастырь. Позже во владение бенедиктинцам были переданы 24 деревни, а набожная супруга Леофрика еще и делала монастырю щедрые пожертвования. Перед смертью она завещала церкви принадлежащие ей земли. Монастырь стал и местом последнего упокоения Годивы и ее мужа.

Леди Годива. Полотно Уильяма Салливана, 1877 г.
Леди Годива. Полотно Уильяма Салливана, 1877 г.

Мечтать не вредно

Своя трактовка легенды о Годиве имеется и у католической церкви. По мнению части священнослужителей, вся история об обнаженной всаднице – не более чем часть языческого фольклора. Прежде чем в Британию вторглись норманны, на территории Мерсии жили англы, поклонявшиеся в том числе и богине Годе. Ежегодно в середине лета в честь нее устраивались праздники; воздавая небожительнице почести, мерсийцы устраивали шествия, которые возглавляла полностью раздетая жрица верхом на коне.

Христианские же миссионеры, прибывая в новые местности, часто оказывались не в силах справиться с языческими верованиями – и просто адаптировали их под церковные каноны. Вот и образ жрицы Годы, по их мнению, наложился в итоге на мечту о доброй правительнице, которая избавила бы своих подданных от налогов.