звездные истории

Пережив 21 операцию, девушка на спор стала суперзвездой в Инстаграме

Пережив 21 операцию, девушка на спор стала суперзвездой в Инстаграме Фото: личный архив
Про жизнь Раисы Алибековой, известного блогера из Махачкалы, у которой сейчас 1 миллион подписчиков, можно было бы снять голливудский фильм: есть тут и драма, и слезы, и любовь, и закономерный хэппи-энд.

Сейчас Раиса Алибекова — известный блогер в Инстаграме, на своей странице @raisa_foodblogger она выкладывает простые и доступные видеорецепты. Недавно девушка победила в конкурсе «Лучший блогер года» от «Леди Mail.ru», опередив даже суперзвезду Нику Белоцерковскую.

Однако жизнь Раисы не всегда была радужной. В возрасте семи лет ей пришлось пережить настоящую трагедию.

— Моя жизнь разделилась на «до» и «после», — рассказывала свою историю Раиса. — Мне было 7. Свадьба соседа. Много гостей, все счастливы. Я в нарядном платьице. Взрослые меня поднимали на руки, гладили длинные волосы. Все восхищались: «Какая красивая девочка!». Поздравляли родителей. Ведь у них такая лапочка-дочка. Вечером отключили свет в нашем доме. Мы выбежали с братом во двор, взяли керосиновую лампу и решили ее зажечь. Начали лить керосин, но он попал на меня. Мы зажгли спичку. Наивные дети… Дальше начался ад! Я горела, как сухая трава. Лицо, волосы, руки полыхали. От шока не могла закричать. Только увидела как ко мне бегут испуганные, бледные мама и старшие братья. Родители доставили меня в больницу. Я чувствовала адскую боль, молила о помощи. Увидела, что за дверью стоит отец. Стала кричать: «Папа, помоги мне!». Его взгляд, его слезы я не забуду никогда. Позже он признался, что постарел в тот день. 4 месяца я провела в реанимации. Долго не могла прийти в себя. Мне предстояло пережить пересадку кожи, заново научиться говорить. И впервые увидеть свое отражение. Но зеркало мне не давали. И тогда… я нашла его сама.

С тех пор прошло 20 лет. Раиса пережила 21 операцию по пересадке кожи — и каждая под общим наркозом. Но, к счастью, трагедия не сделала девушку несчастной. Она закончила школу, получила два высших образования, вышла замуж для мужчину, который очень ее любит, и родила сына. В декрете Раиса завела кулинарный блог, где стала выкладывать рецепты. Сейчас на него подписан уже миллион человек!

— Я должна была выйти в декрет, шел седьмой месяц беременности, — вспоминает Раиса в интервью Teleprogramma.pro историю возникновения своего блога. — Только-только отошла от токсикоза, который мучил меня с самого начала, захотелось готовить. Первый раз зашла на кухню, собралась с силами и сделала котлетки с добавлением картофеля. Тут же сфотографировала их. Муж спросил: «Что ты делаешь? Зачем еду фоткать?». Я ответила: «Так, в Инстаграм выложу». Он, конечно, посмеялся: «Да кому они нужны, твои котлеты?». «Подожди, — говорю, – через год у меня будет 365 тысяч подписчиков, и все будут моими рецептами пользоваться». Вот так поспорили. Через год в моем блоге было 356 тысяч человек. Чуть-чуть не хватило, чтобы победить.

— Муж все же признал, что был неправ?

— Он был рад за меня. Он же видел, как я старалась, каждый день готовила, искала рецепты. Моя мама тоже хорошо готовит, и я советовалась с ней. За цифрами уже не гналась — хотелось, чтобы была качественная аудитория.

— У вас, кстати, довольно добрые подписчики — негативных комментариев немного.

— Да, в основном так, хотя есть и хейтеры. Я их блокирую, беседы не веду. У меня уже выработался иммунитет.

— Первое время вы в блоге не показывали свое лицо.

— Изначально муж был против, чтобы я публиковала фотографии. Боялся за меня – думал, что кто-то может обидеть словом. Но потом Абдула увидел, что люди в основном пишут добрые отзывы, по факту меня любят. Подписчики стали спрашивать, как я выгляжу. В итоге муж разрешил выложить первую фотографию, потом вторую. Конечно, я там фотошопом немного сглаживала свою кожу. Пошли комментарии: «А что с вашими губами?». У меня же ожог на лице. «А что с вами? Что-то не так?». И тогда я решила рассказать свою историю.

Мне хотелось не просто поделиться, а поддержать таких же девушек, как я. В итоге это у меня получилось. Когда я опубликовала весь свой рассказ — а это заняло 4-5 постов — мне поступило порядка 200 личных сообщений. Я всем ответила. Люди благодарили меня, говорили, что после ожогов замкнулись в себе, перестали радоваться жизни. А мой пример помог им по-другому взглянуть на ситуацию.

Одна девочка написала, что тоже получила ожог в детстве. Закончила школу, а после осела дома. Сейчас ей 24 года. Она боялась показать людям свое лицо, отрастила длинную челку, чтобы шрама не было видно. Не хотела осуждающих взглядов, поэтому ходила по улицам, не поднимая глаз. А после моей истории девушка осмелела: собрала волосы, пошла учиться. Говорит, что теперь работает мастером маникюра, и все у нее прекрасно в жизни. И это всего за три месяца!

Фото: личный архив.

А что касается меня, то я рада, что со мной все произошло именно так. Могло быть и хуже. Когда впервые попала вы больницу имени Сперанского в Москве, такого там насмотрелась! Я-то себя жалела, думала, что у меня все плохо и хуже ожогов не бывает. Все познается в сравнении. В больнице меня даже спрашивали: «Рая, а почему вы тут? У вас же все в порядке». После той встречи с детьми в больнице у меня все внутри переменилось. Я начала смотреть на мир по-другому, видеть, что стакан наполовину полон, а не пуст.

— Как вы познакомились с мужем?

— Мы учились вместе, в одном университете, даже сидели за одной партой все пять лет. И он меня всячески поддерживал уже тогда. На втором курсе Абдула меня засватал. У нас в Дагестане все строго — нельзя просто так встречаться. Да и я ему повода не давала. Ухаживал он красиво, потом пять лет меня ждал. Все это время я была в статусе невесты. У меня была цель – получить первое образование, второе, найти работу, встать на ноги, только потом выйти замуж. И я ему сразу все это озвучила. Он сказал: «Хорошо. Я подожду».

— Сейчас блог — это ваша работа?

— Чтобы сделать один видеорецепт, у меня уходит в среднем пять часов. Пока приготовлю, смонтирую, напишу текст – на все это нужно время. А у меня же еще маленький сын, которому скоро два года. Надо отвлекаться на него, мужу уделять внимание.

— Кто вам помогает?

— Я все сама. Камера стоит на штативе. Монтирую видео тоже самостоятельно — я же программист, в компьютерах разбираюсь, для меня как палец о палец все эти программы.

— Где вы работали до декрета?

— В Дагестанском государственном медицинском университете. Специалист аналитического отдела и еще плюс программист, на полставки. А по первому образованию я физик.

Фото: личный архив

— С чего началась ваша любовь к готовке?

— У меня в семье четыре старших брата. Родители всегда были заняты работой, у них бизнес свой. А за мной присматривали братья. И весь дом тоже бы на них. Старший готовил, второй брат делал уборку. Когда я пошла в первый класс, братья были очень счастливы. Я еще подумала: «Наверное, они хотят что-то подарить в честь такого события». А они мне говорят: «Ну, все, Раиса, ты уже выросла, в школу ходишь. Давай-ка начинай готовить для нас. Это женское дело». И в итоге один из братьев отвел меня на кухню и показал, как готовить плов. Это было нечто! Объяснил каждый пункт: сколько воды наливать, как правильно жарить лук, как мясо. В итоге я приготовила шикарный плов. Братья, конечно, были счастливы. С того момента фактически готовка легла на меня. Тот же хинкал во втором-третьем классе я спокойно готовила.

— Что любит поесть муж?

— Наши национальные блюда. Хинкал, чуду (разновидность пирога — Ред), плов и все виды супов. Сын тоже все это любит с удовольствием ест.

— С появлением блога вы теперь чаще стали бывать в Москве?

— Я и раньше приезжала, просто об этом не рассказывала. А сейчас рекламодатели просят. В Москве у меня очень много подруг. Я же как обожглась, постоянно лежала в больницах. Бывало, оставалась там на три-четыре месяца сразу. И за эти годы я очень полюбила Москву. Мне там легко, чувствуется, что это мой город. А в свой последний приезд я еще раз показывалась пластическому хирургу. Хотела узнать, можно ли еще что-то изменить?

— И что он сказал?

— Что, к сожалению, ничего особо не поменяешь. «У вас нет рубцов. Все хорошо», — сказал он. Мы боролись за каждый сантиметр кожи на моем лице. И действительно сделано многое, учитывая ожоги. Хотя я, как и в детстве, все же надеюсь на чудо.