звездные истории

Актриса Ксенофонтова борется за дочь в суде. А ее экс-муж надеется помириться

Актриса Ксенофонтова борется за дочь в суде. А ее экс-муж надеется помириться Фото: instagram.com
Почему страстная любовь обернулась побоями и борьбой за ребенка.

3 февраля состоится заседание апелляционной комиссии, которая решит судьбу Елены Ксенофонтовой. Звезда сериалов «Отель Элион» и «Кухня» (СТС) продолжает в суде борьбу с бывшим мужем. Елена боится, что он отберет дочь, а также актриса хочет избавиться от судимости, которую получила из-за экс-супруга. Кроме того, она утверждает: муж хотел отобрать ее квартиру, несмотря на то, что у него есть недвижимость в Москве и заграницей. Чтобы привлечь внимание общественности, Ксенофонтова сразу в нескольких телепроектах и в социальных сетях поделилась бедой, которая с ней случилась. Адвокат Александр Рыжих утверждает, что сам пострадал от вспыльчивой бывшей возлюбленной Елены, а их общая дочь Соня надеятся, что родители помирятся.

44-летняя актриса Елена Ксенофонтова официально выходила замуж два раза, третий брак с Александром Рыжих был гражданским. Пять лет отношений завершились скандалом. Актриса рассказала: муж ей изменил, а когда она попросила его уйти, стал угрожать, применил физическую силу и пытается лишить квартиры и дочери. Поклонники в поддержку женщины создали петицию, которую за неделю подписали почти 6 тысяч человек и направили ее в адрес Председателя Верховного суда с требованием справедливого рассмотрения дела (петиция на сайте www.change.org). Мужская версия конфликта – конечно же, иная.

Представляем факты от обеих конфликтующих сторон и вспоминаем историю любви пары. 

Версия Елены Ксенофонтовой:

1) Актриса жалуется, что муж мало зарабатывал, поэтому основная финансовая нагрузка была на ней. А потом она узнала об измене, но даже, когда предъявила в качестве доказательства переписку из его же телефона, Александр вину не признал. В программе «Ты не поверишь!» (НТВ) актриса рассказала, что после этого конфликты стали случаться чаще. Ксенофонтова попросила его съехать с их квартиру: «После нескольких лет моральных и физических унижений, вранья, измен, скандалов, шантажа, упреков, что виновата во всех его неудачах, бесконечных запугиваний, я озвучила намерение расстаться и попросила уйти….»

2) Актриса считает, что в тот момент ее бывший муж «понял, какую ошибку совершил когда-то». Александр в начале отношений подарил жене 4-комнатную квартиру и оформил дарственную на нее. Жили в новой квартире вчетвером: он, Лена, ее сын от предыдущего брака, общая дочь пары. Ксенофонтова продала свою квартиру и вложила деньги в ремонт и обустройство нового теперь уже «семейного гнездышка». Все расходы взяла на себя, так как у мужа были «проблемы на работе».

3) Бывший супруг решил отозвать дарственную. «Оказывается, если доказать, что одариваемый (то есть я) покушался на жизнь дарителя (его), то дарственную можно отозвать», — объясняет звезда. И вот тут показания супругов расходятся. Ксенофонтова рассказывает: «Он вошел в спальню, схватил меня за лицо и горло, бросил меня на кровать, сел сверху… Он служил в ВДВ. Зажал руки и грудную клетку, начал угрожать. Я начала задыхаться, пыталась крикнуть о помощи, потому что мы были не одни дома. Он пытался душить, я отбивалась. Когда я это делала, поцарапала ему лицо руками», – рассказала актриса. Елена сожалеет, что сразу не обратилась в полицию: не хотела наказывать отца ребенка, панически его боялась, также боялась за психику детей.

А вот экс-муж первым написал заявление в полицию, мировой судья признал актрису виновной по статье «хулиганство» — она нанесла умышленную ссадину мужу, за что должна заплатить штраф. На 25 заседаниях суда Ксенофонтова пыталась доказать, что не виновна, но решение было принято не в ее пользу. Елена рассказала, что муж пытался убедить суд, что она нанесла ему серьезные повреждения, которые привели к сотрясению головного мозга. Теперь она хочет снять с себя судимость. «Она мне не нужна, и это унизительно», — говорит Елена.

4) Больше всего Ксенофонтова переживает о другом суде – гражданском — о месте определения проживания их дочери Софии, порядке общения и взыскании алиментов. «Чтобы отобрать у меня ребенка, он пытается выискивать на меня какие-то компроматы…выставлять смертельно больной, психически неуравновешенной… Размахивает не вступившим в силу приговором — как можно доверять ребенка уголовнице?!!» — переживает Ксенофонтова, — «Он хочет, чтобы ребенок жил с ним».

Версия бывшего гражданского мужа артистки:

1) В суде Александр предъявлял документы о том, что он оказался в институте имени Склифосовского с травмами. От госпитализации, кстати, мужчина отказался. «Наши отношения испортились в том числе и из-за вспыльчивости Елены, — рассказал Рыжих в интервью журналу «СтарХит». — Бывает, слово за слово, мы ругались… Но если в нормальной семье на этом все заканчивалось, то у нас нет. Елена в порыве эмоций часто начинала меня бить… Долго терпел, пока в какой-то момент не получил сотрясение мозга и не оказался в Институте имени Склифосовского».

2) По словам Рыжих он подал встречный иск в суд об определении места жительства и встреч с их 5-летней дочери Сони только после того, как подобный иск был подан самой Ксенофонтовой. После того, как супруги разъехались Александр не видел дочь почти три месяца. Сейчас общение с ребенком наладилось. Рыжих говорит, что Соня хочет, чтобы родители помирились и были вместе. Кстати, по информации, экс-мужа актрисы — квартиру она уже продала.

От любви до ненависти…

В 21 год Ксенофонтова первый раз вышла замуж за Игоря Липатова, тогда он работал агентом по недвижимости. С первым мужем Елена прожила 11 лет, успешно миновав период безденежья. Причина развода, инициированного Ксенофонтовой – чувства с годами прошли. Несмотря на то, что Липатов вскоре женился, они остались добрыми друзьями.

На съемках «Тайги» Валерия Тодоровского актриса познакомилась со вторым мужем продюсером Ильей Неретиным. В 2003-м году Ксенофонтова родила ему сына Тимофея. Первенцу не исполнилось еще и года, как Елена узнала об измене мужа и решила с ним расстаться. «Страшно, когда у сына нет отца, но жизнь в атмосфере лжи страшнее», — комментировала развод Ксенофонтова.

А потом Елена в ее жизни появился юрист Александр. Ксенофонтова познакомилась с ним в адвокатском бюро и вскоре влюбилась в умного, обходительного, импозантного адвоката, который окружил ее вниманием. Саша красиво ухаживал, дарил цветы и подарки. Актриса рассказывала, что чувствовала себя, как за каменной стеной – слабой и любимой женщиной, которую любимый носит на руках. Саша подарил ей невыносимую легкость бытия.

— Вместе нам приятно гулять по Москве, взявшись за руки, разговаривать, ходить в гости к друзьям, которых не видели сто лет, заниматься сексом, черт возьми! – делилась счастьем Ксенофонтова.

Когда шесть лет назад Елена забеременела, врачи предупреждали – беременность и роды будут непростыми. Сын актрисе дался нелегко: токсикоз, кесарево… Но Лена всегда мечтала о дочке и родила девочку. Была счастлива, быстро вышла на работу в театр, снималась, всегда сама зарабатывала. Четвертую часть денег от продажи — 120 тысяч долларов — собственной квартиры отдала на обучение племянника мужа в Лондоне. Влюбленная женщина способна и не на такие поступки. А потом Ксенофонтова стала замечать, что муж меняется – и рядом с ней оказался тот человек, о котором она рассказала выше.

10 февраля Соне Рыжих исполнится 6 лет. Хочется, чтобы рядом с ней была спокойная и счастливая мама, которая не боится ее папу. А папа также имел возможность поздравить ребенка с днем рождения.


Кстати

Елена Ксенофонтова – здоровая женщина, которая много работает и успевает уделять время детям. 
Проблема со здоровьем, которая была у Елены давно, не мешает ей жить. В студенческие годы Ксенофонтову начали мучать головные боли. Но она научилась жить с этой мигренью. Актриса несколько лет назад в интервью так описывала свое состояние в молодые годы: «Было такое ощущение, что я вся внутри наполнена ртутной массой, а голова сейчас расколется. Три года мне ставили разные диагнозы, вливали капельницы, обматывали какими-то проводами. Как называется моя болезнь, я не знаю до сих пор…. Игорь (первый муж) во всем поддерживал. Таскался со мной по больницам. В одной из них врач, прочитав мое направление, где в графе диагноз было написано «Общие нарушения головного мозга», воскликнул: «Надо же, такая молодая, а уже рак!» И я упала в обморок… Затем опять были какие-то обследования. Диагноз то подтверждался, то нет… Потом мне сказали приблизительное следующее — что у вас мы не знаем, но вам придется с этим жить. Как? Боль иногда была просто невыносимой! Тогда я колола себя иголками, чтобы как-то перебить одну боль другой. Но потихоньку я научилась дружить со своей болезнью, договариваться с ней. Союз, конечно, утомительный, но ничего, жить можно. Я живу».