звездные истории

Наталья Земцова: «Первое время после родов меня накрывала паника»

Наталья Земцова: «Первое время после родов меня накрывала паника»

Звезда «Восьмидесятых» — о том, что ты теряешь и приобретаешь с появлением ребенка.

Наталья Земцова

Вчера я прилетела на Кипр. Это особенное место для меня. Раньше я проводила здесь все каникулы. Моя школьная подруга, с которой мы дружили с первого класса, переехала сюда учиться, когда нам было по четырнадцать. Сначала она приезжала в Омск на лето, а уже в институте я стала часто прилетать к ней.

В этот раз я прилетела крестить ее дочку. Мы, наверное, еще в школе так решили. И моя подруга — крестная мама моего сына. Я провела с ними весь день… И весь день меня преследовала мысль: «Когда мы стали такими?!».

Я же помню, как мы ходили на первые дискотеки, ездили в лагерь. С нами происходило столько сумасшедших потрясающих историй! А теперь мы стали мамами… И, конечно, мы можем пойти потацевать, но что-то безвозвратно из этих походов ушло. Какое-то чувство беззаботности. И его больше не будет никогда.

Первое время после родов меня накрывала паника. Я постоянно переживала за ребенка. И как-то поняла, что даже когда ему будет двадцать пять, я буду за него переживать. И к этому чувству я не была готова. Мне кажется, к этому вообще нельзя быть готовым.

Ты всю жизнь принадлежала только себе, училась, работала, путешествовала. И вдруг ты оказываешься совсем в другом измерении. И понимаешь, что больше никогда не сможешь без этого маленького комочка. Но и так устаешь от этого.

И тяжело всем. И тем, кому помогают бабушки, и тем, кому нет. И тем, у кого спокойные детки, и тем, у кого малышня «плачет и скандалит». Наверное, это потому, что иногда хочется быть просто женщиной, а не мамой, — пахнущей молоком, с немытой головой и обстриженными ногтями. И часто хочется на работу. Чтобы доказать всем (и себе в первую очередь!), что ты еще на что-то способна. И этот баланс — между заботливой мамой и полной энергии молодой женщиной — соблюсти практически невозможно.

…Когда подруга улетала на Кипр, нам говорили, что мы потеряемся. Но мы дружим. Можем не общаться месяцами, но стоит встретиться или позвонить, и мы понимаем, что мы все также на одной волне, нам есть о чем поговорить. Сегодня ее мама заметила: как быстро летит время, она и оглянуться не успела, как стала бабушкой. И я подумала, что когда-то и мы так будем говорить. И так страшно что-то не успеть до этого времени…

Когда все легли спать, подруга пришла ко мне в комнату, мы сидели на кровати и долго болтали. И я вдруг поняла: мы все те же. Сложные, чувствительные, совсем ее маленькие девчонки, мечтающие стать счастливыми. И мы в самом начале пути.

И я знаю, все у нас получится!


Комментарии (всего 8)
  1. Натали

    Спасибо за комментарии!!! Мне очень приятно, когда вы пишите

    1. Kseniya Blinchevskaya

      Наталья, спасибо вам большое за все ваши статьи.
      Я тоже улетела в 15 лет жить в Израиль, а моя подруга осталась в Иркутске. Мы, как и вы, можем месяцами не общаться но как только созваниваемся или встречаемся не перестаем говорить. Время правда летит, я оглядываюсь назад и не понимаю как быстро так все пролетело. Еще недавно, мы бегали во дворе. А сегодня уже строим свои семьи, взрослеем. Но в глубине души мы все теже и у нас еще полно времени добиться счастья. спасибо вам :)

  2. М

    Просто когда появляется ребенок, на женщину самой природой накладывается чувство ответственности. Оно-то и делает нас взрослыми.

    1. У каждого свои восьмидесятые

      Проявления инстинкта заботы о потомстве порой весьма причудливы: сбросить в тот бэби-бокс из которого идёт усыновление в Штаты; попросить пиво сразу после пересечения пуповины (организм же лучше знает, что ему и ребёнкину организму нужны витамины группы В и прямые бактериостатики); успеть в интернете нанять няню раньше, чем папо приволочит первую пачку памперсов (а то ещё украдёт ребёнка не дай бог, и не вернёт); уйти под расписку и полезть в море с ребёнком (всё ж морская микрофлора здоровее, чем роддомовская); натрескаться антилактационной колбасы (ничего, высосет, куда он денется, ему нужна здоровая мама и белковый продукт); спросить в 3 утра на мамосайте: «почему ребёнок по минуте дышит, а по минуте не дышит» (вместо того, чтобы открыть форточку); взять в аренду реанимационный набор и АИВЛ, потому что в журнале указан пик младенческой смертности на 3ей неделе ….

  3. Я

    Мне кажется и в 20 и в 30 и в 40 мы так и останемся маленькими девочками, которые мечтают стать счастливыми!!!!))))

    1. Снова я

      А потом нам будет 80 и станет по-фиг))))

      1. Я

        Не, в 80 жизнь только начинается :)

  4. У каждого свои восьмидесятые

    Ещё одна жертва столичных роддомов. Впрочем, если докачали до лактобациллёза всего тела — это не самое страшное. И спустя 21 месяц она ещё в уме и на ходу, и жива в отличие от того что разбирают у Малахова по Омску.
    Вообще, страхами активируются пищевые инстинкты, но когда «надо ж блюсти фигуру» это несколько проблематично.
    И при этом объедающиеся не всегда толстеют. Ну подумаешь, лес с волками, ну так или они сытые (шашлычников уже ограбили), или запах здорового младенца отпугивает, или понимают, что у охраняющего потомство тоже есть зубы (как минимум).
    Молодым мамашам действительно иногда нет возможности помыть голову — ребёнок прилип и не отпускает, а мыть голову в экипированом слинге неудобно, но пару минут обычно выгадывают. Немытость головы тоже может вызывать страхи (одному Аллаху известно, что там разлагается и реплицируется).
    Некоторые папаши (когда всё сброшено на них) опустошают витаминные пузырьки родильниц, благо кто-то пролоббировал поправку в инструкцию Гендевита: «милая, при ГВ низзя»…

или войти с помощью: 

Показать ещё (5)
Комментировать