звездные истории

Наталья Земцова: «Я спала на кухне на маленьком диванчике… Но я обожаю то время»

Наталья Земцова: «Я спала на кухне на маленьком диванчике… Но я обожаю то время»
Фото: из личного архива
Фото: Илья Купцов

 

Так получилось, что сегодня я дважды попадала в те места, где раньше жила. И тут я подумала, что значит «дом»? Почему кто-то часто переезжает, а кто-то любит осесть в одном месте? Какой след оставляют в нашей жизни квартиры, дома, города?

Сразу после окончания школы я поехала поступать в Москву. Мама рванула со мной. Стояла со мной в очередях на прослушивания, ждала под дверью, а потом рыдала, когда я не поступила. На следующий год она сказала, что ее сердце не выдержит такого испытания еще раз. И я уехала одна. Тут и началась моя взрослая жизнь.

Первым моим жильем была квартира, которую снимала мамина подруга. «Речной вокзал», рядом парк. Только вот на стене квартиры был нарисовал зеленый человечек. Прошлая хозяйка была не в себе. Говорила, что к ней приходили инопланетяне. Вот она и нарисовала одного во всю стену. Я не очень верила, но на ночь свет в коридоре на всякий случай оставляла.

Потом я уехала в Питер. Какое-то время моталась между двумя «столицами». А когда меня утвердили сразу в два проекта в Москве, стало понятно, что надо где-то жить. И меня приютила другая мамина подруга.

Она жила в маленькой однокомнатной квартире на Академика Янгеля. Сказать что это далеко, — ничего не сказать. Я спала на кухне на маленьком диванчике, на котором нельзя было вытянуться во весь рост, так как ноги оказывались на полу. Но я все равно обожаю то время. Помню, мы часами сидели с Таней и Машей на кухне, пили чай, смеялись, а за окном цвела сирень.

Через год моя учеба подходила к концу, и я решила найти себе более просторное жилье. Хотя, если вспомнить ту квартиру в Измайлово, куда я переехала, то вопрос о просторе остался открытым… Три комнаты на пятерых. Жили там молодые ребята, — знакомые моих знакомых. Постоянные ночные посиделки, очередь в ванную, страстные парочки… В общем надолго меня не хватило.

Как раз в то время мы снимали пилот «Восьмидесятых». И там я познакомилась с Надей. Надька — москвичка. Но она очень хотела вырваться из родительского дома, поэтому очень быстро нашла квартиру на Чистых прудах. У каждой была своя комната. Утром мы встречались в холле, завтракали и разбегались по своим делам. Однажды Надя сказала, что я очень громко говорю по телефону. С каждым днем слышимость в наших комнатах повышалась. И вскоре выяснилось, что в квартире этажом ниже сломали все стены, и наша стена начала оседать. Нужно было срочно эвакуироваться.

После двух месяцев скитаний мы с Надькой переехали в квартиру на Тверской. Это была самая тусовочная квартира всех времен! У нас собирались компании актеров, режиссеров, там мы отмечали премьеру «Восьмидесятых», пели песни под гитару. Но там было как-то не спокойно: Надьке все время снились кошмары, и мы часто ругались. Решено было съехать. Позже мы узнали, что раньше там находился дом терпимости, так что энергетика у места та еще.

Я переехала в Кузьминки, потом на Октябрьское Поле. Потом была Фрунзенская, где я наконец-то поселилась одна. Эту квартиру я вспоминаю с особым чувством. Я тогда была без ума влюблена. И это была моя самая сильная привязанность в жизни. Поэтому я часто уютно устраивалась на лоджии в большом кресле и слушала дождь.

А уже гораздо позже я наконец-то купила свою квартиру, о которой так давно мечтала. И самое удивительное, я не почувствовала долгожданного счастья. Наверное, со временем в жизни становятся важными совсем другие вещи…