интервью

Алсу: Я погрузилась в семейную жизнь и не пожалела об этом

Алсу: Я погрузилась в семейную жизнь и не пожалела об этом

Накануне дня рождения певица призналась журналу «Телепрограмма», что в ее семье растет еще одна певица.

— Чаще всего перед днем рождения я ощущаю усталость, — говорит певица Алсу, которой 27 июня исполнится 32 года. — Есть такая теория, что жизнь человека состоит из циклических этапов. Сразу после дня рождения начинается подъем — и эмоциональный, и физический. К середине года наступает самое лучшее время: есть настроение, энергия, силы. А потом все идет на спад, и ближе к дню рождения, когда завершается очередной годовой цикл, приходит усталость. Вот у меня так же! И не важно, что происходит в жизни, все равно ощущается некий эмоциональный спад. Хотя в целом настроение хорошее — мне совсем не верится, что скоро стукнет 32 года. Лет в 20 казалось, что 30-летние — это очень зрелые люди. И вот время прошло, а я абсолютно не ощущаю себя таковой. Хотя, конечно, с каждым годом добавляются и опыт, и житейская мудрость. Уже и семья есть, и дети, и заботы…

6-2406-alsu12-1— Девочки у вас совсем большие: старшей скоро девять лет, младшей — семь.

— Они у меня взрослые не по годам. Смотрю на них и не верю, что это мои дети. Как же быстро они выросли! Кажется, что я еще совсем недавно вышла замуж, а в следующем году мы с Яном будем отмечать 10-летие свадьбы. Да что там говорить. Бывает, ко мне подходят люди со словами: «Сколько там вашим девочкам? Два-три годика, наверно, уже?» И когда я называю возраст дочерей, люди удивляются. Мне не одной кажется, что все это было недавно.

— Как вы переживали «кризис тридцатилетних»?

— Абсолютно спокойно! Никакого кризиса и не было. Наверное, это бывает, когда человек подводит определенные итоги к 30 годам и понимает, что много из запланированного не произошло, не сделано и не сказано. Честно говоря, у меня нет никаких сожалений по поводу прошедших лет. К своим 32 годам, мне кажется, я успела многое. Конечно, всегда можно еще к чему-то стремиться, но в целом я довольна тем, как сложилась и складывается моя жизнь. Хотя, естественно, у меня есть и мечты, и планы на будущее.

— А что конкретно вы бы хотели успеть в ближайшее время?

— Хочется продолжать серьезно и вдумчиво заниматься творчеством, сделать большой сольный концерт. К счастью, я нахожусь на таком этапе, что могу позволить себе экспериментировать. У меня нет необходимости кому-то что-то доказывать, существовать в определенном формате, гнаться за премиями. Все это уже было в моей жизни. И, может, еще будет. Но прямо сейчас это не является для меня первостепенной задачей. У меня был альбом колыбельных, потом пластинка песен на татарском языке. Теперь к 70-летию Победы вышел сборник «Письма, пришедшие с войны». Дальше есть мечта записать джазовый альбом.

— Далеко не все певицы, выйдя замуж, выбирают ваш путь. Многие так и продолжают колесить по стране с гастролями, поют на корпоративах…

— Я думаю, на это есть разные причины. Одна из них, конечно, финансовая. Концерты — основной заработок для артиста, от продажи дисков ничего не выручишь. В нашей стране всегда процветало пиратство. Поэтому многие просто вынуждены ездить, чтобы кормить семью. Для кого-то деньги — не вопрос, но эти люди, уже, наверное, просто не могут остановиться. Помню, когда я только начинала, продюсер рассказывал мне, что гастроли — это наркотик. Организм прямо требует этой энергии. Во время концерта ты ведь получаешь от зрителей даже больше, чем отдаешь.

— И когда вы вышли замуж, по привычке еще рвались на гастроли?

— Нет, такого не было. В моей жизни был период, когда концертов было очень много. С 17 до 20 лет я активно гастролировала. Туры по стране — это безумно тяжело. Только отпел — уже садишься на самолет или поезд. Всю ночь в дороге. Утром поспал пару часов — вечером снова концерт. В какой-то момент я стала забывать, в каком городе нахожусь. И начала просить, чтобы мне на сцене, возле монитора, клеили записку с названием населенного пункта. Работа превратилась в некую рутину. Мне было тяжело и физически, и морально. Тогда я решила, что надо уже от чего-то отказываться — гастролей стало меньше, я вздохнула с облегчением. И как раз в это время познакомилась с Яном. Наши отношения развивались стремительно: мы часто куда-то летали вместе, постоянно виделись, мне хотелось быть с ним 24 часа в сутки. Такая была романтика! Я забыла про все — про друзей, подруг, даже про работу. Потом мы очень быстро сыграли свадьбу. Почти сразу появились дети… Мне настолько было приятно погрузиться в семейную жизнь, что я совершенно не думала о гастролях. И, кстати, ни секунды не пожалела об этом!

— После этого, кстати, о вас стали говорить: «Алсу куда-то пропала. Муж запрещает ей петь».

— Это такое заблуждение! Мой муж вообще живет музыкой! Он всегда говорит: «Если бы мне не пришлось заниматься бизнесом, я бы точно стал музыкантом!» На этом в том числе мы и сошлись. Ян прекрасно играет на пианино и замечательно разбирается в музыке. Он мой главный советчик, который во всем меня поддерживает. И, конечно, муж никогда не запрещал мне петь на сцене. Да, я отказалась от гастролей, но это мое решение. А корпоративов у меня и до замужества особо не было. Я делала исключения только по просьбе папы или друзей.

6-2406-alsu11-2
Алсу продолжает заниматься творчеством, но делает это для души, а не ради заработка.

— Кто главный в вашей семье?

— Ян, он принимает все решения. Так было заведено и у моих родителей, и у бабушки с дедушкой — я ведь родилась в традиционной татарской семье. Везде мужчина на первом месте. У меня никогда не было вопросов по этому поводу. Я никогда не приму важного решения, если не посоветуюсь с Яном. Меня это нисколько не ущемляет, не задевает моего достоинства. Потому что все его действия — во благо семьи. Мы — смысл его жизни.

— Муж когда-нибудь ревновал вас к детям?

— В нашей семье такого никогда не было и не будет. Дети — это святое, они ни с кем и ни с чем не могут сравниться. Как вообще можно сопоставлять любовь к мужчине и материнские чувства? Если, например, Ян просит меня куда-то приехать, а я говорю, что занимаюсь с детьми — все, вопрос отпадает. И ему, и мне понятно, что дети — это всегда приоритет. Мне, в общем, тоже не приходит в голову ревновать мужа к дочкам. Муж — это мой любимый мужчина, лучший друг, брат, папа — все в одном лице. Но при этом я искренне радуюсь, когда он проводит время с детьми. Для меня нет большего счастья, чем наблюдать, как они бегут к нему и растворяются в объятиях.

«Дети заняты, но не жалуются»

— Вы рассказывали, что Ян много работает. Мало времени получается уделять друг другу?

— В Москве люди существуют в ненормированном рабочем графике. Тебе могут назначить встречу в любое время суток — и все на это реагируют спокойно. Да, конечно, Ян много работает. Но мы стараемся видеться как можно чаще, несмотря на сумасшедшую жизнь. Иногда, если появляется свободное время, пересекаемся днем в городе, чтобы пообедать.

— Отпуск тоже проводите вместе?

— Да. Мы стараемся несколько раз в год хотя бы ненадолго слетать куда-то вдвоем. А еще летом и зимой обязательно организуем семейные поездки.

— Девочки уже ходят в школу. Как им дается учеба?

— Они бегут на занятия с удовольствием. Обе ходят в международную школу, где им хорошо и интересно. Особенно нравится изучать английский язык. Девочки всегда с восторгом рассказывают про учебу. Я удивляюсь, с какой скоростью сейчас развиваются дети, мои уже электронную почту себе завели. Порой даже меня чему-то могут научить.

— А соцсети вы им разрешаете?

— Пока у них нет своих страничек. Хотя дочки знают, что у меня есть аккаунт в Инстаграме, и иногда просят, чтобы я опубликовала фото их джек-рассел-терьера: «Мама, поставь Боню!» Я говорю: «Ну что я буду вашу собаку все время выставлять? Что люди подумают?» — «Ну пожалуйста!» Изредка иду им навстречу. И тогда начинается… Каждые две секунды девочки спрашивают: «Мам, сколько там лайков?» — «Уже десять тысяч!» — «Оооо!» У них включается азарт: «Бабуля, представляешь, у Бони столько лайков!» А свои аккаунты девочки, наверное, еще долго не заведут. Если я и разрешу, то это будут закрытые профили — чтобы лишь родители и подружки смогли посмотреть фото. Вообще соцсети очень затягивают, и я против, чтобы дети проводили в них много времени. Иногда кажется, что сейчас молодежь разучилась общаться. Знакомятся в социальных сетях, а при встрече не знают, о чем говорить. Сидят в кафе и в телефонах копаются. В интернете все смелые, а в жизни не умеют поддержать разговор. Я это вижу и не хочу, чтобы у моих дочерей было так.

6-2406-alsu1-3
Сафина и Микелла только недавно стали выходить с мамой в свет.

— Чем, помимо учебы, увлекаются девочки?

— Обе играют на пианино, причем уже на приличном уровне. Еще занимаются бальными танцами. Нам сказали, что у девочек есть способности. Будем их развивать. Плюс у них есть шахматы. Не думаю, что они вырастут великими гроссмейстерами, просто эта игра развивает мышление и логику. В общем, дети заняты, но не жалуются. Кто-то со стороны может сказать: «Ой, бедные, где же детство?» А я не вижу в этом проблемы. У них достаточно времени на развлечения: они успевают и мультики посмотреть, и с подружками погулять.

— А с мамой они могут похулиганить?

— Могут. Мы и вместе можем похулиганить (смеется). Я не забываю о том, что они еще совсем юные, а баловство и игры — это неотъемлемая часть детства. Но, когда надо, проявляю требовательность, строгость. Я люблю дисциплину.

«Хочу, чтобы девочки познавали мир»

— Из чего состоит ваш обычный будний день?

— Когда нет няни, я встаю пораньше, провожаю девочек в школу. Потом мы с мужем завтракаем, и он уходит на работу. Я стараюсь делать все свои дела до прихода детей из школы: еду в город, работаю на студии, занимаюсь спортом. Часа в четыре возвращаются девочки. Я помогаю им с домашними заданиями, мы вместе ужинаем, общаемся, читаем книжки и затем они ложатся спать. После этого я могу пересечься где-то с подругами, провести время с мужем.

— В общем, жизнь у вас размеренная.

— Это так. Но если предстоит какая-то важная работа — концерт или съемки, я готовлюсь к ним. Еще занимаюсь ремонтом в новом доме — езжу по магазинам и фабрикам. Выбираю мебель, обои, паркет. Для меня это приятные хлопоты. Всей технической частью строительства заведует муж, а я взяла на себя все, что касается дизайна и внешнего вида.

— А выходные как обычно проводите?

— Я стараюсь куда-то выезжать с девочками. Если стоит хорошая погода, мы катаемся в парке на велосипедах. Надеваем кепочки, чтобы никто не узнал, — и в путь. Часто ходим в кино, встречаемся с моими подругами и их детьми, едим пиццу, бываем в музеях. Я хочу, чтобы девочки не засиживались дома и познавали мир по максимуму.

6-2406-alsu2-4
Яркую внешность Алсу унаследовала от мамы.

— Ваши девочки растут в обеспеченной семье. Что вы делаете для того, чтобы они ценили все, что имеют?

— Думаю, тут все зависит от воспитания. Я много уделяю внимания именно этой теме, излишне их не балую. Тем более что это и так делают наши друзья, бабушки и дедушки. Я часто рассказываю им о своем детстве, акцентируя внимание на том, что у меня многого не было. Много занимаюсь благотворительностью, посещаю детские дома, больницы — и всегда делюсь впечатлениями о поездках с девочками. Важно, чтобы они понимали, что детство может быть разным. В школе, где учатся Сафина и Микелла, тоже часто устраивают благотворительные марафоны. Перед Новым годом девочки с одноклассниками ездили в детский дом, дарили ребятам подарки. Меня очень радует, что они растут не равнодушными, а добрыми и отзывчивыми.

— Вам приходится их в чем-то ограничивать?

— Я спокойно могу им сказать: «Мы вам это не купим, потому что дорого». И я так себя веду не потому что мне жалко, а чтобы у девочек отложилось в сознании: они не могут получить любой предмет, просто щелкнув пальцем. Конечно, одним днем все не делается. Но я им, что называется, капаю на подсознание.

— Как они относятся к тому, что их мама — певица, известный человек?

— Им до сих пор это немножко в диковинку. Я ведь долгое время их никому не показывала, только недавно начала выводить в свет. До этого они видели по телевизору, что мама поет, но не осознавали, что такое популярность. Потом в школе меня стали узнавать дети и их родители. Забираю дочек после занятий и слышу, как обо мне говорят: «Смотри, Алсу!» Микелла и Сафина первое время удивлялись: «Мама, тебя что, все знают?» — «Ну, да». — «Как это так?!» Им, безусловно, это приятно, они гордятся мною. Иногда даже перед подружками хвастаются: «А это моя мама поет!»

— Кто-то из них хотел бы стать певицей?

— У младшей явно есть данные — у нее сильный голос, она любит петь. Делает это с утра до вечера. Мы с мужем просыпаемся и слышим, как за стенкой раздается: «О-о-о». Началось! У нас сразу поднимается настроение. Я в эти моменты вспоминаю себя в детстве, как из соседней комнаты брата все время доносились крики: «Алсу, ну хватит уже, замолчи!» Я тоже все время пела. Микелла все превращает в песню, на ходу сочиняет стихи. Вообще девочки у нас обе творческие натуры. И очень интересно, какое направление они выберут для себя! Жизнь так непредсказуема! В любом случае мы поддержим любое их начинание.

6-2406-alsu7-5
В следующем году Алсу и Ян отметят 10-летие со дня свадьбы.

Личное дело

Алсу АБРАМОВА родилась 27 июня 1983 года в городе Бугульме (Татарстан). Отец — Ралиф Сафин, бизнесмен. Мама — Разия Сафина, архитектор. С пяти лет Алсу занималась музыкой. Карьеру певицы начала в 1998 году. Исполнительница таких хитов, как «Зимний сон», «Иногда», Solo, You’re my number 1 (с Энрике Иглесиасом), «Все равно», Always on my mind, «Самое главное», «Дочь отца», «Счастье ты мое» и др. В 2000 году заняла второе место на конкурсе «Евровидение». В 2009 году получила звания «Артист ЮНЕСКО во имя мира» и «Народная артистка Татарстана». Замужем за бизнесменом Яном Абрамовым. Две дочери: Сафина (8 лет), Микелла (7 лет).

Фото: личный архив певицы Алсу.