ЗВЕЗДЫ

Звезда фильма «Жизнь Пи» Сурадж Шарма: Доживу до сорока и начну играть молодых красавцев!

Звезда фильма «Жизнь Пи» Сурадж Шарма: Доживу до сорока и начну играть молодых красавцев!

Популярный актер в эксклюзивном интервью teleprogramma.pro рассказал о том, на что тратит заработанные деньги.

Снимок экрана 2016-03-21 в 23.29.43

Фото: кадр из фильма «Жизнь Пи»

Фильмография некоторых актеров насчитывает сотни фильмов, но всенародная слава отчего-то упорно обходит их стороной. Актер-любитель Сурадж Шарма, на днях отметивший 23-летие, не наиграл еще и на десяток ролей, впрочем, для мировой известности ему хватило всего одной — самой первой. Даже те, кому не удавалось сразу запомнить непростое имя дебютанта, идентифицировали его без проблем: «Это же парень из «Жизни Пи»!». Действительно, именно «Жизнь Пи», невероятно красивый фильм именитого режиссера Энга Ли, повествующий об удивительном путешествии мальчика и тигра по просторам Индийского океана, сделал Сураджа звездой. Закрепила успех спортивная драма «Рука на миллион», где Шарма изобразил талантливого игрока в крикет, которого предприимчивый американский агент пытается превратить в бейсболиста. Год назад на мировые экраны вышел фильм «Умрика» — здесь герой Сураджа ищет своего пропавшего в Бомбее брата. Попробовал себя Сурадж и сериальном формате, с ходу получив роль в одной из самых крутых телесаг современности — «Родина» (Homeland). Втянутый в центр международного конфликта студент Айан стал одной из важнейших фигур четвертого сезона, а затем появился еще и в пятом. Кстати, Сурадж и в реальной жизни самый настоящий студент, к тому же выглядящий как классический «ботаник» из американских комедий — клетчатая рубаха, кроссовки, очки. Наверное, поэтому о своем герое в «Родине» Шарма говорит с доброй улыбкой, как о близком родственнике или закадычном друге.

кадр из фильма "Жизнь Пи"

В сериале «Родина» персонаж Сураджа оказался в одной постели с героиней Клэр Дэнс. Фото: кадр из сериала «Родина»

«Трудно быть племянником террориста»

— Айан — парень неплохой, умный, работящий, — объясняет Сурадж. — Просто оказался, мягко говоря, в очень неприятной ситуации. Он, конечно, ничего не контролирует. На него давят со всех сторон — и в политическом плане, и в религиозном, усложняет все и то, что он является племянником террориста и ему очень тяжело разобраться, где правда, а где ложь, где хорошие, а где плохие.

— Вы с Айаном примерно одного возраста, оба — студенты. Наверное, даже играть ничего не пришлось?

— Вовсе нет. Мне было непросто представить себя в такой ситуации. Вот, допустим, ты нормальный парень, просто родственники у тебя не совсем обычные, и внезапно ты попадаешь в центр международного заговора. Каково это — жить, постоянно чувствую опасность? Физически Айан не испытывает сильных потрясений, поэтому все те сложности, которые выпадают на его долю, показать непросто. Я пытался вспомнить в своей жизни ситуацию, которая хотя бы отдаленно напоминала эту. Живет молодой человек самой обычной жизнью и вдруг — бац! И тебе уже надо не жить, а выживать.

— А как удалось «выжить» в новой для вас телеиндустрии?

— Вы правы, «Родина» — первый сериал в моей карьере, и съемочный процесс там кардинально отличался от съемок полнометражных фильмов. Например, ты не в курсе того, что дальше произойдет с твоим героем, а в кино перед началом работы уже весь сценарий знаешь назубок. Но то, что ты остаешься в неведении, даже помогает — мне в «Родине» уж точно помогло. Ведь мой персонаж действительно почти ничего не понимает, и даже не представляет, что его ждет впереди. Но привыкнуть к этому было очень непросто. Я вдруг понял, что телесериалы и кино — совсем разные вещи. Долгое время это было серьезной проблемой.

— Насколько отличалась работа над «Жизнью Пи» и «Родиной», двумя вашими самыми успешными фильмами?

— «Жизнь Пи» — это вообще уникальная история, которая больше никогда не повторится. Но в случае с «Родиной» необычными были скорее технические моменты — скорость съемок, рабочий график. Ну и в том, что, как я уже сказал, ты понятия не имеешь, что с твоим героям случиться дальше.

 «Брат — талантливый, я — везучий»

Тигр Ричард Паркер и мальчик Пи - один из самых необычных дуэтов в истории кино.

Тигр Ричард Паркер и мальчик Пи — один из самых необычных дуэтов в истории кино.

— «Жизнь Пи» кардинально поменяла вашу жизнь, вашу карьеру…

— Если быть точным, именно благодаря этой картине моя карьера и началась (смеется).

— Правда, что вы пришли на кастинг просто за компанию?

— Именно так. Оглядываясь назад, могу сказать, что в то время я учился в школе, и учился неважно. Я понятия не имел, чем займусь в будущем, никаких конкретных планов у меня не было. Хотел податься в экономисты, по примеру мамы, но сейчас уже понимаю, что идея была, мягко говоря, не лучшая, ведь работа в офисе — это совсем не для меня.

В общем, не могу сказать, что я жил плохо, что испытывал серьезные проблемы, но все равно я был каким-то потерянным. И вся эта удивительная история с «Жизнью Пи» меня в какой-то степени спасла. У меня появилась надежда на то, что я могу сделать что-то стоящее. Мне был предоставлен шанс, который в кинобизнесе всегда важнее всего. Многое в биографиях актеров кажется случайным — сыграл роль, о которой даже не думал, не мечтал, и вдруг стал звездой. Я свой шанс использовал и понял, что кино — это именно то, чем я хочу заниматься. Получается, «Жизнь Пи» спасла мою жизнь (улыбается).

— Когда вы пошли на кастинг с братом и еще тремя тысячами других претендентов, вы вообще не имели актерского опыта?

— Никакого! Буквально!

— А как ваш брат, который пришел на отбор, уже имея за плечами съемки в кино, отреагировал на то, что выбрали вас? Не обиделся?

— Знаете, мы с ним уже давно расставили в этой истории все акценты. Он — талантливый, я — везучий (смеется). Если и были обиды, то они в прошлом. У нас все в порядке, каждый идет своей дорогой. Да, он, в отличие от меня, снимался в кино, имел опыт… Кстати, если бы этого опыта не было, он бы не пошел на кастинг, я бы не пошел с ним и не сидел бы сейчас перед вами. Поэтому я благодарен ему больше, чем кому-либо. Все то немногое, что я знал об актерской профессии до «Жизни Пи», я узнал благодаря ему.

— У вас пока на удивление скромная фильмография. Почему? Не хотите размениваться на мелочи и ждете предложений из Голливуда? Или просто не везет с хорошими сценариями?

— Голливудские студии еще долго будут самыми могущественными в мире, и все же киномир становится теснее, ближе. Фильмы делаются во всех уголках Земли. Все стараются развиваться. Меняется, пусть и не так быстро, даже построенный на традициях Болливуд! И когда я получаю сценарий, я не смотрю, из какой страны мне его прислали и где будут съемки. Роль, текст, сюжет — вот это самое важное. Да и вообще глупо это — замыкаться только на Голливуде или на чем-то еще. Это ошибка, нужно быть открытым для любых предложений. Не все из них заканчиваются подписанием контракта — ну, что ж поделать, бывает. Не думаю, что можно говорить о каком-то невезении.

— Хотите в дальнейшем сосредоточиться на кино или сериалах?

— Слушайте, я готов к работе. Любой. Кино, сериалы — неважно! Хотя, конечно, все знают, что большое кино умирает, а сериалы выходят на лидирующие позиции. В этом плане «Родина» мне очень помогла. Сериалы — это будущее, и теперь я имею о нем представление. А для меня как для актера без профессиональной подготовки это важно вдвойне. Сами понимаете, любой новый опыт в такой ситуации полезен. По большому счету, постоянная работа, новые роли — это единственный шанс для меня получить актерское образование. И роль в «Родине» — это большое везение, я чувствовал, как вырос благодаря ей в профессиональном плане.

 

«В Болливуде всё решают связи»

— Вы — всемирно известный актер, но, глядя на вас, совершенно обычного парня, слово «звезда» употреблять как-то странно. Вы-то сами себя звездой ощущаете?

— Нет, я все это не люблю — звезды, селебрити…

— Неужели не хочется видеть свое лицо на журнальных обложках и иметь толпы фанатов?

— Поймите, что-то получая, ты что-то теряешь. Надо очень осторожно, с умом относится ко всем этим звездным атрибутам… Мы живем в странную эпоху, когда, к великому сожалению, пребывая в отчаянных поисках чего-то, ты упускаешь то, что так отчаянно ищешь (сообразив, что фразу он завернул чересчур заумную, Сурадж начинает смущенно хихикать — Ред.). Ну, в общем, вы, надеюсь, поняли, что я селебрити-культуру не люблю, что я — нормальный. Как и любой человек, который приходит в эту профессию. Да, мы все слегка сумасшедшие, но разве что совсем чуть-чуть. И как-то привлечь зрителей, зацепить их, заставить реагировать — это единственное, что я пытаюсь сделать. На все остальное мне, в общем-то, плевать.

— И все равно ваша жизнь после «Жизни Пи» не могла не поменяться. Как вы отреагировали на повышенный интерес к себе со стороны прессы?

— Ну, для начала я отрастил бороду (смеется). На самом деле человек я не слишком общительный человек, довольно неуклюжий. Отреагировал я плохо. Начал переживать, думать, сомневаться, зачем мне все это, почему я в этом положении оказался. Откровенно говоря, я не знаю, как смог в конце концов ко всему этому привыкнуть.

— А к резко улучшившемуся финансовому состоянию привыкли быстро?

— Вы зря считаете, что оно резко улучшилось. Не так уж много денег я заработал. Помню, купил хорошую фотокамеру — Canon 650D. Вот и все, больше никаких дорогих игрушек. Сейчас я учусь в NYU (New York University, университет Нью-Йорка — Ред,) и плачу за это немало. Поэтому я вовсе не купаюсь в деньгах, наоборот, стараюсь экономить.

— А как в Индии отреагировали на ваш успех? В вас наверняка все сразу влюбились…

— На самом деле все влюбились в фильм, а не в меня. Если же вы о том, что меня с распростертыми объятиями принял Болливуд, то тогда вам надо кое-что о Болливуде узнать. Если ты молодой дебютант, то, как бы ты здорово и ярко ни работал, пробиться будет крайне тяжело. Просто потому, что такова система. Есть группа влиятельных продюсеров, в руках которых сосредоточены деньги и власть, и очень многое строится на том, насколько хороши у тебя связи, чтобы на этих продюсеров выйти. Вы думаете, что я сыграл в большом голливудском фильме и сразу стал национальным героем, самым лучшим и востребованным актером, получил статус суперзвезды? Эх, если бы все было так просто… Честно говоря, я не знаю, какой у меня в Болливуде статус. Да, иногда меня приглашают на кастинги, предлагают интересные роли, я с энтузиазмом соглашаюсь. Но возникают какие-то сложности, порой объективные, связанные с расписанием, ведь я же учусь в университете и должен присутствовать на занятиях. Проблемы, наверное, связаны еще и с возрастом…

— Что вы имеете в виду?

— Мне слегка за двадцать. А в Болливуде молодых и красивых обычно играют актеры сильно за сорок — что делать, там так принято. Может, надо просто немного подождать?

В картине "Рука на миллион" Шарма исполнил роль индийского крикетиста, которого привезли в Штаты, чтобы превратить в звезду бейсбола.

В картине «Рука на миллион» Шарма исполнил роль индийского крикетиста, которого привезли в Штаты, чтобы превратить в звезду бейсбола.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Сурадж Шарма родился 21 марта 1993 года в Дели (Индия). Отец Сураджа — компьютерщик, мать — экономист. Его младший брат Срихарш с детства снимался в кино и в 2010 году решил поучаствовать в кастинге на главную роль в фильме «Жизнь Пи». 17-летний Сурадж отправился с братом за компанию, а в результате сам вытянул счастливый билет, успешно пройдя семь отборочных раундов. Несмотря на шумный успех фильма, Сурадж после съемок вернулся к студенческой жизни. Сначала он изучал философию в университете Дели, а затем переехал в США, где поступил в университет Нью-Йорка. Специализация Сураджа — журналистика.

Учебу Шарма старается совмещать с работой в кино и сериалах. На данный момент в его активе четыре роли — в «Жизни Пи» (2012), «Руке на миллион» (2014), «Родине» (2014) и «Умрике» (2015). На подходе еще один фильм — трагикомедия «Сожги свои карты».

Комментарии