интервью

Александр Цекало: «Я думаю, что далек от идеала»

Александр Цекало: «Я думаю, что далек от идеала»

«Телепрограмма» встретилась с известным продюсером и шоуменом накануне его 55-летия.

Александр ЦЕКАЛО
Фото: Personastars.com

«Я не хочу много снимать»

— Александр, из чего состоит среднестатистический день продюсера, телеведущего…

— Ведущим я сейчас не работаю. Занимаюсь только производством кино и сериалов.

— А как же шоу «Прожекторперисхилтон», которое возобновило свою жизнь 8 марта?

— Это был благотворительный концерт. Хотя мы действительно подумываем о возвращении программы в эфир. Осенью будет понятно… А день мой обычно начинается в 8.30. Через час выезжаю из дома и пытаюсь вернуться к семи вечера, чтобы поужинать вместе с семьей. И иногда это удается (улыбается). А внутри дня — либо съемки, либо монтаж, либо озвучка, либо кастинги, либо работа со сценаристами, либо переговоры с каналами.

Прожекторперисхилтон
Было время: в конце каждой недели Цекало в компании коллег делал юморные обзоры новостей. Возможно, «Прожекторперисхилтон» еще вернется на экраны. Осенью. Фото: Ali MAGOMEDOV/globallookpress.com

— Но вы, такое уж у меня сложилось впечатление, не очень-то доверяете своим партнерам. Выступаете и в роли кастинг-директора, и режиссера, и шоу-раннера, и сценариста…

— Нет-нет! Я не кастинг-директор. Он приходит и делает свою работу. Но его основная задача — подобрать актеров определенного возраста, конкретного амплуа. После чего я, продюсер, вместе с режиссером отсеиваю кандидатуры. Пытаюсь не давить, но иногда приходится. Однако в итоге ни один режиссер, который со мной работал, не пожалел о выборе. То же самое и со сценаристами. Я как шоу-раннер их направляю. У нас, кстати, в отличие от Америки нет такой должности. Шоу-раннер — это именно тот, кто во все время влезает в производство и который отвечает за конечный результат.

— «Фарца», «Обратная сторона Луны», «Мажор», «Метод»… Какой из этих фильмов погрузил вас в эйфорию от успеха?

— «Эйфория» — все-таки не мое слово. Прежде всего потому, что мне ничего не давалось легко. Хотя было, было похожее ощущение — после выхода сериала «Обратная сторона Луны», — когда вдруг оказалось, что проект всем интересен. Зрители посмотрели первые две-три серии. Я к тому времени даже цифры еще не знал, но успех как бы витал в воздухе. Зашло! Стали звонить знакомые, говорить какие-то слова. Не зря мучились, не зря.

— Вы же идеалист, перфекционист… Мучаетесь от регулярного самобичевания?

— Конечно, не все проекты, которые делает «Среда», имеют сногсшибательные рейтинги. Все они успешные и качественные, но взять ту же «Фарцу»… У меня был расчет, что цифры должны быть выше. Мы ведь накупили в проект много качественной английской и американской музыки того времени. Столько денег было потрачено, столько усилий. В том числе — на компьютерную графику, на дорисовку Москвы 1961 года. Возможно, зрителю показалось, что все было снято очень нарочито… Знаете, я регулярно чем-то недоволен. Но никогда не ищу виноватых. И, главное, мне ни за один проект не стыдно.

— Довольно интересны ваши рассуждения об эпохе эскапизма: мол, сейчас люди все активнее стремятся убежать от действительности. Либо в прошлое, либо в будущее. Потому и смотрят сериалы.

— Об этом года четыре назад заявил Ричард Плеплер, генеральный директор телеканала HBO. Он сказал, что наступает золотой век драмы в сериальном искусстве. Правда: кинорежиссеры переходят в съемки многосерийного кино, в проектах начинают сниматься хорошие актеры. «Подпольная империя» спродюсирована Мартином Скорсезе и Марком Уолбергом. Стивен Соденберг снимает «Больницу Никербокер» и говорит, что больше не хочет делать кино… Да, тот же Ричард Плеплер говорил про эскапизм, про побеги из серой реальности. «Обратная сторона Луны» — это, скажем, побег в прошлое, в котором даже странное кажется милым, симпатичным и добрым. «Фарца» — тоже побег и тоже в прошлое. «Мажор» — вполне реальный сериал, никаких побегов из одного времени в другое там нет, зато есть побег сюжетный, элемент фантазии: мажор из обеспеченной семьи настолько дошалился, что отец определяет его на работу в милицию. «Лютер» — это про мрачно-лондонский Питер. Второй сезон «Обратной стороны Луны», который Первый канал покажет в апреле, — тоже побег. Там будет параллельная реальность, в которой не было перестройки. История о том, во что превратился Советский Союз.

«Может, я снова захочу повеселиться?»

— Многие наши читатели знают вас как ведущего и создателя «Большой разницы». Как вы считаете, почему с экранов ТВ исчезла пародия?

— Вы просто, значит, не смотрите телевизор. Хотя я тоже его мало смотрю… Но на Первом канале идет программа «Точь-в-точь», на «России» — «Один в один». Беспрерывно… Мы сняли около 60 выпусков «Большой разницы». Проект пришел к тому моменту, когда и я, и Первый канал были готовы закрыть шоу. Обоюдное решение. Аудитория и канал ограничивали количество тем, а в десятый раз делать пародию на Филиппа Киркорова нам было неинтересно. Появилась усталость и у актерской труппы. У артистов было два контракта. Один — на участие в программе «Большая разница», второй — на участие в агентстве компании «Среда», которое предлагало их для съемок в кино и сериалах. И основное недовольство было именно в том, что артистов, которых я вспоминаю с огромной теплотой и до сих пор очень люблю, никуда не берут. Именно потому, что мы их якобы неправильно предлагаем (разводит руками). К слову, те зачинщики так называемого мятежа как не снимались в кино и сериалах, так и не снимаются. А часть актеров, вышедших из «Большой разницы», действительно добилась большего. Сережа Бурунов, Нонна Гришаева, Александр Олешко. Они, собственно, и не участвовали в «мятежах» и всегда оставались востребованными. Жаль, конечно, что актеры искали причину своих неудач в продюсерах, в людях, которые для них работали.

«Дети не понимают, куда я уезжаю каждое утро»

— Вам, человеку, родившемуся на Украине и живущему в России, наверняка хочется изменить нынешнюю ситуацию в отношениях между странами. Вы чувствуете в себе силы что-то сделать?

— Была идея купить лицензию известного шведско-датского сериала «Мост» — про преступление, совершенное ровно между двум государствами. Но мне ее не продали, она досталась другому российскому продюсеру — Тимуру Вайнштейну. Надеюсь, он все сделает качественно и здорово. У меня же была мысль снять историю про мост между российским и украинским городами. И следователями, разыскивающими преступника, были бы девушка с Украины и мужчина из России. Два человека научились бы договариваться друг с другом. В этой конструкции мост обретал бы дополнительный смысл. Это было бы неким вкладом в возможное воссоединение. Потому что ужасно и отвратительно, когда люди разъединены на ровном месте и занимают позиции у бойниц, на баррикадах. Забывают о том, что было раньше.

— По вашим словам, известность, которую вам принес кабаре-дуэт «Академия», помогала в продюсерской деятельности. А вы считаете, что продюсеры должны быть публичными и известными людьми?

— Совсем необязательно. Я не знаю наверняка, но мне кажется, что далеко не всех американских продюсеров знают в лицо. Не считаю, что это преимущество… Первое время это вообще вызывало удивление — после моего-то 12-летнего участия в кабаре-дуэте «Академия»… С 2000 года по 2007-й я вел программы на разных каналах, пошел работать на телевидение. Производил, создавал, был частью руководства. Все мои проекты были так или иначе связаны с юмором, импровизацией, пародиями. А тут вдруг — сериалы, причем драматичные, серьезные. И вот — первый сериал. И — удача! У меня в голове до сих пор сидит замечательная фраза Константина Эрнста: «У телевидения нет вчерашних успехов, есть только сегодняшние»… Я хочу, чтобы, когда Саша и Миша вырастут, они посмотрели мои проекты и сказали: «Папа, а мы и не знали, что ты такой крутой». А так они сейчас толком и не понимают, куда папа каждый день утром уезжает.

«Семья — это территория, на которую работа не должна заходить»

Цекало с семьей
Александр и члены его семьи — люди непубличные. Хотя именно известность не раз помогала ему как продюсеру. Фото: Personastars.com

— Вы как-то сказали, что в 2000-х из-за напряженного графика питались лишь один раз в день, но главное — не перед сном.

— А сейчас как раз — перед сном. Я не имею возможности быть целыми днями с детьми. Поэтому стараемся соблюдать традицию — ужинать вечером. Как, впрочем, и завтракать вместе в выходные дни, эта традиция из моего детства.

— В семье вы такой же перфекционист, как и на работе?

— Думаю, что я далек от идеала. Да и на работе не пытаюсь быть идеальным. Нет у меня такой задачи. Я ж не для себя снимаю. Вернее, и для себя тоже, но прежде — чтобы людям понравилось. Хочу идеально снимать и производить максимально качественные многосерийные фильмы. Что касается семьи, то там я точно не идеален. Наверное, идеальные и правильные люди очень скучные…

Порой прикрикну на ребенка, шикну, а потом себя за это корю и сильно переживаю

— А на воспитании детей как это сказывается?

— Порой я сильно переживаю и сам себя корю, когда лишний раз позволяю себе шикнуть или прикрикнуть на ребенка, который капризничает. И, конечно, нужно вытряхивать из головы груз дня сегодняшнего. Точно знаю: не всегда это делаю. Это мой прокол. Семья — территория, на которую работа не имеет права заходить. Хотя она все равно лезет через эсэмэски, через почту, через оперативную информацию. У нас нет выходных. Коллеги знают, что три дня могу никого не трогать, после чего в три часа ночи пришлю SMS-сообщение, не требующее срочного ответа. Но мне нужно эту мысль отдать, избавиться от нее, потому что боюсь забыть.

— Как планируете отметить свой день рождения?

— Никак.

— ?

— У меня есть традиция — на день рождения уезжать из Москвы. А иногда — из страны. Но сейчас столько навалилось дел, которые нужно решить перед летом (а ведь лето — это старт многих съемок). 22 марта я буду в Питере на съемках второго сезона «Мажора». Не собираюсь и не планирую ничего там устраивать, просто потому, что смена заканчивается очень поздно, а следующая начинается очень рано. Ни пить, ни есть ни у кого не будет сил. Может, когда вернусь оттуда, тогда и соберемся. Позову ребят из «Прожектора». Хотя у всех свои дела, съемки. Это тоже все непросто. Или просто с семьей отметим, с детьми. Дети что-то готовят, какие-то стихи, открытки. Не могу мимо этого пройти со словами: «Спасибо, не нужно».


Личное дело

Александр Цекало родился 22 марта 1961 года в Киеве, в семье инженеров. Окончил школу с углубленным изучением английского и Ленинградский технологический институт целлюлозно-бумажной промышленности. Работал слесарем-наладчиком, монтировщиком сцены, осветителем, играл в самодеятельном театре. Прошел обучение в Киевском эстрадно-цирковом училище. В 1985 году вместе с Лолитой Милявской создал кабаре-дуэт «Академия», в 1989 году переехал в Москву. В начале 2000-х началась карьера Цекало как продюсера и ведущего. В 2001-м исполнил главную роль в фильме «Ландыш серебристый». Ведущий проектов «Две звезды», «Минута славы» и «Большая разница». Совладелец продюсерской компании «Среда», которая сняла сериалы «Метод», «Мажор», «Обратная сторона Луны», «Клим». Александр Цекало был трижды женат. Первая супруга — певица Алена Шиферман. Вторая — Лолита Милявская. Третья супруга — Виктория Галушка, младшая сестра певицы Веры Брежневой. Воспитывает дочь Александру (2008 г. р.) и сына Михаила (2012 г. р.).