интервью

Анита Цой: «Любовь к нам с мужем пришла уже после свадьбы»

Анита Цой: «Любовь к нам с мужем пришла уже после свадьбы»

В эксклюзивном интервью журналу «Телепрограмма» певица призналась, что ее семья не раз оказывалась на грани развода.

Анита Цой
Фото: Канал «Домашний»

В новом реалити-шоу «Свадебный размер» на канале «Домашний», премьера которого состоится 18 января, семейные пары худеют под присмотром ведущей Аниты Цой, врача-диетолога Ксении Селезневой и фитнес-тренера Эдуарда Каневского. Суть программы в том, что за несколько недель, что идет проект, муж и жена должны вернуться к тому весу, в котором они когда-то отправились под венец.

— Мне очень нравится сам формат реалити-шоу, потому что здесь все происходит в настоящем времени, на ходу, — рассказывает Анита Цой. — Мы получаем живые эмоции и общение. Когда я ехала знакомиться с участниками, то почти ничего о них не знала. Сценария у нас нет — и от этого программа только выигрывает. Единственное, что я получала перед съемкой, — это небольшую справку: где работают супруги, каков их вес, есть ли в семье дети, сколько лет они женаты. В проекте есть пара, которая сыграла свадьбу только год назад.

За это короткое время ребята набрали больше 20 — 30 килограммов! Я их спрашивала: «Это что же надо было делать 365 дней, чтобы так сильно поправиться?!» Ответить они так и не смогли.

свадебный размер
Анита Цой, фитнес-тренер Эдуард Каневский и врач-диетолог Ксения Селезнева обещают участникам «Свадебного размера» помочь восстановить гармонию души, тела и отношений. Фото: Канал «Домашний»

— По ходу проекта вы навещаете героев дома. Они заранее знают о вашем визите?

— Нет, мы выступаем как налетчики (смеется). Застукиваем людей в разных ситуациях и соответственно сразу видим, кто нарушает диету. Помню, одна героиня открывает дверь, а у нее бутерброд в руках. Снизу сыр, сверху колбаса жирная. И ладно бы она один такой бутерброд съела! Заходим на кухню, а у нее там целая тарелка! И главное, женщина даже не понимала, что что-то не так. Еще предложила нам: «Давайте чайку попьем». Открыли следом холодильник — а там майонез, сало, сыр плавленый, бутылка самогона. Пришлось все это выбросить.

— И все-таки в глобальном смысле эта программа ведь не о лишнем весе и борьбе с ним, а об отношениях в семье…

— Да, потому что из-за этих проблем разрушается личная жизнь героев. Я сама когда-то пережила подобное. Выйдя замуж, старалась угодить мужу и свекрови, стать хорошей хозяйкой. Дом блестел, сын и муж были накормлены, а вот себя я запустила. И наша семья едва не распалась! Муж начал задерживаться на работе, у него участились командировки. Я чувствовала, что происходит неладное, но поначалу не связывала это со своим лишним весом.

Муж сказал: «Ни о каком влечении и разговора идти не может. Я не хочу тебя как женщину»

— А какие у вас были версии?

— Я ничего не понимала! Что ему нужно? Ведь все идеально! В конце концов я задала ему прямой вопрос. И в ответ получила фразу, от которой волосы на голове зашевелились. Сергей сказал: «Ты на себя в зеркало смотрела?» Мой муж — человек прямолинейный. Я растерялась: «А что там, в зеркале, не то?» И он мне объяснил: «Не на такой я женщине женился. Ты себя запустила. Если себя в порядок не приведешь, то ни о каком влечении даже разговора не может идти. Я тебя не хочу как женщину». Я недоумевала: «А причем тут внешность? Ты всегда говорил, что встречают не по одежке, а по уму, по сердцу. Я же замечательная». — «Да, но не более. Если бы я так выглядел, ты бы, наверное, тоже призадумалась…» После такого я очень сильно переживала, плакала. Делилась с подружками, с мамой. Они, естественно, были на моей стороне. Только потом я поняла: сколько бы мне ни советовали, как бы ни причитали, ситуация в нашей семье не изменилась бы. Я набралась смелости и критично взглянула на себя в зеркало, как муж и предлагал. То, что я увидела, было страшно! Передо мной в зеркале стояла молодая разжиревшая свинка, весившая больше 100 кг, в фартуке — в общем, во всей домашней красе.

Сергей и Анита Цой
За Сергея Цоя Анита вышла замуж в 19-летнем возрасте. Фото: Личный архив

— До свадьбы вы сколько весили?

— Я никогда не была хрупкой, честно скажу. При росте 157 сантиметров мой вес составлял примерно 60 — 62 кг. В общем, я была плотного, спортивного телосложения. Но в итоге разбомбела почти в два раза. Поправляться я начала сразу после свадьбы, потому что никогда не ограничивала себя в еде. Корейская кухня очень соленая и острая, в результате жидкость в организме задерживается. А лишняя вода дает возможность для быстрого формирования нового жирового отложения. Кроме того, беременность добавила мне веса… Живот был такой, что я не видела собственных ног! Думала: рожу — и все сдуется, но этого не случилось. Сейчас, спустя годы, понимаю: если бы муж мне не сказал правду, наша семья распалась бы. Он мог дипломатично промолчать, но потом я не смогла бы понять, почему он ушел, что случилось. Благодаря его честности в этом году мы отметили 25-летие совместной жизни. И вот нашим парам на проекте я рассказывала свою историю. Люди годами боятся друг друга обидеть, сказав правду. В итоге чувства проходят. После разговоров со мной супруги осмеливались в кадре признаться: «Да, не очень ты у меня красива». И жены соответственно тоже говорили своим мужьям: «Ты уже, как раньше, на турнике подтянуться не можешь. Ты стал похож на женщину, у тебя грудь третьего размера». И это не издевательство, а очень важный момент. Люди должны быть замотивированы сделать важный шаг и перестроить весь свой жизненный уклад.

— Вы помните тот момент, когда вы похудели и муж снова стал с интересом смотреть на вас?

— Сначала он очень скептически смотрел на мои попытки похудеть, работу с диетологом. И вот время спустя муж сидел в зрительном зале на моем шоу «Анита». А я в то время похудела до 45 килограммов! И он смотрел на сцену, буквально открыв рот. После концерта сказал: «Неужели ты у меня такая красивая?! И это все мое!» Для меня это было, наверное, самое удивительное его признание. Он сам в прошлом спортсмен, каратист. Петрович (муж Аниты, Сергей Петрович. — Авт.) понимал, какая нужна сила воли, чтобы достичь подобного результата. Он был потрясен. А я, конечно, была счастлива, что мои победы признали. Более того, глядя на меня, муж решил, что тоже будет меня догонять. Он задался целью и тоже похудел буквально через год. У нас началась совершенно другая жизнь.

— А если бы ситуация была обратной и это не вы, а муж разъелся бы до 100 кг, указали бы ему на это?

— Нет. Я всегда боюсь обидеть. Если вижу чьи-то слезы и чувствую, что виновата в них, мне от этого очень некомфортно. И я бы, наверное, не набралась смелости поговорить с мужем. И все у нас было бы, как во многих семьях. С другой стороны, это ведь я задала мужу вопрос, спровоцировала ту беседу. Поэтому я призываю людей говорить друг с другом. Правда, делать это тактично, понимая, что можно ранить, обидеть, вызвать неадекватную реакцию.

— Вы не задумывались, почему ни мама, ни подруги не говорили с вами о лишнем весе?

— Я потом их спрашивала: «Почему вы мне не могли сказать, что я уже не выгляжу привлекательно?» Ответ был простой: «А зачем? Это же твоя жизнь». И я поняла одну вещь — надо о себе думать самому.

«Я бы с радостью понянчилась с внуками»

— Чтобы похудеть, вы изменили свое питание. Муж переход на новый рацион поддержал?

— Это был очень тяжелый процесс. Он у меня консервативный, любит корейскую национальную пищу. И потом у него всегда срабатывал принцип: в нормальной семье с достатком кормилец должен видеть на столе столько еды, на сколько он заработал. Мужчину радует, что жена может позволить себе купить любой продукт, что его дети хорошо питаются. Значит, он выполнил свою основную функцию — заработал на то, чтобы в доме все было. Мне приходилось объяснять, что достаток на столе — это минус для здоровья, а не плюс.

— Как вы переломили эту ситуацию?

— Я до сих пор кропотливо над этим работаю. Муж уже не отвергает овсяную кашку по утрам и блюда, приготовленные на гриле. Другое дело, что у него есть любимая мама, которой всегда кажется, что любимый сын недоедает. Она смотрит на то, как я приношу мужу листья зеленого салата, овощи, творожочек, и вздыхает: «Боже мой!»

— С сыном тоже приходилось бороться? Обычно родители жалуются на то, что новое поколение любит колу, гамбургеры, чипсы.

— С этим у нас все просто. Когда сын был маленький, я как раз отчаянно худела и придумала для него сказку о вредной принцессе Кока-Коле. По сюжету, она проникала в организм и творила там пакости. Ребенок был так потрясен моей самопальной сказкой, что отказался от газировки раз и навсегда. Та же история у нас была с конфетами — просто сказка интерпретировалась насчет сладкого.

— Манипулировать маленьким ребенком просто. А что вы делали, когда сын стал подростком?

— Он уже сам начал все понимать. Пищевые привычки все равно же формирует мама. Моя борьба с лишним весом в ту пору велась уже много лет, сын волей-неволей видел, что я ем, как стараюсь победить свои прошлые пристрастия. К тому же мой сын — аллергик, поэтому некоторые продукты для него запрещены. А в институте он как-то сам собой попал в круг ребят, которые заботятся о своем здоровье. Так что мне не пришлось ничего контролировать и навязывать.

— Он ведь уже окончил институт?

— Да, Сережа работает экономистом в известной аудиторско-консалтинговой компании «Эрнст энд Янг», это первый год его по-настоящему взрослой жизни. Сейчас у него курс молодого бойца, приходится задерживаться на работе до часу ночи. Он заражен работой — и это очень здорово. Я, конечно, стараюсь следить по мере возможности, чтобы сын вовремя ел и не забывал о сне.

— А личная жизнь от такого графика не страдает?

— Он мне сказал так: «Для начала я стану хорошим специалистом, научусь зарабатывать более или менее приличные деньги. Когда смогу содержать семью, тогда и займусь этим вопросом». Его папа женился в 33 года. Сыну сейчас — 23. Так что минимум 10 лет, как сын говорит, у него есть.

Сергей Цой младший
Сыну Аниты — Сергею Цою-младшему уже исполнилось 23 года. Фото: Мила СТРИЖ

— Выходит, вам молодой бабушкой уже не стать?

— Видимо, так. Хотя я бы с радостью понянчилась с внуками! Мне сейчас не с кем лазать по деревьям, хулиганить, ходить в походы — а я очень люблю все это. Да и папа у нас уже созрел. Готовит сына к тому, что не нужно ждать 33-летнего возраста — мол, давай мне внука пораньше. В общем, как получится.

— Вы уже готовы к тому, что рано или поздно он приведет в дом девушку?

— В первый раз я ощутила ревность, когда сыну было еще 10 лет и его подружка предложила помыть у нас посуду. Я поняла, что буду неадекватной свекровью, и начала работать над собой. Все эти годы себя успокаивала и теперь, мне кажется, готова принять девушку. Сын, правда, пока бережет мою психику. Говорит: «Мама, когда я точно решу, что это именно та девушка, на которой хочу жениться, познакомлю тебя с ней».

— Сын живет еще с вами?

— Мы постарались сами отделить сына от нас, потому что он очень семейный мальчик. Ему даже ничего говорить не нужно — он сам каждый день звонит, интересуется, как наши дела, что нового. Пока жил с нами, каждое утро измерял бабушкам давление, следил за тем, чтобы они вовремя приняли лекарства. Сын проводил с нами все отпуска, все выходные — ему было комфортно в нашем обществе. В конце концов я сама приняла решение — парню 23 года, не может же он вечно сидеть дома! Теперь он живет один в Москве.

— Обычно мамам трудно отпустить ребенка, а у вас все наоборот!

— Я же Водолей, свободолюбивый знак. И я понимаю, что такое свобода для человека. На душе у меня спокойно: пусть сын идет по жизни сам. Он знает точно, что мама и папа всегда рядом. Будут сложности — он сам к нам обратиться. Бабушки, конечно, переживают переезд внука острее. Мы сохранили в доме его комнату, ничего там не тронули. И они ходят туда, как в музей. Могут часами сидеть: трогают его вещи, пересматривают книжки, которые он читал… При этом мы все равно часто видимся — Сережа по-прежнему все выходные проводит с нами.

«Нас объединял только ребенок»

— Вы замужем уже 25 лет. За эти годы были еще ситуации, когда вы находились на грани развода?

— Мне кажется, в любой семье такое происходит. Например, мой муж всегда считал, что жена — хранительница очага, она должна сидеть дома. Мол, если мужчина позволяет женщине не работать, то он — молодец.

Мы с мужем расстались на полгода. Встречались лишь, чтобы он мог погулять с сыном

— Его мама тоже была домохозяйкой?

— Нет, наоборот, ей пришлось очень тяжело в этой жизни: она одна растила троих детей, муж умер очень рано. Свекровь работала на полях, выращивала лук, арбузы. Вкалывала круглые сутки, но при этом дала детям образование, постаралась сделать так, чтобы они не знали голода и холода. И вот Петрович, глядя на ее мучения, не хотел для своей жены такой жизни. Но проблема в том, у меня другой характер. Я не могу жить без любимой работы — музыки, шоу-бизнеса, сцены. Петрович понимал, что у меня музыкальное образование, что я пишу песни, но он думал, что я буду радовать своим творчеством только семью. Я же решила, что мне этого мало. Разразился скандал! Конечно, все родные оказались против того, чтобы я работала. У нас ведь с обеих сторон традиционные корейские семьи, где считается, что женщина должна сидеть дома, стирать, убирать, готовить. Для них мотаться по гастролям — это непристойное поведение. И когда я подписывала свой первый в жизни музыкальный контракт, у нас в семье был серьезный раздор. Мы с мужем даже расстались на полгода! До официального развода дело не дошло, но я сняла квартиру, а муж уехал в строительное общежитие к другу. Нас объединял только ребенок — время от времени мы встречались, чтобы папа мог погулять с сыном. Мы даже не спрашивали друг у друга, как дела. В моей съемной квартире стояло фортепиано, и мы с Сережкой сочиняли для папы слезливые песни. Как сейчас помню, сидим с ним ночью и придумываем. Свои композиции я записывала на рулоне туалетной бумаги — это было удобно. Да и вдохновение почему-то ко мне приходило именно так. Записываешь одну песню, сворачиваешь, потом за ней вторую. В итоге у меня набрался целый рулон композиций.

— Почему песни были слезливыми? Чувствовали себя одинокой, брошенной?

— Нет, разъехаться было нашим обоюдным желанием. Нам нужно было все взвесить: может, мы оба сделали ошибку, сыграв свадьбу? Все-таки мы женились по корейским традициям, поэтому любовь пришла позже…

— То есть вы, выходя замуж, не любили своего Петровича?

— У нас так получилось: семь раз увиделись — и он пришел меня сватать. Увидел девушку — понял, что хочет жениться, — принял решение. Его мама говорила, что желательно жениться на кореянке — он ее и нашел. Но кореянка оказалась слишком продвинутой. В общем, нам обоим нужно было все обдумать, остыть. В конце концов мы поняли, что действительно для нас дорого и ценно — это наш сын. Ни я, ни Петрович не готовы разводиться и оставлять ребенка без папы или мамы, мы не могли сделать его несчастным. Мы оба выросли без отцов, поэтому знали, как это важно — воспитываться в полной семье.

— Сколько на тот момент было Сереже?

— Лет пять, он еще в школу не ходил. Спустя полгода после расставания муж вдруг позвонил: «Я к тебе сейчас приеду, диктуй адрес». Он не знал, где я живу, — мы обычно встречались на нейтральной территории, например, в парке Горького. В общем, Петрович приехал и первое, что сделал, внимательно осмотрел наше жилье: не пахнет ли здесь мужиком? А я ему говорю: «Мы тут с сыном песен понаписали, давай я тебе спою одну». Села за фортепиано и запела: «Без тебя на небе солнце не горит, без тебя звезда на черном небе не блестит». И он как начал рыдать! Говорит: «Все, собирай вещи, поехали домой». И вот так мы вернулись. Это было очень спонтанно. Я тогда еще не знала, что эти полгода Петрович жил в строительном общежитии. Захожу домой, а там все так, как было в момент расставания. Даже немытые чашки и тарелки стояли в раковине. Спросила: «Ты что, здесь не жил?» — «Нет. Я решил, что если тебя нет, то и я тут жить не буду».

— Сын наверняка был рад тому, что родители снова вместе.

— Мы с Петровичем до сих пор вспоминаем один случай. Сереже тогда было годика два с половиной, еще толком не разговаривал. Как все нормальные люди, мы с мужем иногда ругались — с кем не бывает. И вот в момент очередной нашей ссоры он вдруг подходит, клоп такой маленький, в глазах у него слезы. Берет за руку меня и папу, смотрит на нас и плачет. И так нам нехорошо стало! Такими дураками себя почувствовали! Вышли на лестничную клетку, чтобы он нас не слышал, и договорились, что больше никогда не будем ругаться при сыне. Нам было очень стыдно! В глазах ребенка читалось такое горе, что не передать словами. Сейчас, спустя годы, я понимаю, что семья — это трудная, кропотливая работа. И я рада, что мы с Петровичем с ней все-таки справились.


Личное дело

Анита Цой родилась 7 февраля 1971 года в Москве. Окончила юридический факультет МГУ и эстрадный факультет РАТИ. В 1997 году выпустила первый сольный альбом. Сейчас у нее их шесть. Исполнительница таких хитов, как «На восток», «Небо», «Разбитая любовь», «Наверно, это любовь», «Береги меня» и др. В 2007 году участвовала в «Цирке со звездами», в 2013-м — в «Ледниковом периоде» (в паре с Алексеем Тихоновым) и в шоу «Один в один» (все — Первый канал). Ведущая программы «Свадебный размер» («Домашний»). Муж — политик Сергей Цой, сын Сергей (23 года).

«Свадебный размер»
18 января/23.00, Домашний